+
Книга третья. «БРАК» Повесть «ДОРОГА ВО ВСЕ НЕНАСТЬЯ» Повесть (Об этой книге мне написали: «Эта книга должна быть на столе в каждом доме!») …В своей третьей книге, я продолжил делать то, что до сих пор, к сожалению, не сделано - то, что должно было быть сделано писателями прежде всего остального: формирование современного литературного героя – человека, на которого читателю захотелось бы быть похожим… В повети «Брак» мной дано первое в мире определение любви (до меня давали лишь характеристики этого, одновременно и простого, и сложного понятия)…
РЕЗУЛЬТАТ ПРОВЕРКИ ПОДПИСИ
Данные электронной подписи
Ссылка на политику подписи
Закрыть

Николай Удальцов

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Дорога во все

ненастья. Брак

(сборник)

 

 

 

 

- 2 -

Аннотация

 

Взгляд на то, какими мы хотели бы себя видеть и какие мы есть

на самом деле…

В книге дано первое в мире определение любви и сделана

попытка сформировать образ современного литературного

героя…

 

Другие картины автора

- 3 -

Скорее всего, я не великий писатель.

Великие писатели пишут для того, чтобы рассказать людям о

том, что они поняли в жизни.

Я написал эту книгу для того, чтобы самому что‑то

понять…

Возможно, кто‑то, прочитав эти повести, посчитает их,

рванными, скомканными. И, даже, неоконченными.

Но, может быт быть, они в чем‑то еще не начаты?..

Во всяком случае, конца историям, рассказанным в этой книге,

как‑то не видно…

А, может быть, просто я сделал очень большую глупость…

…Написав умную книгу.

 

Дорога во все ненастья

 

Эта повесть написана о том времени, когда еще не было

специальных программ по борьбе со СПИДом, и само это

буквосочетание вызывало обычный человеческий страх.

Теперь, когда мы научились привычно жить бок обок с этой

страшной болезнью, остается сделать вывод о том, что мы,

вообще, очень быстро ко всему привыкаем.

Впрочем, эта история совсем не о лечении СПИДа. Это история

о том, как люди решают свои проблемы …

 

…В наступившую, наконец, весну, снег как‑то полинял и

обнаружил свою истинную сущность – грязная вода с

закопченного неба на мусорной земле.

Глазами, своей тоской напоминавшими этот снег, мои друзья

смотрели на меня, когда слышали неправду о том, что я

попытался создать образ положительного героя в нашей

литературе.

Я соглашался с ними в том, что одно словосочетание «образ

положительного героя» – заслуживает нескольких оборотов

пальца у виска.

И клялся, что никакого «образа» я не создавал.

Просто, как всегда, написал о нормальных людях, здраво

оценивающих время, в котором они живут.

Впрочем, может, именно это и есть – положительные герои

любого времени…

- 4 -

 

…Однажды меня спросили:

– Как ты думаешь? За совершенные ошибки человек должен

расплачиваться всю жизнь?

– Не знаю, – честно признался я, – Знаю только, что иногда

судьба не предоставляет человеку даже этой возможности…

 

Художник Василий Никитин

 

Мои взаимоотношения с человечеством ограничивают только

мои взаимоотношения с самим собой.

Это не проблема, а констатация факта.

Того факта, что эта проблема существует…

 

…Болтливость – болезнь ситуационная.

Хотя, отчет в этом – мы отдаем себе не всегда:

– …Весна лучше осени! – восклицаю я. И, тут же, начинаю

оправдываться за это, сделанное мной, довольно спорное,

предположение:

– …Хотя бы потому, что весной девушки на улицах кажутся

красивее, чем осенью!

И весной отлично пьется вермут с лимоном, а осень – это время

портвейна!

Весна – это нежное свадебное танго, а осень – это бесстыжий

канкан года! – каждое сказанное мной предложение завершается

восклицательным знаком совсем не потому, что я восторжен

сверх меры.

И не потому, что на мою тираду взирают очарованные мной

поклонники и поклонницы.

Я попросту пьян, и восклицания – лишь малая толика

последствия оставляющих меня тормозов.

На всякий случай, я завернулся в простыню, разглагольствовать

голым мне пока еще стыдно – значит не все тормоза меня

бросили на произвол судьбы.

Среди сотрудников вытрезвителя есть две женщины – это их я

стесняюсь.

