+
Поэтический сборник. Часть 3-4.
РЕЗУЛЬТАТ ПРОВЕРКИ ПОДПИСИ
Данные электронной подписи
Ссылка на политику подписи
Закрыть

СОДЕРЖАНИЕ:

 

Часть третья. «Летопись города N»

2007 – 2009 г.г.

«Я чуть не попал под автобус…»
«Я тебя не приручаю»
«Вспоминаю вечер»
«Серебрился иней»
«Я слышал сводку о погоде…»
«А он не знает, что он потерял…»
«Осень. Слова молитвы…»
«Ты когда-нибудь станешь чайкой…»
«Это я в твоих снах купаюсь..»
«К одиночеству я привык…»
«А знаешь, мне всё-таки лето…»
«Ты и я – два диверсанта…»
«Ключи от рая»
«Да, когда-то я был одиночеством…»
«Шептали недруги злорадно…»
«Любовью звалась…»
«Загрустил старичок…»
«Жар птицы перо…»
«Быть пьяным с утра…»
«Палач любви»
«Я – слово из твоей строчки…»
«Ночь незаметно спустилась с крыши…»
«Она наобещала ворох счастья…»
«Абракадабра безумных стихов»
«Я увидел любовь…»
«А зима твоего города…»
«Осень. Рыдает небо»
«Тебе не к лицу»
«Стихотвореньем позови»
«Что сюжет не случаен…»
«Стихами расцветали строчки»
«Если скитаться…»
«Не пой в кабаре…»
«Виртуальная ночь»
«Вино любви»
«Танцевали с тобой»
«А до осени сон»
«Капельке тесно»
«Ты отпустила сердечко»
«Звёздная купель»
«Я вытираю твои слёзы»
«Твоей руки не отпускал…»
«Люди проходят мимо…»
«То ли вечер, то ли веер…»
«Это – страшней холеры…»
«Мы пепел»
«Шлагбаум пред входом в прошлое…»
«Кошки-мышки»
«Строки из бездны»
«Не верь глазам своим: не плачу…»
«Серые флаги»
«Когда я света покину плен…»
«Я на душу навешал…»
«Ни в чём я не каюсь…»
«И снова сон не в радость…»
«Сгорает мост над чувств рекой…»

2

«На поверхности ничего не лежит»
«Горбушка кровати»
«Сказочник»
«Котёнок»
«Христос воскрес!»
«Одиночество-убийца»
«Сколько б ворон щедростей не каркал…»
«Оле!»
«Минорная битва»
«Алкоголик»
«Похолодание»
«Минное поле»
«Осенняя трагедия»
«Маляр»
«Что ж ты снова ставишь перед выбором…»
«Старик и сказки»
«Вопросы»
«Хоть раз увидеть и ослепнуть…»
«Две стихии»
«В центре дождя»
«Ориентир»
«Они летели по Вселенной»
«Прочность»
«Человек и Слово»
«Магия»
«Люблю я слушать тишину…»
«Дождь»
«От и До»
«Разлюбив»
«Без льгот»
«Город»
«Напишу тебе сказку…»
«Острое»
«Костёр»
«Вольная птица»
«Милой»
«Я не помню – было чтоб спокойно…»
«Камни. Юбилейное»
«Две линии»
«Герои»

Часть четвёртая. «Раскаты грома»

2007 – 2010 г.г.

«Стрелки часов»
«Меня скрутили демоны под вечер…»
«Один из тех…»
«Раскаты грома»
«Предатели»
«Предавали друзья за бесценок…»
«Январь»
«Катакомбы»
«Острые зубы стёрлись до дёсен…»
«Шаман»
«Коварство и любовь»
«Обида»
«Моё лицо»
«Стихи о зиме»
«Мятежник»
«Душа-колодец»

3

Часть третья. «Летопись города N»

2007 – 2009 г.г.

 

 

Я ЧУТЬ НЕ ПОПАЛ ПОД АВТОБУС…

 

Я чуть не попал под автобус,

когда в неположенном месте

фантазий раскручивал глобус

и даже не думал о мести.

 

И шёл, словно пьяный, на «красный» -

от смерти к рожденью мотало…

Я был персонажем той сказки,

где рыжая кошка летала.

 

А может, само вдохновенье

с утра посетило поэта?

Водитель ругался по фене,

меня проклиная за это…

 

Я ТЕБЯ НЕ ПРИРУЧАЮ

 

Монотонными речами,

словно в цирке дрессировщик,

я тебя не приручаю -

за тобой иду на ощупь.

 

Нет заученных речёвок

в арсенале у поэта.

Не просил у Куклачёва

я лицензию на это.

4

Но однажды кошкой рыжей

ты строку перебежала,

когда в сеть впервые вышел,

покидая смог реала.

 

И застыл заворожённо:

о, твоя неповторимость!

Только б счастье, что нашёл я,

в грустный сон не обратилось...

 

ВСПОМИНАЮ ВЕЧЕР…

 

Вспоминаю вечер:

он от грусти лечит.

Боль не замечаю,

о тебе скучаю.

 

Жду хотя бы слово,

чтоб от рока злого

лаской защитило!

Сердце защемило…

 

А вчера я понял –

дело не в иконе,

не в Летящей кошке,

да цветной обложке…

 

Ты открыла душу…

Я прокрался вором

и чуть не разрушил

этот светлый город.

5

СЕРЕБРИЛСЯ ИНЕЙ…

 

«Серебристый иней на моих губах…»

Изабель Янтарная

 

Серебрился иней

на твоих устах…

Проходил я мимо…

Что за чудо: «Ах!»

 

Ты небрежным жестом

бросила: «Лови!»,

февраля невеста

мне – тепло любви.

 

А февраль мятежный

ветром песни пел…

Я упал и нежность

подхватить успел.

 

ТЫ КОГДА-НИБУДЬ СТАНЕШЬ ЧАЙКОЙ…

 

«Я когда-нибудь стану чайкой…»

Изабель Янтарная

 

Ты когда-нибудь станешь чайкой,

а я, может быть – капитаном,

и мы встретимся не случайно

в сердце буйного океана,

 

в самой сладостной круговерти,

где бессильны даже пророчества,

чтоб спасла ты меня от смерти,

отнимая у одиночества.

6

Я СЛЫШАЛ СВОДКУ О ПОГОДЕ…

 

«И безысходности волна…»

Изабель Янтарная

 

Я слышал сводку о погоде...

Ждать - безысходности волну,

любви с разлукою войну...

Листаю прошлого страницы,

и чувствую - беде не сбыться!

Незримо стороной уходит

от нас в чужую сторону...

 

ОСЕНЬ. СЛОВА МОЛИТВЫ…

 

«Мне не больно – шепчу, как молитву…»

Изабель Янтарная

 

Осень... Слова молитвы...

Знаешь, и правда - больно...

Больно, как после битвы...

Только прошу - не пой мне

в траур одетых песен...

Я ещё жив, я - в коме...

Прошлого опыт взвесим

и будет счастье в доме!

 

ЭТО Я В ТВОИХ СНАХ КУПАЮСЬ…

 

«Где купались сны грешные мои… о тебе»

Изабель Янтарная

 

Это я в твоих снах купаюсь,

это я в твоих снах тону…

7

Так уставший в пути скиталец

ищет сердцем свою страну.

 

И что в будущем ни случиться –

катастрофа, обвал, потоп,

ты останешься проводницей,

показавшей одну из троп.

 

К ОДИНОЧЕСТВУ Я ПРИВЫК…

 

«И как всегда ты одинок…»

Изабель Янтарная

 

К одиночеству я привык.

Оно часть моей прошлой жизни.

Ты смогла мне любовь привить,

чтоб на мир сквозь иную призму

я смотрел, а твои глаза

убеждали б с немого фото:

тем, кто пишет, милей – гроза,

а затишье лишь губит годы.

 

А ЗНАЕШЬ, МНЕ ВСЁ-ТАКИ ЛЕТО…

 

«Сметает метелью портреты…»

Изабель Янтарная

 

А знаешь, мне всё-таки лето

милее, чем злыдня-зима.

Сметает метелью портреты

и рушит надежды дома.

 

Мороза минор не пугает...

Боится - душою кто слаб.

8

А мной правит сила такая,

что нет преимуществ у зла.

 

Твой взгляд, словно солнышко греет...

Январь, но светло и тепло!

И люди вдруг стали добрее,

и грусти разбилось стекло....

 

ТЫ И Я – ДВА ДИВЕРСАНТА…

 

«Мы под откос отправим жизнь…»

Изабель Янтарная

 

Ты и я - два диверсанта,

а любовь, как детонатор...

Поезд жизни сделал сальто,

но спасать его не надо...

 

Пусть взорвётся всё былое,

исчезая в прахе века,

и пойдут своей тропою

два виновных человека.

 

КЛЮЧИ ОТ РАЯ

 

«Когда-нибудь, где-то Там

Нас встретит Потерянный рай…»

Изабель Янтарная

 

Когда-нибудь... очень скоро...

а впрочем, сейчас, сей миг

я спорю с разлукой, спорю...

Таким, какой есть прими!

9

Нашёл я ключи от рая

в каморке твоей души

и, грусть до штриха стирая,

вновь - чувствую... Значит, жив!

 

Я - твой... Без тире и точек...

Без прочих - "а вдруг" и "но"...

На облако сядем, хочешь,

чтоб в рай отвезло оно?

 

А если нас в рай не пустит

апостол, как злой вахтёр,

мы бросим две маски грусти

в заката большой костёр.

 

И всё, что случится позже,

что выльется дико в страсть,

не сможет в толпе прохожий

из Книги Любви украсть.

 

ДА, КОГДА-ТО Я БЫЛ ОДИНОЧЕСТВОМ…

 

«Поцелует безумно Летящая

И оставит свой шлейф из гримас…»

Изабель Янтарная

 

Да, когда-то я был Одиночеством,

удалённым от мира отшельником...

И чернилами чёрными в творчестве

с этим миром убил отношения.

 

Как тряпьё свои чувства по ящикам

разложил без надежды на лучшее…

Вдруг увидел по небу Летящую

Кошку Рыжую солнечным лучиком.

10

И за шлейфом, к любви призывающим,

я пошёл. А куда? То неведомо...

Только видится кровь на ристалище:

это я за тебя насмерть - с бедами!

 

ШЕПТАЛИ НЕДРУГИ ЗЛОРАДНО…

 

«Пусть шепчут недруги обидно…»

Изабель Янтарная

Шептали недруги злорадно,

что мы из чуждых городов,

что вход заказан мне парадный

туда где нет фальшивых слов.

 

А мы мятежно отвернулись:

как-будто шёпот не для нас...

И новый мир сплели из улиц,

коль был судьбою выдан шанс!

 

А ОН НЕ ЗНАЕТ, ЧТО ОН ПОТЕРЯЛ…

 

«Вино пролилось. Бог пуст будет с ним…

С тем, кто ушёл… но так… Неповторим…»

Изабель Янтарная

 

А он не знает, что он потерял,

погнавшись за мечтою иллюзорной...

Узрел мираж в своей трубе подзорной

и думает - отправился на бал...

 

И думает - как Бог, неповторим!

А ты подушку пропитай слезами...

Но это ОН не выдержал экзамен

и не достоин быть слугой твоим.

11

ЛЮБОВЬЮ ЗВАЛАСЬ…

 

Написано после прочтения строк Изабель Янтарной:

"Та, что звалась небывалой Любовью

Кровью на чёрном асфальте рыдает..."

 

Любовью звалась...

Не смоет дождём кровь на чёрном асфальте...

Зеваки.... Тоска...

Я счастлив, что это не с нами

в минувшую осень случилось.

 

ЗАГРУСТИЛ СТАРИЧОК…

 

Написано после прочтения строк Изабель Янтарной:

"Рассмешив старичка-дождя..."

 

Загрустил старичок...

Рассмеши, но не очень жестоко...

И последним приветом

бессердечному миру сему

будет славное имя твоё.

 

ЖАР ПТИЦЫ ПЕРО…

 

Написал после прочтения строчек Изабель Янтарной:

"Перо жар-птицы ляжет в руки твои..."

 

Жар-птицы перо

ты вложила в волшебную руку поэта.

Строка за строкой...

Прикасаюсь дыханьем к дыханью

и взлетаем - за огненной в небо!

12

БЫТЬ ПЬЯНЫМ С УТРА…

 

Написал после прочтения строки Изабель Янтарной:

«Память - Белая Дама в кружевах из тоски...»

 

Быть пьяным с утра,

дожидаться на голову снега...

Почтальон принесёт -

Белой дамы-тоски ровный почерк...

Мы мертвы? Да быстрей я убью почтальона!

 

ПАЛАЧ ЛЮБВИ

 

Написал, прочитав строку Изабель Янтарной:

"Мы приползли на плаху..."

 

Палач любви

взмахнул мечом провидения,

и пересеклись

в точке города N

две параллельные судьбы.

 

Я – СЛОВО ИЗ ТВОЕЙ СТРОЧКИ…

 

Написал, прочитав строчки Изабель Янтарной:

"А рядом идут столетий неспешные караваны..."

 

Я - слово из твоей строчки,

которая будет жить долго,

и караваны столетий

понесут меня неспешно

символом романтической любви.

13

НОЧЬ НЕЗАМЕТНО СПУСТИЛАСЬ С КРЫШИ…

 

Написал, прочитав строчку Изабель Янтарной:

"Ночи, бредущей с крыши..."

 

Ночь незаметно спустилась с крыши...

Билась веточкой в окно: "Пора домой!",

но грело душу тепло моего плеча...

 

А ЗИМА ТВОЕГО ГОРОДА…

 

Написал, прочитав строчку Изабель Янтарной:

"Венчал нас, а мы не ведая..."

 

А зима твоего города

шептала, обнимая снежинками:

"Милый, милый, милый...."

 

ОНА НАОБЕЩАЛА ВОРОХ СЧАСТЬЯ…

 

«Она раздавала счастье…»

Изабель Янтарная

 

Она наобещала ворох счастья,

ворчливая гадалка на вокзале,

а я любил и знал не понаслышке,

собой что означает этот ворох...

 

Один и тот же сон из аллегорий,

и мысли о тебе - иным помеха,

и строчки сами просятся наружу...

И кто из нас о счастье лучше скажет?

 

14

ОСЕНЬ. РЫДАЕТ НЕБО…

 

Написал, прочитав строчку Изабель Янтарной:

"а может ты рядом за кромкой дождя..."

 

Осень. Рыдает небо!

И в каждой капле дождя

те, кто ушёл от нас...

 

ТЕБЕ НЕ К ЛИЦУ…

 

Написал, прочитав строчку Изабель Янтарной:

"Тоска в одеждах из печалей..."

 

Тебе не к лицу

одежды печальных тонов.

И время обид

прошло, как таинственный век.

На чёрное кончился спрос...

 

СТИХОТВОРЕНЬЕМ ПОЗОВИ…

 

«На границе неба и земли…»

Изабель Янтарная

 

Стихотвореньем позови

туда, где пролегает

граница неба и земли,

где - вход в нирвану рая.

 

А на плечо твоя рука

крылом незримым ляжет,

как-будто ангел на века

суровой ниткой свяжет.

15

ЧТО СЮЖЕТ НЕ СЛУЧАЕН…

 

Написал, прочитав строчку Изабель Янтарной:

"вы лишь герой, заплутавший в случайном сюжете..."

 

Что сюжет не случаен

пусть мне кажется

как можно дольше...

Странной женщины шаги

доносятся эхом нераскрытой тайны...

 

АБРАКАДАБРА БЕЗУМНЫХ СТИХОВ…

 

Написал, прочитав строчку Изабель Янтарной:

"клеймят того, кем станешь ты..."

 

Абракадабра безумных стихов...

Красных и чёрных дней лабиринт...

Но ты..., но я... Клеймо промажет!

 

Я УВИДЕЛ ЛЮБОВЬ…

 

Написал, прочитав строчки Изабель Янтарной:

«любовь ничего не стоит

её вчера столкнули в Мойку..."

 

Я увидел Любовь,

что летела в Мойку с моста.

Убийца торопился уйти.

На волнах, как на строчках,

метафорой покачивалась его маска.

16

СТИХАМИ РАСЦВЕТАЛИ СТРОЧКИ…

 

Написал, прочитав строчку Изабель Янтарной:

"В сознание вернулся... один из нас..."

 

Стихами расцветали строчки,

безумие венчалось с вдохновеньем...

В сознание никто не возвратился...

 

ЕСЛИ СКИТАТЬСЯ…

 

Написал прочитав строчки Изабель Янтарной.:

"Чтобы души на свете скитаясь

не упали бы в снежность без сил" и

"...Каменным гостем

К Анне снова стучит Командор"

 

Если скитаться

одетым в каменный костюм

мне однажды придётся,

я всё равно приду к тебе

с букетом живых цветов.

 

НЕ ПОЙ В КАБАРЕ…

 

Написал, прочитав строчу Изабель Янтарной.:

"Я пою в кабаре под названием - Грусть..."

 

Не пой в кабаре!

Твоя песня достойна полёта!

Последний патрон

напугает меня не на шутку,

но окажется пусть холостым...

17

ВИРТУАЛЬНАЯ НОЧЬ…

 

Написал, прочитав строчку Изабель Янтарной:

"...сказочные сны виртуальной ночи..."

 

Виртуальная ночь...

Раздвигаются стены запретов...

Я - на крыльях любви,

ни часов не считая, ни слов...

Я забыл, где живу, где родился...

 

ВИНО ЛЮБВИ

 

Написал, прочитав строчки Изабель Янтарной:

"Зачем нам помнить, что не вечно

Любви бесценное вино..."

 

Вино любви

родником затерявшимся в Вечности

течёт, течёт...

Как бокалы, подставит души

и наполним их до краёв.

 

ТАНЦЕВАЛИ С ТОБОЙ…

 

Написал, прочитав строчку Изабель Янтарной:

"я станцую с тобой пасадобль..."