Хотя называть судьбой милиционерок можно или с очень

большой натяжкой, или когда само понятие «натяжка», получает

какой‑то совсем иной смысл…

- 5 -

Все эти мысли несколько путано, но достаточно быстро звездят в

моей голове – правда, не слишком ярко, чтобы ослепить или,

хотя бы, оставить след – в то время, как два

милиционера‑сержанта стаскивают меня с высоты моего роста

и, ловко заломив мне руки, так, что хрустнули кости, укладывают

на диван.

Сержантов я ненавижу бессильной ненавистью побежденного, но

диван я ненавижу еще больше.

Сильной ненавистью соучастника, пойманного на месте

преступления.

Собственно, ненавижу я не сам диван, плевать мне на все

диваны на свете, а тот запах, который он источает прямо в мой

нос.

Застарелый запах пропущенного через желудок алкоголя.

 

Несмотря на то, что водка делает человека сиюминутным, я

многое помню.

В вытрезвителе я не в первый раз.

За последний месяц.

И ко мне почти привыкли. Во всяком случае, на столько, чтобы

не обращать внимания на мои тирады, то есть, собственно

говоря, не обращать внимания на самого меня.

Это наше знакомство имеет и обратную сторону: я хорошо

изучил характер работников вытрезвителя, и очень точно могу,

даже когда пьян – а собственно, только когда я пьян, мы и

встречаемся – определить ту грань, которую мне нельзя

переходить без риска оказаться клиентом с «погретыми»

почками.

Многие этой грани не понимают, и вводятся в заблуждение, в

общем‑то, корректным, особенно по началу, поведением

милиционеров.

 

– Фамилия? – спрашивает меня дежурный.

– Никитин, – отвечаю я, а он, отлично зная все пункты моей

биографии необходимые для протокола задержания, начинает

острить: «А я думал Айвазовский».

Предполагается, что всем должно быть смешно.

– Постоянное место работы?

– Член союза художников, – говорю я довольно вяло. От моего

- 6 -

настроя не осталось и следа.

Даже самого путанного.

– Пьяница ты, а не художник, – это уже не юмор. Это

кунсткамеризация фактов, вернее, одна из ее форм.

Доступная стареющему капитану милиции.

– Пьяница тоже может быть художником, и не только

художником, но и композитором, и, даже, ученым.

– Что‑то я композиторов у нас не вижу, а тебя, художник, чуть не

каждую неделю, – постепенно мы оба втягиваемся в дискуссию.

И я тут же оседлываю конька всех более‑менее образованных

пьяниц:

– Пьяницами были Саврасов, Мусоргский, Глинка, Ломоносов.

Все они спились, хотя и были великими.

Победителя Куликовской сечи, основоположенника марксизма и

первого президента России, я не упоминаю не потому, что боюсь

этих имен, а просто по забывчивости.

 

Фамилии великих перечисляются мной с некоторой гордостью.

Вроде, как мы люди одного уровня.

В общем – одного поля ягоды.

Подспудно я понимаю, почему это происходит: ошибки, которые

делают великие, это уже не ошибки, а форма существования

эпохи.

 

В этот момент я ненавижу милиционеров с их усеченной

образованностью и стремлением с каждым говорить на равных.

Мне они кажутся нарушителями гармонии мира, и очень хочется,

чтобы такой мир исчез.

Мысль о том, что многие хотят, чтобы мир изменился, просто

потому, что не могут измениться сами, появляется в моей мутной

голове.

Правда, на столь не значительное мгновенье, что,

растворившись в мерклом сознании, не оставляет следа,

видимо, потому, что эта общая мысль оказывается слишком

сложной для персонального дурманства.

 

Я художник.

Не то, чтобы совсем неизвестный, скорее подзабытый и

зрителями, и специалистами, ведь раньше обо мне не раз

- 7 -

писали газеты.

Раньше.

Года три назад.

Года два, как я ничего не пишу, а перебиваюсь случайной

работой.

Когда мне ее дают.

Эта ситуация создает проблему, которая заключается в том, что

за эти два года, я ни разу не был занят делом, о котором смог

бы вспомнить через неделю после его завершения.

Впрочем, не бывает такой большой проблемы, на которую

нельзя было бы плюнуть.

 

Алкоголики и дети не думают ни о прошлом, ни о будущем – они

удовлетворяются настоящим. Ведь проблема пьянства не в том,

что человек, со временем начинает сожалеть о бессмысленно

прожитом. А в том, что, со временем, пьяница вообще перестает

о чем‑то сожалеть…

 

…Говорят, что биография – это всегда версия.