 

Танцевали с тобой

не под шумные взрывы оваций...

Да и не было глаз,

восхищённых. Мы плыли по зале,

как два призрака из эротической сказки...

 

18

А ОСЕНИ СОН…

 

Написал, прочитав строчку Изабель Янтарной.:

"Мне весной снится осень в жёлтых красках разлуки..."

 

А до осени - сон...

Из-за туч пусть покажется солнце!

Разве в моде дожди?

Кто сказал, что любовь наша - нонсенс?

Не забудь: впереди откровения лета.

 

КАПЕЛЬКЕ ТЕСНО…

 

Написал, прочитав строчку Изабель Янтарной:

"Капелька нежности бьётся в бокале..."

 

Капельке тесно...

Она, как невеста в бокале...

Я выпью

И буду предельно серьёзен....

А где же, а где же гитара?

 

ТЫ ОТПУСТИЛА СЕРДЕЧКО…

 

Написал, прочитав строчку Изабель Янтарной:

"я вчера отпустила сердечко..."

 

Ты отпустила сердечко....

Без компаса, без карты, без напутствия...

То ли юг, то ли север,

то ли душа моя, брошенная

одинокой дорогой навстречу....

19

ЗВЁЗДНАЯ КУПЕЛЬ…

 

"Нас омыла любовь в звёздной алой купели..."

Изабель Янтарная

 

Слышал я от людей, что любовь омывает дождями,

когда звёздные капли и души находят друг друга.

Вот такой непогоды, как чуда волшебного, ждал я...

Только слух оказался всего лишь обыденным слухом...

 

Покажусь я смешным и доверчивым слову мальчишкой...

Ты осталась во мне! Ничему из души не стереть!

Говоришь, мол - конец, закрывается нежности книжка...

Но не тронет любви эта страшная, подлая смерть

 

Я ВЫТИРАЮ ТВОИ СЛЁЗЫ…

 

"Смеюсь и плачу между строчек..."

Изабель Янтарная

 

Я вытираю твои слёзы:

из рифм платочек.

Что было раньше - не серьёзно...

Боль между строчек.

 

Сотри из памяти обиды,

следы печали.

Скажи краплёной карте - бита!

Она - мечта ли?

 

А между строчек - день весенний:

смеяться звонко!

Куда ни глянь - с тобой везде мы,

как два ребёнка.

20

Чисты, безудержны и смелы...

И дней качели

подбрасывают то и дело,

куда не смели!

 

ТВОЕЙ РУКИ НЕ ОТПУСКАЛ…

 

"Не возвращай меня, прошу!

Нет, не протягивай мне руку..."

Изабель Янтарная

 

Твоей руки не отпускал

я ни на час, ни на минуту...

Не для того твой мир искал,

чтоб превратиться в нём в Иуду.

 

Ты далеко, и ты грустишь,

но не смотри, что утро хмуро!

Весна тоску сгоняет с крыш,

и стрелы точатся Амуром.

 

Как сны бывают ни плохи -

они кончаются с рассветом.

И снова сложены стихи

для музы раненым поэтом.

 

ЛЮДИ ПРОХОДЯТ МИМО…

 

"Раздаёт любви буклеты

даже сереньким артистам..."

Изабель Янтарная

 

Люди проходят мимо.

Люди не улыбаются.

21

Что происходит с ними?

Хмурятся, не влюбляются...

 

Чтут перезревших истин

долгие назидания.

Люди, как те статисты,

что не хотят признания.

 

Нет огонька во взгляде,

поглощены работою...

Век отживут, и - хватит!

Мало ль звучит кто нотою,

 

не засыпая ночью,

с близкой душой беседуя?!

Люди, не ставьте точки,

сами себя преследуя!

 

ТО ЛИ ВЕЧЕР, ТО ЛИ ВЕЕР…

 

"Стекает строчек веер..."

Изабель Янтарная

 

То ли ветер, то ли веер....

Вдруг повеяло прохладой...

Не грусти, мой друг, не надо!

Мы от грусти лишь слабеем!

 

А цветок, что нежно сорван -

он по-прежнему мне дорог...

Слов невысказанных - ворох!

Чувств, сравнимых с бурей - прорва!

22

Я невидим, словно призрак,

но в душе твоей навечно.

Как и тот, волшебный вечер,

что сердца влюблённых сблизил!

 

ЭТО – СТРАШНЕЙ ХОЛЕРЫ…

 

«Наслала на всех она порчу в ту ночь…»

Изабель Янтарная

 

Это - страшней холеры.

Та хоть под корень рубит.

Нет у женщины меры,

если безумно любит.

 

Прячься - что есть живое,

ставшее вдруг преградой!

в мире должно быть - двое,

выживших после Ада.

 

Это - на ссоры порча,

на печаль и разлуку.

Чёрной Богиней ночи

дай мне, Женщина, руку!

 

МЫ – ПЕПЕЛ

 

"Тех, кто сгорел в любви дотла..."

Изабель Янтарная

 

Мы - пепел! Сгорели - дотла!

Ты помнишь - какой ты была?

23

Загадочной, словно виденье...

Воздушной, как стихотворенье...

На свет белой нитью вела...

 

Мы - пепел в камине судьбы.

Эх, если б... Да искру б кабы...

На смертный удел - разозлиться!

Потухший огонь разгорится,

пока слов любви не забыл.

 

Мы - пепел... Но чувства сильней

разлуки обугленных дней!

Тепло - в каждом жесте, во взгляде...

И что нам - до грустных понятий,

коль живы? Сдаваться - не смей!

 

ШЛАГБАУМ ПРЕД ВХОДОМ В ПРОШЛОЕ…

 

"Откликаясь на кличку - Вчерашний..."

Изабель Янтарная

 

Шлагбаум пред входом в прошлое.

Осколки былого, крошево...

И только мгновенья светлые -

как звёзды, как блики метро...

Ответы, моя хорошая -

не там, где всё огорожено.

А где - непогода с вЕтрами,

и новый день вспыхнул костром.

24

КОШКИ-МЫШКИ

 

«На кухне мышки – на коротке…»

 

Мимо печки прошмыгнула мышка

мужеского пола, так сказать...

Кошка с печки, как с охранной вышки -

прыгнуть! В два прискока - повязать!

 

Поиграть с обузданным немножко,

да отправить в клетку под замок...

Ты на то, пушистая, и Кошка,

чтобы он противиться не смог.

 

Приговор смертельный неотвратен....

Не взбрыкнуть, ни воздуха глотка...

Но бежал то...так... приличья ради...

Был готов увязнуть в коготках!

 

СТРОКИ ИЗ БЕЗДНЫ

 

"Я пью нектар забытых строк..."

Изабель Янтарная

 

О, строки, канутые в бездну,

вы не сложились в мегаполис!

Застряли где-то у подъезда,

уняв гордыню, успокоясь...

 

Но не подвластны тьме архива!

То разве груз - сугробы пыли?

Вас откопаю всем на диво,

чтоб за нетленность - полюбили!

25

Чтоб, словно птицы, вы по свету,

расправив крылья разлетелись,

чтоб не мерещилось поэту -

кому нужна метафор ересь?

 

НЕ ВЕРЬ ГЛАЗАМ СВОИМ: НЕ ПЛАЧУ…

 

"Смех на губах кривится..."

Изабель Янтарная

 

Не верь глазам своим: не плачу!

И губы выцвелись в улыбку....

Разлуке шлю грозящий пальчик

за неуклюжую попытку

тебе присвоить имя - Вьюга,

меня сослать, где людоеды

вокруг Любви танцуют кругом,

где строчки в чёрное одеты...

Я благодарен вдохновенью:

оно листает календарик.

Дни без тебя в одно мгновенье

вдруг лопнут, как воздушный шарик!

 

СЕРЫЕ ФЛАГИ

 

"Лето, развесив серые флаги..."

Изабель Янтарная

 

Серые флаги разве для лета?

Серые флаги... поздняя осень...

Просто, представь то количество света,

что твою грусть наземь тенью отбросит.

26

Листья поникли? Раны проснулись?

Мало ль ещё нам встретить придётся...

Вот и сейчас заблудилось средь улиц,

словно в лесу, долгожданное солнце.

 

Чувствуешь - грею? Это - ладони,

это - палитра радужных красок.

Строки помчались, как дикие кони!

Ты в неизвестность со мною - согласна?

 

КОГДА Я СВЕТА ПОКИНУ ПЛЕН…

 

«Думаешь, любовь вечна?»

Изабель Янтарная

 

Когда я света покину плен,

когда я шторы задёрну плотно,

останутся – «Летопись города N»

и слёзы дождя на запотевших окнах.

 

Я не забуду тебя и там,

где все бесчувственны, кроме Бога.

Ты не спеши за мной по пятам:

будь всегда счастлива, живи долго-долго!

 

Я НА ДУШУ НАВЕШАЛ…

 

"Одна душа во всём виновата..."

Изабель Янтарная

 

Я на Душу навешал поступков, что взвыл суд присяжных.