Видимо, моя биография – это версия, которая не подтвердилась.

Профессиональный подъем на гору у меня вышел неспешным,

но стабильным, а вот скоростной спуск с горы, хотя духа и не

захватывал, но прошел кувырком, под допингом,

нивелировавшим боль от ссадин.

Некоторые считают, что я пропил свой талант.

Раньше говорили это у меня за спиной. Теперь говорят прямо в

глаза.

А еще чаще не говорят ничего.

Вот и два дня назад, случай такой произошел.

Не случай даже, а так – недоразумение какое‑то.

Стояли мы с мужиками у магазина. Нет не с теми, кто свое

пальто пропил, или, наоборот, пропил все, кроме пальто и ходит

в нем и зимой, и летом.

С такими я дел не имею.

С нормальными мужиками я стоял.

Ну и что с того, что полуботинки я надел, а носки – не очень.

А у одного из мужиков рубашка была без пуговиц.

И рожа немного об асфальт потерта.

И не хватало‑то нам всего‑ничего – рублей восьми.

- 8 -

Так мимо проходит – мир ведь тесный – знакомый инструктор

отдела культуры.

Я его по‑человечески попросил, а он даже не ответил – плюнул,

и прошел мимо.

В душу мне плюнул.

И разве мог он меня понять:

– Умный – трезвому не товарищ, – это у меня острота такая.

 

Тем инструктором отдела культуры был мой друг, художник

Андрей Каверин…

 

…Сегодняшний день начался довольно сносно.

Олеся не звонила с утра, и, значит, меня никто не успел начать

воспитывать.

Впрочем, в последнее время, меня воспитывает только Олеся.

А остальные воспитатели ненавязчиво отвязались.

 

Воспитывает.

Она даже говорит, что если я не брошу пить, она сама пить

начнет.

Я ей, однажды, налил стакан водки, так ее стошнило.

Иногда, она, если успевает, начинает ходить со мной.

Думает, что когда она рядом, то я пить буду меньше.

Такая она – Олеся.

Олеся.

Разве с таким красивым именем можно воспитывать

художника?..

 

…Я снова вспоминаю о том, что я художник.

Между прочим, Суриковский институт я окончил с отличием.

Раньше, за такое в Италию посылали…

 

…С утра, деньги на одну бутылку у меня были.

И бутылка выпилась как‑то легко, приятственно.

Но только я, таким образом, начал хорошо жить, как у меня

кончились деньги.

 

Соседи не дают мне в долг уже давно – слава богу, что старых

долгов почти никогда не спрашивают.

- 9 -

Смирились, наверное, но я отдам.

Вот сделаю остановку, и с первого же гонорара отдам.

В общем, рассчитывать мне было не на кого.

И тогда я вспомнил, что у меня есть ключ от мастерской

Каверина…

 

…Мои мысли прыгали по памяти до тех пор, пока их не

остановил дежурный:

– Никитин? Сколько полных лет?

«А сколько мне лет?» – как‑то уж больно давно перестал я об

этом думать.

Тем более – о том, сколько из них полных?

– Тридцать шесть, – ответил я, а потом, непонятно на что

рассчитывая, добавил:

– Я – трезвый.

Язык у меня заплетается в косичку первоклассницы, и они это,

конечно, видят.

И тогда проводится «следственный эксперимент»:

– Сколько времени? – старый капитан – вечный, до пенсии,

дежурный по вытрезвителю, показывает мне свои часы.

Моих у меня давно нет.

Стрелок я, конечно не вижу.

И потому просто мотаю головой.

Я давно заметил, что есть такая мера опьянения: видишь

стрелки часов – можешь пить дальше, не видишь – тоже можешь

пить дальше.

Только это уже бессмысленно.

Дальше ни лучше, ни хуже не будет.

Ничего не будет.

 

– На койку…

И меня повели туда, где мне будет плохо.

Я это знаю.

Я это помню.

Сейчас мне более или менее, а вот только я усну, а усну я

обязательно, так тут же проснусь.

У меня будет ломить все тело, задираться дыхание, дрожать

руки.

Но самой нестерпимой будет жажда.

- 10 -

Она уничтожит желания и достоинство, заберет на иссохший

язык все мое существо, и сделает это существо ничтожным.

И сил не будет даже на стон.

И время покажется последним временем жизни.

 

Это не маргинальные мысли – просто, здоровье на этом

закончилось.

А глупость еще осталась.

 

То, на какую пакость способны милиционеры, в том момент,

когда меня вели по коридору, я еще не знал…

 

Художник Григорий Керчин

 

Я долго думал, что с людьми нужно поступать так, как хотел бы,

чтобы они поступили с тобой.

Потом засомневался в правоте этой мысли и подумал: может с

людьми нужно поступать так, как они поступают с другими…

 

…Первого выстрела я не слышал. И не почувствовал боли в

руке.

Вертолет, грохоча двигателями, шум которых смешивался со

свистом вращающихся винтов, завис на высоте полуметра, и мне

пришлось прыгать в снег метрах в ста от чума оленеводов.

Так, что было не до таких вещей, как выстрелы и ранения.

Тут бы под собственные шасси или задний винт не попасть.

Зато второй выстрел я не только услышал, но даже увидел

вспышку пламени вырвавшегося из мелкокалиберного ствола.

А моя правая рука словно наткнулась на какую‑то невидимую

преграду.

Как оказалось, это была уже вторая пуля в моей правой руке.

Уже лежа на снегу, в темноте полярной ночи, разбавляемой

только отсветом луны от белесого снега, я ощутил боль, а вокруг

того места, где моя рука коснулась снега, очень быстро стало

расходиться черное пятно.

Кровь прошла сквозь белье, свитер, полушубок и теперь

выливалась на снег.

Моя кровь.

Что было вслед за этим – помню довольно смутно, но зато

- 11 -

отлично помню все, что было до и после этого.

 

Дело в том, что я приехал в поселок Новый порт на Ямале для

того, чтобы поработать промысловиком.

В общем‑то, Новый порт это разновидность Края земли. Во

всяком случае, все, что южнее него километров на тысячу,

местное население называет Большой землей.

С большой буквы.

Вот я и приехал туда для того, чтобы посмотреть – чем живут

люди?

Ничего, оказалось, живут: удивляются – как можно жить в других

местах?

Вот только с промысловичеством у меня не сложилось.

Оказалось, что на ближайшие много‑много километров, я был

единственным человеком с высшим образованием. И меня

отправили, вместо промысловой бригады, преподавателем в

местный интернат.

Потом я узнал, что это такая форма отлова кадров для

народного образования. Года за два до меня так же поступили с

другим художником – и я совсем не удивился, что тем

художником был Петр Габбеличев, с которым я познакомился

позже, уже в Москве.

Впрочем, Петру повезло больше – ему не пришлось собирать

детей в интернат.

А мне пришлось.

Правда я не знал, что всеобщее среднее образование,

гарантированное гражданам конституцией, за Полярным кругом

воспринимается аборигенами – ненцами, хантами и еще кем‑то,

кто живет в тундре – весьма своеобразно.

Мелкокалиберной пулей.

Объективности ради, надо признать – не всегда.

Иногда – картечью.

Мне об этом рассказывали.

И‑то, что тут сказать, зимой каждая пара рук и ног в тундре на

учете – зимой оленей гонять надо, а не штаны просиживать за

партой.

Эти две пули в моей правой руке – мой вклад во всеобщее

среднее образование.

Единственный.

- 12 -

И так уж вышло, что моя правая рука подвергалась

всевозможным истязаниям довольно часто.

Через полгода, в Тазовской губе, на ее северном берегу, где я

ловил рыбу в бригаде местного рыбозавода,

волчонок‑молокосос – мать‑волчицу охотники убили в полном

соответствии с бытовавшей в то время инструкцией для

промысловиков: «Охотник – убей волка!» – волчонок, которого я

попытался выходить в пятилитровой банке, из‑под огурцов

врытой в снег, разодрал мне кисть правой руки у основания

среднего пальца.

А зубки‑то у него были не больше спичечной головки.

И я кормил этого волчонка из самодельной соски порошковым

молоком, в которое добавлял оливковое масло.

Видимо, ему не нравилось молоко, а может, ему не нравился я.

 

Через несколько лет, в эпоху дефицита, ускорения и гласности,

я, вытачивая раму для картины «Три распятых», отпилил

циркулярной пилой первую фалангу большого пальца той же

самой правой руки.

Отпиленная часть пальца у меня до сих пор иногда побаливает,

а картину я подарил районному прокурору.