Под конвоем её люди в чёрном в тоннель увели,

но никто из толпы, в мир глазеющей чинно и важно,

не плеснул, чтоб спасти от расстрела, ни капли белил.

27

Мне бы лечь, словно ров, неприступный рубеж вдохновенья...

Тарабарский язык возвести в государственный ранг...

Вдруг тогда бы злой рок не сомкнул осуждения звенья,

вдруг тогда бы сыграл, как любимец фортуны, ва-банк!

 

НИ В ЧЁМ НЕ КАЮСЬ…

 

"Ни в чём я не каюсь..."

Изабель Янтарная

 

Ни в чём я не каюсь,

жалеть - не жалею...

Любви нашей кладезь

с годами полнее.

 

Пока летний ветер

нас в души целует,

дороже на свете

тебя не найду я.

 

Зима, как и осень,

всего лишь - мгновенья!

И снова уносит

волна вдохновенья...

 

И СНОВА СОН НЕ В РАДОСТЬ…

 

"Зажгу свечу - мне не до сна..."

Изабель Янтарная

 

И снова сон не в радость,

как будущего штык.

Ты - сорок первый градус,

ты в дни рутины - шик!

28

Романтики свечою

нарушу мрак ночной,

чтоб встретиться с мечтою,

пробравшись в мир иной,

 

где все дороги - к свету

твоих бездонных глаз,

где к новому сюжету

ведёт строку рассказ.

 

СГОРАЕТ МОСТ НАД ЧУВСТВ РЕКОЙ…

 

"Я жгу вчерашние мосты..."

Изабель Янтарная

 

Сгорает мост над чувств рекой,

разъединяя наши руки.

Запомню я тебя такой -

сложней, чем школьные науки!

 

Сражённый жизненным витком,

солдатик оловянный, стойкий,

скорблю, как неуч с дневником,

в котором прозябают двойки.

 

И надвое распилен путь,

и в прошлое обиды канут...

Нет, нам в реке не утонуть:

нас берега к себе притянут!

29

Часть четвертая. «Раскаты грома»

2007 – 2010 г.г.

 

НА ПОВЕРХНОСТИ НИЧЕГО НЕ ЛЕЖИТ…

 

На поверхности вновь ничего не лежит…

Я бреду по пустыне.

Лучше минимум правды, чем максимум лжи.

отчужденье прости мне.

 

Я забыл, что любовь для тебя – кружева,

холст, написанный маслом.

Миража мне в пути от души пожелай,

и чтоб солнце не гасло.

 

Но умру, не достигнув небесных щедрот,

не дотронусь до чуда.

А волшебной страны, обозлённый народ

проклянёт, как Иуду.

 

Или, просто, смахнёт с рукавов, словно пыль,

ни строки не заметив.

Вот и сказке конец. Продолжается быль

о погибшем поэте.

 

ГОРБУШКА КРОВАТИ

 

Размазываю масло тела по горбушке кровати.

Тёмное пятно будущего всплывает некстати.

Так злокачественная опухоль проникает в лёгкое…

До вечной пустоты расстояние – не далёкое…

Рядом лежит женщина, размагниченная бытом.

Невысказанные слова записываю в убыток.

30

Всё равно приснятся пальцы-лезвия Фредди,

Разрезающие на куски мою любовь, словно леди.

Завтра, как и вчера – поход по заданному маршруту.

Выпрыгнул бы в окно, да тоскливо без парашюта.

Из горлышка орудия по печени прямой наводкой –

водкой!

Мечта – не автомобиль, но – то светофор, то – шлагбаум.

Сбрасываю скорость…. Шагаю…Шагаю…Шагаю…

Компас показывает – юг, а выходит, что – север…

Разве это душа? Расстрелянный мегабайтами сервер…

Поговорил сам с собою откровенно в привате,

и нечего, кроме туши, соорудить на горбушке кровати!

 

СКАЗОЧНИК

 

Добрый сказочник, снимите маску!

Ваш сюжет до дряхлости затаскан.

В мире, где с утра – в трусах и тапках,

образы – как половая тряпка!

 

Да и вам никто уже не верит….

Где жар-птицы огненные перья?

Кто из дурачков сумел царевну

облапошить, что в душе не евнух?

 

Не пора ли с облаков спуститься?

Нынче не калач – герой, а пицца.

Муромец на «джип» сменил кобылу.

И вообще добро происходило ль?

 

И на камне, что у перепутья,

гороскоп вещает: «Ути-пути…!»

Мол, куда бы ветром не зазвало,

всё равно получишь по зевалу!

31

КОТЁНОК

 

Я чувствую себя котёнком,

которого несут к реке,

и, словно занавес потёмки

спускает ночь невдалеке.

 

Мелькают жизни кинокадры,

отматывая дни назад…

Кто напророчил Божью кару?

Опасным чей был «добрый взгляд»?

 

Душа взлетала: «Выше! Выше!

Когда мечтаешь – не мельчи!»

А неуверенный мальчишка

от неба потерял ключи!

 

Невмоготу меж плоскостями

стоять смиренно на посту,

и душу я прибил гвоздями

к земле, как мёртвую доску.

 

И слушал то, чему учили,

слегка подвыпивши, друзья:

что, коль покрылся слоем пыли,

наружу выбраться нельзя.

 

И оттого не свет – потёмки

сопровождают на погост.

Я чувствую себя котёнком

и делаю трубою хвост.

32

ХРИСТОС ВОСКРЕС

 

«Сияет над храмом крест,

и веришь: Христос воскрес!»

Вот-вот ему жизнь отдашь,

а дьявол шипит: «Мираж!»

И снова с утра бредёт

по двум колеям народ.

А чтобы сошлись – в одну,

развяжет народ войну,

утопит в крови любовь:

мол, Божий сынок – слепой!

Но видит всё сам Господь –

в грехах как терзаем плоть,

как в мат превращаем слог…

И терпит боль, словно йог!

 

ОДИНОЧЕСТВО-УБИЙЦА

 

«И остался в мраке тяжкого забвенья

одиночеством убитый человек»

Евгений Карунин

 

Эх, куда подевалась палитра

необъятной моей души…?

Льнёт дешёвая девка – пол-литра…

Откупоривай и – глуши!

 

Что за жизнь? Мне бы посох слепого…

Да не видеть гибнущий мир,

мной построенный грубо, совково -

с миллионом щелей и дыр!

33

Не кляну, как тверёзые, Бога,

коли руки точил я сам…

И молчала с презреньем дорога,

и накрыла тень чудеса.

 

Одиночество – классный убийца…

Не промажет, и не проси…

От грехов я пытаюсь отмыться,

чтоб не стать сырьём для мессий.

 

СКОЛЬКО Б ВОРОН ЩЕДРОСТЕЙ НЕ КАРКАЛ…

 

Сколько б ворон щедростей не каркал,

облачая жизнь мою в узоры,

я не жду неслыханных подарков

от людей, взобравшихся на гору.

 

Им легко разбрасывать подачки

с высоты беспечного полёта

тем, кто прозябает в зимней спячке,

и другим – кто трудится до пота.

 

Я, давно покинувший берлогу,

выбросил на свалку слово «пахарь».

Пробиваю рифмами дорогу,

может быть, не к счастью, а на плаху.

 

Но пусть так – без пышных церемоний,

без шофёра с преданной улыбкой…

Сложенные строки перегонят

время, словно кроткую улитку.

34

ОЛЕ!

 

Моя душа – в пороках, как в заплатках.

Её не примут в Божьем ателье.

«Любуюсь» преждевременным закатом…

И всё равно кричу: «Оле! Оле!»

 

Водяры литр – вместо рюмки чая…

Для Библии нет места на столе…

Но строчки вдохновенья не случайны,

но всё равно кричу: «Оле! Оле!»

 

Поставить в угол – было б очень просто!

Тонул, горел, студили до желе…

Почти в полста во мне шалит подросток...

Я вновь кричу: «Оле! Оле! Оле!»

 

Друзья в беде надёжней, чем фанаты:

найдут на дне событий и в золе!

Не надо хоронить меня, не надо!

Оле! Оле! Оле! Оле! Оле!

 

МИНОРНАЯ БИТВА

 

«И откликнулось эхо минором…»

Евгений Карунин

 

Спрашивать у гор, кричать в колодец,

Ранним утром донимать туман…

Кто я – легендарный полководец?

Иль – убитый, рухнувший в бурьян?

35

Помню – лихо ринулся в атаку,

шашкой рассекая серость дней.

Конь мой перепрыгивал клоаку,

чтоб не копошиться вечно в ней.

 

Но не грыз наук, не стал я зодчим…

Всё бы – в переулок, да – в стакан…

И Отца отцов я кликал – отчим!

Шибко подходящий Богу сан!

 

В омут сколь забрасывался невод,

как бы в царство рыбки золотой!

Столько же взлетал бездумно в небо

следом за учёной сволотой.

 

Ангелы порой над сном порхая,

где мне обещался звон монет,

обдавали винными парами:

«Нету «бабок», и надежды нет!»

 

Из – последних, поднимая знамя

чёрно-белых шахматных полков,

я под солнцем своё место занял…

Жаль, в кармане не нашлось подков.

 

Скоро – пятьдесят… Ступенька… Веха…

Горы и туман в ответ молчат.

Из колодца, будто дразнит эхо:

«..ец, …дец, …дец…». Погон слетел с плеча…

36

АЛКОГОЛИК

 

Если б я был алкоголиком,

если б жил, как гном, в стакане,

ничего бы, кроме ноликов,

на бумаге не сварганил.

 

Балагурил бы с пьянотами

о погоде на скамейке,

заразительной икотою

раздражая типов неких,

 

что мелькают озабоченно

перед мутными глазами,

словно в строчках многоточия,

словно искорки от пламя…

 

Да и надо алкоголику –

чтоб казалась жизнь паскудней…

Ну, а мне подайте толику

улыбающихся будней…

 

ПОХОЛОДАНИЕ

 

Доигрались!

Минус тридцать два!

Для здоровья страшная угроза!

Знаю,

что Сибирь, а не Москва,

более устойчива к морозам.

 

Всё живое спряталось в метро:

люди, крысы, вшивые собаки…

37

И пока от хвори не мертво,

общество залечивает страхи.

 

Я ж упрям,

как закалённый бомж,

насовсем покинувший жилище,

и готов

с метелью биться лбом:

пусть она, всесильная, не взыщет!

 

Что со мною делать –

решено!

Так закончит подвиги отшельник:

ветер-киллер выбьет решето,

перепутав грудь мою с мишенью.

 

МИННОЕ ПОЛЕ

 

Как по минному полю

осуждённый штрафбата,

от пароля к паролю

я форсировал даты,

пробиваясь в герои

сквозь горнило блокады.

 

С января по декабрь

верил в красные числа…

Всюду – «если» да «кАбы»…

И желанье – учиться…

Через пень – на ухабы,

будь то – глушь, то – столица.

38

Надоело слыть чутким

под ногами у знати.

Ожидание чуда –

не мужское занятье…

Нас тесали из чурок

не для жизни во злате.

 

Шоколадка в «Шампанском»…

Ты – мечты сладкий мячик!

Где вы – музыка, танцы?

Нищета, неудачи…

Даже если без шансов –

Знаю, будет иначе!

 

ОСЕННЯЯ ТРАГЕДИЯ

 

В том году я выпал из обоймы.

Помню – в первых числах сентября…

Хвост жар-птицы не был ещё пойман,

и болтался, как оболтус, я.

 

Без надежды связей мало-мальских…

Изучал расположенье звёзд.

Но читалось: «Даже не пытайся

задавать немыслимый вопрос!»

 

Огорченье не проникло в душу

ржавым, исковерканным гвоздём…

Я топил остаток грусти в лужах,

думал о насущном, о простом.

 

Осень мне казалась тихой-тихой…

Будто – перед чем-то роковым.

39

Кто бы знал – какое входит лихо,

и – какое горе вслед за ним!

 

Сны обычно крепче на рассвете…

И светлее… Люди любят фей.

А в окно тревожно бился ветер:

«Просыпайтесь, милые, скорей!»

 

Город вздрогнул, словно от испуга,

вытаращил окнами глаза?!!!

Разве дом построили из пуха?

Почему – из вечного нельзя?

 

Почему за жуткое мгновенье

в сны ворвались диверсанты тьмы?

И взметнулись вверх немые тени

к небу, где окажемся все мы.

 

И накрыло чувства человека,

ищущего свой последний шанс,

как цунами, смерти злое эхо,

на осколки мелкие крошась.

 

То, что гневно сравнивал с занозой

отодвинулось на задний план.

И с арго смешал стихи и прозу:

был тогда Господь в корягу пьян.

 

Мы, в быту погрязшие соседи,

откупорили замки скорлуп.

Что дороже есть всего на свете?

Жизнь! На годы Боже скуп!

40

И шофёр, и лекарь, и артистка,

да и я – товарищ вне труда –

записались сходу в атеисты,

чтобы ОН спустился к нам сюда!

 

Чтоб в НЕГО опять я смог поверить,

укрывая одеялом дочь.

Мы иного посула хотели!

Не того, что вычернила ночь!

 

Шли старушки смело в часовые,

отпахавши смены, мужики

на судьбу в подъездах мрачно выли,

но, хлебнув, утюжили круги.

Бывшие враги ценили дружбу

больше, чем «зелёные» рубли,

разделив по-братски щедрый ужин,

что из дома жёны принесли.

 

Острый взгляд исследовал коробки,

солнечным лучом смотрел в подвал:

где-то был у Сатаны короткий

перед преступлением привал.

 

И пока рабочий и учитель,

безработный и пенсионер

бдят свою священную обитель,

нет пути убожеству из шхер!

 

Я забыл о том, что мир наш – дебри,

получив на многое ответ.

По знакомой пешеходной зебре

белой полосой творит поэт!

41

МАЛЯР

 

Был художником Вася-маляр,

что плетётся вдоль дома с ведром.

Он о звёздах забыл и морях…

Это осени грянувший гром.

 

Разучился орехи он грызть:

дни – как постное варево каш.

Монотонно орудует кисть,

с хмурым видом плетётся алкаш.

 

«Да пошли вы все на…»…натюрморт:

Без окон, без дверей хренов дом.

Проживает в нём множество морд

под пятой потускневших Мадонн.

 

И в кого ни упрись – виноват

тем, что шире имеет карман.

А Василий талантом богат,

а Василий поэтому пьян.

 

А Василий поэтому хром…

Чёрной краске не видно конца…

Исчезает фигура с ведром,

и никто не запомнит лица.

 

ЧТО Ж ТЫ СНОВА…

 

«Пора бы выбрать – или-или…»

Татьяна Бек

 

Что ж ты снова ставишь перед выбором

по Шекспиру –

42

Быть или не быть?

Хочешь, жизнь,

меня, как в детстве, выпороть,

хочешь из меня верёвки вить!

 

Я поставлю крест на жирных правилах,

в рамки заключающих порыв.

Имя не регалии мне славили,

а годами зреющий нарыв.

 

Выбирать не стану по наитию,

затолкав поступки в револьвер.

Покидают мир быстрее нытики:

из вольера шаг в иной вольер.

 

А когда вздохну не очень весело,

поцелую мир в последний раз.

Зазвучит в душе такая песенка –

для свиданья с Богом, не для касс.

 

Выплюну из гроба кляп забвения!

Строки, словно стая редких птиц,

курс возьмут на юг сквозь поколения,

чтоб земля не тронула страниц.

 

СТАРИК И СКАЗКИ

 

Одинокий старик, я забросил невод:

где-то там ворожит золотая рыбка.

Ах, мечта… Над волной потемнело небо.

Глубину морщин не укрыть улыбкой.

 

Знатоки тараторят: «На рынке купишь!

И не то чтобы – кильку, хватай – акулу!»

43

Троекратно из моря казался кукиш,

будто киллер в лобешник направил дуло.

 

Я не против акул: чего мелочиться?

Да и золота в ней – не объять руками…

Когда время придёт – под себя мочиться,

хоть найдётся – кому бросить слово-камень.

 

Допыхтел до седин, а всё верю в сказки…

Нет бы честно признать – близнецом ограблен!

Нашамань, добрый дух, в сумасшедшей пляске –

Бабка Ёжка, жизнь, пусть вдруг станет – Барби!

 

ВОПРОСЫ

 

«Мне хочется часто задать небесам

вопросы, которых не счесть…»

Юрий Максимов

 

Сегодня на небе ни облачка,

бездонное небо молчит.

И кто мне разложит по полочкам -

куда мой экспресс меня мчит?

 

Вопросы, как дети внебрачные,

всплывают с желанием знать,

сколь времени было потрачено

на мученицу-благодать?

 

Но всё ж почему в невесомости

ответ следопытом ищу?

Какие вселенские новости

в мятежную душу впущу?

44

С кем случай отпишет соитие,

раскрасив палитрою жизнь?

А рядом грохочут события:

«Романтик беспечный, очнись!

 

Склони перед истиной голову:

землянин во власти земли!

И просто с душевного голода

вопросы на небо вели…»

 

ХОТЬ РАЗ УВИДЕТЬ И ОСЛЕПНУТЬ…

 

«Ты там, где солнце величаво

несёт слепящее лицо…»

Андрей Чирков

 

Хоть раз увидеть и ослепнуть,

не падая пред солнцем ниц,

в очередях не гнить последним,

бежать на воздух из больниц!

 

С шоссе не путать тротуары,

когда от водки клонит в сон,

как Мохаммед Али, удары

держать, пока не грянет гонг.

 

Не мазь на будничные раны –

кладу поэзии бальзам.

Коль далеки ворота храма,

не льщу залётным образам.

 

Приговорённый к высшей мере –

слагать стихи во имя дев,

45

я открываю настежь двери,

лишь ветра зазвучит напев.

 

ДВЕ СТИХИИ

 

«Нам сегодня позволено всё –

двум стихиям в одном измереньи»

Юрий Максимов

 

Таких законов не придумано,

чтобы загнать стихии в сны.