Очень красивая была женщина.

 

Теперь, она областной прокурор, и картин ей я больше не дарю.

 

Так вышло, что я, как и моя страна в двадцатом веке, нес самые

большие потери не в то время, когда боролся с противниками, а

в перерывах между этой борьбой.

Когда занимался самым мирным делом – учил детей,

придавался творчеству, защищал окружающую среду.

 

При этом, моя правая рука работает на много лучше левой.

Хотя дискуссии по этому поводу не ведутся – при росте метр

восемьдесят семь и весе девяносто два килограмма, у меня

«черный пояс», и со мной, вообще не ведется никаких дискуссий

по поводу рук.

Причем «пояс» у меня действующий, не смотря на мой возраст –

сорок шесть лет.

Правда, на последнем открытом первенстве Москвы мне не

- 13 -

повезло – еще в одной восьмой, я столкнулся с Шапиро,

чемпионом Европы.

Шапиро оказался отличным парнем, и потом, уже в раздевалке,

сказал:

– Вообще‑то, бой был почти равным. Просто судьи не захотели

«выносить» чемпиона Европы так далеко от финала.

Я предложил подвести его на моем «Ленд‑ровере», но он

поблагодарил и уехал на своем БМВ.

 

Да, так уж вышло, что «Ленд‑ровер» у меня есть.

Сорок девятого года выпуска.

Он достался мне от отца, генерала, служившего в Германии.

Как «Ленд‑ровер» оказался в Германии, я не знаю, а в СССР его

перевезли воинским эшелоном.

Машина долго стояла в гараже какой‑то части, пока я не подрос

и не отремонтировал ее.

Теперь это отличная, безотказная мощная машина, вызывающая

зависть некоторых «новых русских» склоненных к чему‑то

старому.

Особенно, всем бизнесменам почему‑то нравятся тиски на

переднем бампере – наверное, страсть какая‑то ко всему

первобытно‑железному у тех, кто ни за что тяжелей мобильника

не берется.

Мне не раз предлагали его продать, но я этого не делаю, не

потому, что богат.

Просто, не продаю и все.

Говорят, что таких «Ленд‑роверов» в Москве всего два.

Один у меня, другой – нет.

Другой – кого‑то другого.

 

Что касается того, как я зарабатываю деньги, то делаю я это

мастихином – это такая маленькая лопаточка, которой я кладу

краску на холст.

Так, что, в определенно смысле, я гребу деньги лопатой.

Только, лопата у меня маленькая…

 

Почему я об этом думал, когда зазвонил телефон, я не знаю.

Я вообще, в отличие от многих моих современников, очень

многого не знаю.

- 14 -

И совсем не на все вопросы у меня готов ответ…

 

Звонил мой товарищ, Андрей Каверин, и то, что он мне сказал,

стало началом страшной истории. Страшной, даже для меня –

человека, испугать которого, не так‑то просто…

 

Художник Андрей Каверин

 

– …Не слушай ни чьих советов, – сказал мне как‑то мой друг

Петр Габбеличев. Уже и не помню в связи с чем.

– Почему? – спросил я.

– Спокойней совершаешь собственные ошибки.

Я послушался этого совета Петра, хотя спокойствия мне это не

прибавило.

 

…Однажды, поднимаясь к себе домой, я встретил

девочку‑соседку по лестничной клетке.

Она стояла у своей двери, и ее губки подрагивали, а глазки с

детским трудом сдерживали слезки.

– Что случилось? – спросил я.

– Дома никого нет.

Когда никого нет в своем собственном доме, это действительно

может оказаться проблемой.

– Хочешь, пойдем ко мне? – не бросать же мне было плачущего

ребенка на лестничной клетке.

– Хочу. А‑то, здесь холодно.

Я оставил в соседской двери записку, и привел девочку к себе.

У меня были конфеты. Она пила чай и смотрела мои картины.

– А я тоже рисую, – ребенок отогрелся и начал хвастаться.

– Ты хочешь стать художницей? – почему‑то я был уверен, что

она ответит: «Да», – хотя бы из солидарности со мной и моими

конфетами. Но она неожиданно ответила:

– Нет. Я хочу быть красавицей, как мама…

 

…Через несколько дней я встретил ее с подружками у подъезда.

– Здравствуйте, дядя художник, – сказала моя соседка.