И высмеять не хватит юмора

ни на скамеечках, ни в СМИ.

 

В одном волшебном измерении,

доступным музам и творцам,

сошлись мы в сумасшедшем мнении –

нельзя жить без огня сердцам!

 

О, чудной смерти ожидание,

когда горящий фитилёк

спешит поджечь тела, как здания…!

А дальше пусть рассудит Бог!

 

То ли ветра в судьбу вмешаются –

и грешным мучиться в пыли…

То ли наш прах перемешается,

подобно образам Дали…

 

В ЦЕНТРЕ ДОЖДЯ

 

Однажды я

в струях проливного дождя,

словно в самом центре Вселенной,

46

вскинув к небу руки,

гордо крикну:

«Дорогая, я люблю тебя!»,

и скажут внуки –

Петя и Вася:

«Ох, ты, как дедушку колбасит!»

А у дедушки бурлит

течением горной реки

молодость по венам!»

 

СТРЕЛКИ ЧАСОВ

 

«Время, сжалься! Ведь это – жестоко…»

Юрий Максимов

 

Это кажется –

стрелки часов

черепахами – топ, топ, топ, топ….

Мы живём, словно куклы Тюссо…

Разбудил перед смертью нас кто б!

 

Ну, а стрелки бегут и бегут,

и дистанции нету конца!

Эстафета секунд и минут

топчет бровки, где – наши сердца.

 

Homo sapiens – времени раб:

то барьер – на пути, то – вираж.

Человечья судьба, как – этап,

обреченный на хронометраж.

47

МЕНЯ СКРУТИЛИ ДЕМОНЫ ПОД ВЕЧЕР…

 

Меня скрутили демоны под вечер

там, где поэты пьяные бушуют.

Метафорой заштопанной грешу я?

Задался чью-то душу покалечить?

 

Моё оружие? Сто грамм и рифма,

пароль вскрывающий сердца красоток.

А к вечеру цистерна этих «соток»

насчитывает пени по тарифу.

 

Что – души? Может, и – карманы…

О, сколько там следов – сонет, баллада!

По ним нетрудно выбраться из Ада,

не дожидаясь падающей манны.

 

Глаза не подчиняются гипнозу?

Бунтарский дух противится засовам?

Не я к себе приклеил термин – «доза»,

но коли так, то мой наркотик – СЛОВО!

 

ОДИН ИЗ ТЕХ…

 

Один из тех, кому не повезло

при розыгрыше свёрнутых бумажек,

я проклял сверхначертанное «наше»

и плыл против течения назло

 

оракулам. Мой личный гороскоп

свиреп, как стебель молодой крапивы.

Ну, кто сказал что матом – некрасиво

в контексте неуютном, городском?

48

Просохло белых пятен молоко,

и будущего образ – на ладони.

И ямб в пять стоп подстёгивает, гонит!

Не грубо, но надолго, далеко…

 

С параграфами мне не по пути:

по сердцу – исключения из правил.

Я буду счастлив, зная – след оставил

и дорого за это заплатил!

 

РАСКАТЫ ГРОМА

 

Рвут пространство раскаты грома,

слепит молнии фейерверк…

Хорошо просыпаться дома,

каждый угол где – оберег.

 

И ворчливой жены забота,

и согретый любовью чай…

Как бы вдруг не нарушил кто-то

наваждение невзначай!

 

Даже если сюжет придуман,

белой ниткой с рожденья шит –

Человек, словно энной суммой,

детской сказкою дорожит.

 

И не только раскаты грома –

дня последнего тихий шаг

ляжет счастьем в страницу тома,

что до скромной брошюрки сжат!

49

ПРЕДАТЕЛИ

 

Вливалось с молоком:

«Люби друзей, но помни –

медовее чем речь,

тем незаметней яд!

Предатели творят

«добро» в соседнем доме,

и, если упадёшь,

добьют –

не пощадят!»

 

А в омуте времён

находят смерть науки,

и мудрые слова

укутал ветер в пыль…

С распахнутой душой

я жал прохожим руки

и залпом пил коктейль,

смешав со сказкой быль.

 

Недетская игра,

что не имеет правил,

блестящей мишурой

прикрытоё враньё…

За этим ли в поход

мой Бог меня направил,

а вслед пустил эскорт –

собак да вороньё?!

 

Остыть, не замечать

фальшивое начало…

Из памяти стереть

50

безумных дней следы,

чтоб больше никогда

в миноре не звучала

мелодия любви,

в которой – я и ты!

 

ПРЕДАВАЛИ ДРУЗЬЯ ЗА БЕСЦЕНОК…

 

"Когда и лучшие друзья

не помянут тебя в молитвах..."

Наталья Головина

 

Предавали друзья за бесценок

в трудный час, когда муторно было,

и валялись их маски на сцене,

словно сыгранной роли мерило.

 

Корчил рожи последний автобус,

разорвавший билет мой на части,

ожидая, что зверем озлоблюсь,

я, к земной греховерти причастный.

 

И число несмываемых пятен

всё росло, и росло год за годом...

А во лбу не прибавилось пядей,

а сверялся с душой - мимоходом.

 

Этот мир, нарисованный мелом,

попадёт вдруг однажды под ливень -

и душа распрощается с телом,

чтоб свободнее стать и счастливей!

51

ЯНВАРЬ

 

Январь, январь… Четвёртое число.

О первых трёх – одной строкой, корявой…

Опять кривой дорожкой понесло

туда, где нет на грешника управы.

 

Сказали мне: на улице – мороз,

а я с душой, открытой нараспашку,

пустился ветром северным вразнос

за Родину потрёпанную нашу,

 

за всех, кто выдержит эксперимент,

ютясь, как мыши перед смертью в колбе,

за всех, кто не пополнил графы смет

собой… и ждёт: с рассветом – по лбу!

 

Не бойтесь превратить судьбу в remix,

чтоб кровь с разбега рушила плотины,

чтоб каждый заиграл, как мистер Икс,

под куполом небесным над рутиной!

 

КАТАКОМБЫ

 

Родился я – жить в катакомбах,

склонять нецензурный глагол

и рваться проснувшимся тромбом

за счастьем с равнины на холм.

 

А всюду стоят светофоры:

злорадствуют и тормозят.

Без визы Господней упорным

и шагу, и вздоха – нельзя!

52

Быть буквы должны в родословной

одетыми в пышный наряд,

что ты – не из Рыб, не из Овнов,

хотя бы – из триллера «Брат».

 

Что выведешь множество формул:

как выглядеть на двадцать пять,

в полста как желейные формы

в сознании четвертовать.

 

Но коль есть мечта, есть и бомба,

для дани – татаро-монгол…

Родился я – жить в катакомбах,

склонять нецензурный глагол!

 

ОСТРЫЕ ЗУБЫ СТЁРЛИСЬ ДО ДЁСЕН…

 

Острые зубы стёрлись до дёсен.

Это со мной прощается осень.

Парламентёров белые флаги…

Высохшей влаги эхо во фляге…

 

Бьются за правду крестик и нолик.

Трезвенник мёртв, а алкоголик

смотрит на мир выцветшим взглядом,

знает: родник выплеснут адом!

 

И не вернутся ноги к порогу,

и нет почтенья к «истине» Бога.

верится в порчу карего глаза,

что проникает облаком газа.

 

И лишь в проекте – слов изобилье,

как у юнца, выросли крылья…

53

Вдох до надежды, шаг до границы…

мне бы взлететь и не разбиться!

 

ОБИДА

 

"И черной коркой прячется обида..."

Марина Бойкова

 

Надолго ль ты в гости, обида,

ремнями стянувшая грудь?

Вновь светлое кривдой побито,

в капкане закончился путь...

 

Опасен вселившийся недуг:

клеймит чернотой наугад.

В приятеле видится недруг,

из букв сложен страшный обряд.

 

Не каждый до смерти способен

тяжёлую ношу нести...

Уроки плебейских пособий

нас учат: "Озлобься и мсти!"

 

Смешались сословья и ранги

в бездушно-безликой толпе...

А кто был виновником раны?

А где тот капкан на тропе?

 

КОВАРСТВО И ЛЮБОВЬ

 

Была ли то – любовь или коварство?

Но сердце разлетелось на осколки…

Не выпишут целебные лекарства,

и смотрим друг на друга, словно волки…

54

Дано ли нам вернуть былые страсти,

что стали миражом в пустыне жизни?

Как хочется, наевшись ветра странствий,

понять – не потерялись, а нашлись мы…

 

ШАМАН

 

«Сегодня боги слышат твои песни…»

Марина Бойкова

 

Спою, чтоб услышали боги...

Мол, есть тут такой на земле -

стихи посвящает дороге,

в добре искупав и во зле.

 

Друзья называют шаманом...

И, правда: как дикий обряд,

звучали призывы к туману,

которым был образ объят.

 

А после – всё, как на ладони:

прими для души, ненавидь!

Пожалуйся мнимой иконе,

теряя с реальностью нить.

 

На грани прощанья со светом,

содрав недоверия наст,

пронзительный голос поэта

предать вдохновенье не даст.

55

ОРИЕНТИР

 

"К югу выбрав свой ориентир..."

Марина Бойкова

 

Ориентир сегодня - север...

Злой ветер прострелил насквозь...

Надежды хилые просеяв,

в последнюю вбил ржавый гвоздь.

 

"А неужели так всё плохо? -

взывает из души вопрос, -

Не надоело ль жить по крохам,

лететь со свистом под откос?"

 

Сменю унынье на улыбку -

тряпьё на вычурный прикид.

Пусть счастья золотая рыбка

махнув хвостом, благоволит.

 

И больше я полос не встречу,

напоминающих о тьме.

Вы слышите - ещё не вечер!

Грустить на север рано мне!

 

ОНИ ЛЕТЕЛИ ПО ВСЕЛЕННОЙ…

 

Они летели по Вселенной –

две обручившихся планеты.

Блестели звёзды, как монеты:

волнующе и неразменно.

 

Подальше от людского гама,

сравнимого с неразберихой,

56

от мира, где кумир – интрига,

где, чем порядка, больше – хлама.

 

Оставив с носом злую зависть,

опередив на миг разлуку…

Он целовал ей нежно руку,

тела горячие сплетались….

 

От страсти вздрагивали плечи…

и, забывая о кумирах,

проваливались в чёрных дырах,

осознавая: путь их – вечен!

 

ПРОЧНОСТЬ

 

«Но я верю, верю в вашу прочность,

Стены обезлюдившых домов…»

Евгений Карунин

 

В стены биться детскими протестами,

выдавать за рёв бессилья стон –

суждено ль однажды без протекции

голосу пробиться сквозь бетон?

 

Что ещё придёт поэту в голову

перед наступленьем темноты,

когда в мозг как-будто влили олово,

в душу вгрызлись тысячи мотыг?

 

С кем поговорить, спросить о будущем?

Пленные домов сурками спят.

Сколько мир подарит нам Иуд ещё?

Правда ль, что друзья – родник и яд?

57

Наша жизнь прочна до опупения:

всё построчно, всё под трафарет.

Четырьмя клише очерченное пение

постепенно сводится на нет…

 

Резвый конь шифруется под мерина…

Развелось подонков и пажей…

Но я верю, верю… не затеряна

мысль среди безлюдных этажей.

 

ЧЕЛОВЕК И СЛОВО

 

Хоронил я погибшее Слово,

как зверька, равнодушно и молча.

Был непрошенной думой спрессован

в чёрный штапик нагрянувшей ночи.

 

А мелодию вместо оркестра

завывал хриплым голосом ветер.

Я не видел печальнее места

за последнее тысячелетье.

 

Воевал то за ложь, то за правду.

Возводил города, рушил храмы,

но всегда билось Слово на равных,

получая смертельные раны.

 

То, гордясь возвышеньем, хвалило:

«Глянь, вокруг всё – твоими руками!»

То в душе, будто в колокол било…,

… и текла кровь героев реками.

58

Я краснел, я стыдился пожаров.

Бился лбом о сожжённую землю.

И лишь Слово соврать мне мешало,

что безбожную жизнь не приемлю.

 

И я вышел однажды из битвы…

Так по-тихому ставят капканы

на друзей, забывая молитвы,

где родился, в чьи продался кланы.

 

По кривой к преступленью – короче.

И со мной Бог поступит сурово:

в энный час равнодушно и молча

вдруг простит, заступаясь за Слово.

 

МАГИЯ

 

"Ты – Человек! Ты не веришь пророчествам..."

Лена Корецкая

 

Напророчь мне, гадая на строфах...

Сила слов, сила букв велика!

Ни один так не смог бы астролог

предложить мне судьбу на века.

 

Что со смертью не сгину я в прошлом,

став частичкой отверженной тьмы,

Расскажи мне о чём-то хорошем...

Пусть героями станем не мы -

 

кто упрямо в сознании роет,

даже если там истины нет.

А кто книгу однажды откроет

и отыщет затерянный след...

59

ЛЮБЛЮ Я СЛУШАТЬ ТИШИНУ…

 

Люблю я слушать тишину,

орган её многоголосья.

Она вошла незваной гостьей

сквозь одиночества стену.

 

Люблю я слушать тишину,

когда мелодия оркестра –

в руках бездарного маэстро,

не признающего вину.

 

Люблю я слушать тишину

назло трибунам и пророкам.

Они о будущем далёком

сложили сказку не одну.

 

Люблю я слушать тишину…

А где-то рядом мегаполис

грохочет, как товарный поезд,

и мчит в ужасную страну…

 

Люблю я слушать тишину…

 

ДОЖДЬ

 

"Нарисуйте мне дождь. На холсте, что длиною - в полжизни..."

Наталья Головина

 

Не ищу сюжетов я порожних:

просто так раздутых, ни о чём...

Я б нарисовал, но - не художник,

ради славы ставший палачом.

60

И скажу под утро тихо-тихо:

"Слышишь, барабанит в окна дождь...?»

То любовь спасается от лиха -

оттого и нас бросает в дрожь.

 

Вдруг ещё вернётся мрачной тенью

то, что не сложилось в ровный ряд?

И получим в дар произведенье,

как последний, гробовой наряд.

 

Ты не бойся... дождь имеет силу -

не идти у зла на поводу.

Нашим чувствам выроют могилу...,

но к тебе другой тропой иду…

 

ОТ И ДО

 

Добро и зло, как барахло по чекам,

от жизни получаем От и До.

Вдруг рядом стало плохо Человеку:

он не успел закутаться в пальто.

 

В правах – Январь. И тихий мерзкий холод

прокрался в душу, словно диверсант.

Наш мир, увы, безжалостно расколот

на половинки чёрно-красных дат.

 

И коль успел – размахиваешь жердью,

с цепи спускаешь свору слов-собак.

Сегодня ты – убийца, завтра – жертва…

Но помни – в чьей руке был бумеранг!

61

РАЗЛЮБИВ…...

 

"Вот вчера взяла и начудила на прощанье..."

Татьяна Ота

 

Разлюбив, прощаемся врагами -

заряжаем злобой пистолеты.

наши чувства, словно оригами -

то ли - сказка, то ли - псевдолето.

 

Создаём и тут же следом рушим,

на клочки рвём счастье из бумаги.

Цвет весны закрашен чёрной тушью,

к свету путь лежит через овраги.

 

Но не может быть вся жизнь ужасной!

Где-то рядом корчится причина...

Разгадать - не поиграться в пазлы,

вскрыть до сути - так не перочинным...

 

Не спеши, вдруг боль пронзит однажды,

умывать, как врач бессильный, руки.

Мы с тобой варились в общей каше

и сильнее, чем обиды, слухи...

 

БЕЗ ЛЬГОТ

 

«В минутах последних отсрочек…»

Наталья Головина

 

Кредит кончается внезапно,

как путь извилистый обрывом.

По всем долгам Бог взыщет завтра

за то, что ниже планки прыгал.

62

Долой поблажки и отсрочки!

Привыкли радоваться льготам…

Одеты в яркие сорочки,

насквозь пропитанные потом.

 

В тени стыдливо душу прячем,

когда она вразрез с форматом.

И песню не поём, а плачем…

И чаще не строфой, а матом…

 

А после ночи будет – просто:

прощай, мираж благополучья!

Не вышел из меня апостол,

который побеждать научит…

 

ГОРОД

 

"Мой город, я снова с тобою..."

Наталья Головина

 

Смотрю на ладонь, на пальцы...

А знаю ли также город?

Я жил, облачившись в панцирь,

обкрадывал душу вором.

 

Меня он растил, как сына,

иначе учил, чем в школе,

чтоб в джунглях его не сгинул,

дорвавшись до дикой воли.

 

Но где тот букварь дворовый,

где буквы - ежа иголки?

И улицы, сдвинув брови,

твердят: "Мы друг другу - волки!"

63

В борьбе разживусь заплаткой:

себя убиваем сами!

Не может быть горечь сладкой -

веди в никуда, Сусанин!

 

НАПИШУ ТЕБЕ СКАЗКУ…

 

Может быть, я не сразу,

а блуждая в потёмках,

напишу тебе сказку,

словно головоломку.

Поселю в ней героев

на людей непохожих.

Разлучу их с игрою,

правду вынув из ножен.

Поселю и увижу,

как немного им надо:

лишь бы солнце не выжгло

тень Эдемского сада,

лишь бы зимние вьюги

не загнали в сугробы

те мечты друг о друге,

что на климат суровый

реагируют с болью

равносильною с адской.

О побеге на волю

напишу тебе сказку.

64

ОСТРОЕ

 

"...но каждый гвоздик очень много значит..."

Наталия Филатова

 

Ты не грусти, ты эту слякоть брось!

Давай смотреть на прозу жизни зряче,

пока я острый, как сапожный гвоздь,

пока я в этой жизни что-то значу.

 

То зеркала фальшивят кривизной,

то мир готов свалиться оптом в пропасть...

Не бойся, дорогая, ты со мной

иной судьбы раскручиваешь глобус.