– Здравствуйте, зайчики, – ответил я, и почти прошел мимо,

когда услышал разговор у себя за спиной:

– А чем занимается ваш дядя художник? – спрашивала подружка

- 15 -

у моей соседки.

– Он тряпочку красит…

 

Теперь, если кто‑нибудь спрашивает меня: «Что я делаю?» –

мне легко дать ответ:

– Тряпочку крашу…

 

…Художник я потомственный. Художниками были и мой папа, и

моя мама, и один мой дедушка.

Другой мой дедушка служил по иностранному ведомству.

Тот мой предок‑художник, был настолько велик, что носил имя

улицы, на которой сейчас живет одна моя подружка.

Правда, у него не моя фамилия, потому, что он великий предок

по матери, а не по отцу, чью фамилию ношу я.

Впрочем, наше разнофамилье не умаляет его значения для

национальной культуры.

Если у нас, вообще, есть оно и она…

 

Таким образом, в деле поступления на худграф, у меня был

некоторый гандикап, хотя в этом и не очень приятно

признаваться, потому, что все люди рождаются равными.

Только повзрослев, они начинают осознавать все неприятности,

связанные с этим…

 

…Вообще, о людях, и о своем отношении к ним, я задумываюсь

довольно часто.

– Как Гамлет, – сказал мне однажды мой друг художник Петя

Габбеличев. И я ничего не ответил

Наверное, я смог бы стать Гамлетом, если б все вокруг мне не

нравилось, а тень отца объяснила мне – почему…

 

…Не смотря на все мои раздумины, я не такой умный человек,

как, скажем, Петр.

Он, например, без тени сомнения мог позвонить на телевидение

во время программы, в которой депутаты и политологи

безуспешно пытались высосать из пальца национальную идею, и

эту самую идею сформулировать.

А потом, не удивиться тому, что ему ответили:

– Дежурный редактор сейчас занят на другой линии.

- 16 -

Петр очень умный, хотя бы потому, что может сделать то, что до

сих пор не сделано, теми людьми, которые должны это сделать.

 

А может, он очень глупый, если думает, что в стране, где

дежурный редактор занят на другой линии, когда формулируется

национальная идея, что‑нибудь можно сдвинуть с места.

 

Кстати, Национальная идея, по мнению Петра, должна звучать

так: «Величие России через процветание ее граждан…»

И, по моему мнению – тоже.

 

Впрочем, в разуме свое, я, может быть, еще доберу. Ведь мне

пока нет и тридцати.

Хотя, не исключено, что у бога на всех умников просто не

хватает ума.

 

При этом, не от каких споров я не ухожу – в споре или

побеждаешь, или умнеешь…

 

…Вообще‑то, в том момент, когда зазвонил телефон, я думал

совсем не об этом.

Я стоял посреди мастерской и, фигурально говоря, чесал

затылок. Во всяком случае, рукой по затылку, я елозил совсем не

фигурально.

Потому, что больше ничего другого мне не оставалось.

В принципе, самом ответственном и, одновременно, самом

безответственном в человеке явлении, в этой жизни я терял

бессчетное количество вещей: я терял подаренные мне зонтики

и только что купленные перчатки, забывал в метро сумки и

портфели, совал мимо кармана сдачу в магазине и оставлял в

лифте коробки с обувью.

Даже первую свою любовь я, не то, чтобы потерял, скорее –

разделил себя и ее на разные жизни.

Не то, чтобы мне не как‑то особенно не везет, или я чрезмерно

безалаберный человек – просто так выходит, и все.

Но тут было явно, что‑то не понятное.

Дело в том, что я, несколько дней назад, закончил серию картин.

Это были интересные картины, и, кажется, пока не имеющие

аналогов в принципе.

- 17 -

На этих картинах небо сливалось с водой без линии горизонта –

черты, соединяющей нас самих с нашим будущим.

Возможно, понимание этого позволяет задуматься о том, что

только от нас самих, от наших возможностей и желаний, зависит

то, где мы проводим эту черту.

 

Именно в этом и был философский смысл моей новой серии,

серии, состоявшей из пяти картин.

Теперь, у себя в мастерской я видел четыре картины.

Пятой картины не было, а телефон продолжал звонить.

 

Я поднял трубку.

И стал соучастником истории, по окончании которой, я

обнаружил на своей голове первый седой волос.

Но еще раньше конца, я узнал, кто украл и пропил пятую

картину.

Узнал, от дежурного по вытрезвителю, которому Вася Никитин

признался к краже сам.

Тогда я и позвонил моему другу художнику Григорию Керчину.

Петру Габбеличеву мы позвонили уже вместе…

 

Художник Петр Габбеличев

 

Пусть поступки мои будут такими, какими я их представляю в

своих мыслях.

 

…Черт меня дернул спорить с Галей вчера вечером.

Вообще‑то, спорим мы постоянно, и что приятно, я регулярно

выигрываю эти споры. Хотя и не придаю этому большого

значения, потому, что уже убедился в том, что если мужчина

способен на многое, то женщина – на все остальное.

 

Она даже может проиграть, если поймет, что ей это выгодно.

 

Обычно мы с Галей встречаемся у нее дома. В том бардаке,

который я создал в своей полу‑квартире, полу‑мастерской, это

делать не то, чтобы неудобно, скорее, сумбурно как‑то.

Ко мне Галя Галкина приходит в порядке исключения, как в этот

раз.

- 18 -

Дело в том, что я написал новую картину.

 

Идея ее была не нова – обнаженная женщина, на коленях,

склонившая голову на лежащие на полу руки и разбросавшая

волосы перед собой.

В том, что Галя увидит эту картину, для меня представляли

интерес два момента.

Во‑первых, я писал не ее.

Честно говоря, я писал соседку по лестничной клетке, очень

симпатичную барменшу в нашем развлекательном центре.

Который почему‑то, называется еще и культурным.

И, в конце концов, у меня появилась возможность выяснить –

станет Галкина ревновать или нет?

 

А второе – оценит ли она название, которое я дал этой картине:

«Едва ли ее можно было назвать красавицей в абсолютном

смысле слова, но в ней было что‑то такое, что приведись ей

стать обыкновенной шлюхой, это сделало бы счастье очень

многих мужчин. Впрочем, шлюхой она не была никогда, хотя и по

сей день, многие рассчитывают на то, что со временем может

произойти все.

Я не знал ее точного возраста, но от тех, кто был знаком с ней

давно, я слышал, что она совсем не стара. Во всяком случае,

иногда, она выглядела так, словно родилась совсем недавно…

– Что это за женщина, о которой ты пишешь?

– Я пишу не о женщине.

– А о ком?

– Об истине…»

 

Галя посмотрела картину.

Молча.

Соседка‑барменша осталась как‑то в тени, как и мое осознание

– ревнует меня Галкина или нет?

Признаюсь, меня это несколько разочаровало, но заострять

внимание на этом я не стал.

Чем, лишний раз – в прямом и переносном смысле –

продемонстрировал, что время от времени, мне удается быть

благоразумным во взаимоотношениях с женщинами.

 

- 19 -

Да и вообще, я отношусь к ревности довольно двойственно, а

Галя однажды сказала мне:

– Помни, ревность – это любовь убогого.

– Но, опытного… – ответил я вздохнув.

 

А вот с истиной, отчасти изображенной на картине, возникли

проблемы.

Даже, не то, чтобы проблемы – разночтения.

Наверное, так произошло потому, что наши с Галей Галкиной

взаимоотношения – это, кроме всего прочего, отличный

информационный срез состояния всей страны.

У которой тоже бывают проблемы с истиной…

 

Я, конечно, совершил ошибку, когда ввязался в этот спор.

Попросту, поступил глупо.

Но что поделаешь – только в детстве еще не боишься делать

глупости.

С годами начинаешь сожалеть о том, что уже не боишься их

делать.

 

Огонь запылал когда, уже забыв про картину, я заявил, что

бывают взаимоисключающие истины.

При этом, остающиеся истинами.

Например: все люди разные – это истина, и все люди

одинаковые – истина тоже.

– С тем, что все люди разные спорить может только идиот! –

услышал я в ответ, – И только идиот может заявлять, что все

люди одинаковые!..

 

…Я живу в пригороде, свою машину Галя оставила дома, время

было уже позднее – в общем, мы не разошлись по домам, а

легли в постель.

Не разговаривая.

 

Теперь, утром, проснувшись первым, я не знал – в ссоре мы с

ней, или нет? А ответ на этот вопрос имел для меня, в этот

момент, более чем прикладное значение.

Дело в том, что Галя спала обнаженной. И хотя мы спали под

разными одеялами, я ясно видел это потому, что одеяло, под

- 20 -

которым спала она, слегка сбилось в сторону, и периоткрыло не

широкую, сантиметра четыре, не больше, полоску ее тела.