 

Не фокусник, не маг, не шарлатан...

Всё сложное - гораздо проще:

тот, кто о людях судит по летам -

о старости гнилой колодой ропщет.

 

А нам дано Вселенную пронзать,

срывать тумана пелену стихами.

Но только снова в прошлое нельзя -

переписать шпаргалку под экзамен.

 

КОСТЁР

 

"Ночь пройдёт, и догорит костёр..."

Наталья Бирюкова

 

Ночь пройдёт, но пусть костёр горит!

Днём бывает, как - в аду,... страшнее,

если Ангел не благоволит,

и петлёй - последний шанс на шее.

65

Сядем - помолчим, поговорим...

В каждой искре - правда о минувшем.

Хорошо бы, чтоб везло двоим,

а не разбросало наши души...

 

Там, вдали, не чувствовать тебя -

всё равно что выбрать худший жребий.

Слышишь, о любви моей трубят

трубачи пернатые на небе.

 

Проведу незримую черту,

отделяя мир мечты от быта.

В нём бывает страшно, как в аду,

как в костре потухшем и забытом.

 

ВОЛЬНАЯ ПТИЦА

 

"Став и вольной, и свободной птицей..."

Даниэль Пахомова

 

Если отпустишь - вряд ли надолго...

Небо - свобода. Только - что толку?

Образ любимой незабываем,

а на свободе чаще - зеваем.

А на свободе - лево и право...

Чёрная зависть, грязная слава...

Не околдуют, так растерзают...

Был твоей сказкой, нынче - мерзавец!

Ключ - на ладони, цифры обманут:

кто-то другой стал боссом для манны...

И не летаю... Сложены крылья...

Будто с рожденья дом себе рыл я...

Но не заплачу, а затоскую:

ради чего я раем рискую?

66

МИЛОЙ…

 

"Милая, ты можешь облакам

Отдавать истерзанную душу?"

Сергей Попов

 

Я живу на облаке

между тьмой и светом.

Дали в темя обухом -

нарекли поэтом...

 

Ты не бойся, милая:

здесь не так уж скучно.

Небо то чернилами

заправляет тучи,

 

то прозрачней озера

в старом графском парке...

От весны до осени -

муза шлёт подарки.

 

А зимою холодно,

коченеют руки...

И строка, как молотом,

рубит по разлуке.

 

Бог к влюблённым милостив -

не чинит препятствий.

Твои крылья вырастут,

я услышу: "Здравствуй!"

67

Я НЕ ПОМНЮ…

 

"Снова пахнет порохом и кровью,

Режет улицу истошный крик..."

Сергей Попов

 

Я не помню - было чтоб спокойно

за окном, на улицах.

Каждый день мы превращаем в бойню:

трусы не откупятся.

 

На волков идут лавиной овцы...

Порох, кровь - в проекции!

Рядовые лезут в полководцы,

коли есть протекция.

 

Обнаглели нынче гороскопы -

рвут и не стесняются.

Счастье - в мёртвом мире скопом,

по надеждам - палицей!

 

Заведи меня в ту чащу, леший,

тишина где исстари.

Напишу стихи о наболевшем,

будто выстрелю...

 

КАМНИ. ЮБИЛЕЙНОЕ

 

"Я хотел бы судьбу предсказать по камням..."

Владимир Васмут

 

Вытащите камни из-за пазух,

снайперы невидимой войны!

68

Мысль не умирает больше раза,

а на извращенья вы вольны...

 

Камни мне расскажут - кто же первым

точку в стих последнюю воткнёт,

но не будет предсказаньям веры -

он мне - друг, мой юбилейный год!

 

И не подвергаюсь даже риску,

вброд переходя глухую топь...

Импульсы любви друзей и близких

отбивают позитива дробь.

 

Пусть пока ложатся через строчку

счастьем опьянённые слова,

подождет ещё полвека точка,

чтоб заполучить себе права!

 

ДВЕ ЛИНИИ

 

То - моя, а то - твоя линия…

Навтыкались злые дни клиньями,

и не помнишь – сколько букв в имени,

что теперь там – как поля минные.

 

Я всё тот же: не оброс плесенью.

Линий две, но по одной вместе мы

шли когда-то. Было нам весело.

А потом любовь-морковь – в месиво!

 

Я всё тот же, только ты в почести

у того, кто запер в клеть творчество.

Отлучила все стихи, повести….

Вот такие перед сном – новости…

69

Я прочту их, словно чушь детскую…

По одной шли… широко ль, тесно ли…

Назови из ста причин – вескую:

почему стекло надежд треснуло?

 

ГЕРОИ

 

"Себя ощущаю последним героем,

Которому никогда не платили..."

Татьяна Кадникова

 

Героям платят той монетой,

что вызывает только горечь.

А им бы в руки всю планету,

а им бы с непогодой спорить!

 

А им бы возводить до неба

для душ непокорённых храмы...

Но пролегает путь по снегу,

набросанному строго в граммах.

 

Стал мир невыносимо тесен...

Попутчиков в огонь не сыщешь...

Не вытащить из мягких кресел,

не выдавить, как гнойный прыщик...

 

И модно ли - вгрызаться в скалы,

ломая о надежды зубы?

Героев уж почти не стало,

а выжившие - злы и грубы!

70

МОЁ ЛИЦО

 

"И чьи-то лица хулиганские..."

Татьяна Кадникова

 

А какое у меня лицо?

В масле колобком не катанный...

Дождь, как снайпер, поливал свинцом,

латано внутри всё - перелатано.

 

Схулиганить бы - да не дают

формулы, запреты, правила...

Прозвучит вновь праздничный салют

в честь победы Каина над Авелем.

 

Ну, кому поверить в этот раз?

Зрение в очках - на троечку.

Кто из мудрецов не педераст,

у кого нет копий перестроечных?

 

Из обломков прошлого на свет

вылезу, увижу - солнышко

бьётся с тьмою, словно Пересвет!

Но вокруг полно - убитых, стонущих...

 

СТИХИ О ЗИМЕ

 

"Кто-то пишет стихи о зиме..."

Даниэль Пахомова

 

Написал я стихи о зиме,

о метелью расстрелянных днях....

Как в предсмертной строке посинел

вдохновения реющий стяг.

71

Что ни слог, то - печальный сугроб,

под которым похерена суть.

А хотел невезению - в лоб!

Рифмы лезвием грусть полоснуть!

 

Против ветра идти я привык,

опираясь на правды костыль.

Но поэт отступил: снеговик

равнодушным зевакой застыл.

 

И в морозы не сжать кулаки,

чтоб ударом преграду сломать!

Написал о зиме я стихи...

До весны ещё - …б твою мать...

 

МЯТЕЖНИК

 

"Что-то шепчешь, мятежный...

Я твой шепот ловлю.

И в шкатулку слова

серебром собираю.

Как мне крикнуть тебе,

что я нежно люблю,

не нарушив твой сон,

Я, ей Богу, не знаю!"

Наталия Филатова

 

А разве мятежник шепчет?

Он скрылся под одеялом?

Ему бы - да против шерсти,

победы - в большом и в малом,

из ссылки вернуть те чувства,

что жизнь наполняли смыслом!

72

Увы, светлых дней - не густо,

и радуги коромысло

оставило краски в прошлом:

мол, осень - пора прощанья...

И пасмурно - за окошком.

Послушные - под плащами.

И рвётся сквозь зубы голос

простуженный и пропитый:

"Вновь склею, что раскололось!"

Но сколько даст Бог попыток?

 

ДУША-КОЛОДЕЦ

 

"И он решил наполнить эту душу..."

Натали Никифорова

 

Её душа была пустым колодцем -

на слово отзывалась тишиной.

Ни верить не хотела, ни бороться...

Ни другом быть, ни чьей-нибудь женой...

 

И он решил наполнить эту душу,

чтоб самому испить вином до дна.

А нужен ли он ей или не нужен -

могла на то ответить лишь она.

 

Сплетались строчки гармонично в строфы...

Не иссякали, били родником.

Она их выпроваживала строго,

знакомство оставляя на потом.

 

Уединившись - пусть не видит зритель,

стихи читала с жадностью, взахлёб.

73

Неужто так случилось - небожитель

смог растопить в ней многолетний лёд?

 

В отличьи от земного человека

поэт своей любовью дорожил.

До первой встречи - миллион парсеков,

но главное: колодец вдруг ожил.

74

75

Лабиринтами древних легенд (Часть 3-4)

Берсенев Сергей

138

С автографом: Сергей Берсенев

Статистика

С помощью виджета для библиотеки, можно добавить любой объект из библиотеки на другой сайт. Для этого необходимо скопировать код и вставить на сайт, где будет отображаться виджет.

Этот код вставьте в то место, где будет отображаться сам виджет:


Настройки виджета для библиотеки:

Предварительный просмотр:


Опубликовано: 14 May 2015
Категория: Поэзия, Книги с Автографами Авторов

Поэтический сборник. Часть 3-4.

КОММЕНТАРИИ (0)

Оставить комментарий анонимно
В комментариях html тэги и ссылки не поддерживаются

Оставьте отзыв первым!