От подрагивающей во сне шеи до напедикюренных пальчиков ее

ног.

 

У Гали очень красивое тело.

А я лежал рядом и не знал – могу ли я к нему прикоснуться?

 

Мне не привыкать – попадать в глупое положение, и со

временем я стал настолько разумен, что не думаю, что каждый

такой раз – последний.

 

Наверное, у меня появился опыт – понимание того, что не все

глупости уже сделаны.

 

В этом положении мой выбор средств был невелик.

И я применил невыборное средство.

Дело в том, что среди очень многих вещей, я люблю рыбалку. И,

как всякий художник – по крайней мере, мне кажется, что всякий

художник должен быть таким – я люблю рыбалку не как факт, а

как процесс.

И процесс этот, я стараюсь обставить красиво.

 

Однажды, очень давно, мне пришлось поработать на Московский

худкомбинат – я расписал для него пару десятков пасхальных

яиц.

В то же самое время в литейке комбината отливали

праздничные колокольчики, весом килограмма на четыре. Я и

попросил ребят отлить несколько колокольчиков для донок.

Колокольчиков маленьких, красивых, звонких.

Ребята, видимо не вполне поняв, что я хочу, отлили для меня

колокольчик, красивый, звонкий, но таких размеров, что впору

было предположить, что основной моей рыбацкой добычей

являются галеосерды кавери – большие тигровые акулы.

Так, как использовать такой большой колокольчик на

подмосковной рыбалке оказалось невозможно, я подвесил этот

потенциальный сигнализатор поклевок между полками. И время

от времени звонил в него.

Звук у этого колокольца, нежный, яркий, вдохновляющий.

- 21 -

Вот в него‑то я и позвонил, перед тем, тихо, так, чтобы не

разбудить Галю, выбравшись из постели.

– Ой, какая прелесть, – проговорила она, потягиваясь и

улыбаясь. И потому, что она не стала поправлять одеяло,

спустившееся с ее плечь и вновь прикрывать обнаженную грудь,

я понял, что между нами мир.

Очень сладкий мир.

 

А то, что я при этом выиграл спор о том, что все люди все‑таки

иногда бывают одинаковыми, я от Гали скрыл.

Не мог же я рассказать ей о том, как много женщин я будил

таким образом.

И всем это нравилось одинаково.

 

Уже потом, когда я слегка усталый, но довольный, принес ей,

слегка усталой, но довольной, прямо в постель чашку кофе и

маленький бутербродик с сыром – вообще, какое это

удовольствие, приносить женщине кофе в постель «потом» –

Галя, очень ненавязчиво, поставила мой задранный от гордости

за свою хитрость, нос на место:

– Лежу, сквозь ресницы смотрю на тебя и думаю: что ты будешь

делать? А ты смотришь на меня и не шевелишься.

Тогда, я левой рукой слегка сдвинула одеяло, так, чтобы ты

увидел меня.

Ты – опять без движений.

Ну, думаю, придется изобразить приснившийся кошмар и совсем

сбросить с себя одеяло.

Если ты и тут не пошевелишься – убью тебя.

И суд меня оправдает.

 

– Ты уверена в том, что оправдает?

– Ну, оштрафует на два минимальных оклада.

– Так мало?

– За мужчину, не обращающего внимания на лежащую рядом

обнаженную женщину – никакой суд больше не даст.

 

– Конечно, – согласился я, – Если судьями будут не мужчины.

Впрочем, если судьями будут женщины, они, в таком случае,

может быть – убитого еще и в тюрьму посадят…

- 22 -

– А Бог? Он ведь, кажется, против секса? – поинтересовался я

из чистого любопытства. Видя, как Галя, после сна, возвращает

на себя украшения, среди которых был маленький золотой

крестик на тонкой цепочке.

– Перед Богом, я покаюсь.

Знаешь, есть такие приятные грехи, в которых даже каяться –

удовольствие…

 

В общем, в смысле хитрости, у нас получилась ничья, и именно

в тот момент, когда я оценил это, зазвонил телефон.

И я стал соучастником истории, которая поначалу развивалась

банально, как очень многое в этом мире. Правда, почти сразу, я

услышал слова, которые должны были заставить меня о многом

задуматься.

– …Галя, – мой голос звучал виновато, – Звонили Керчин и

Каверин. Они собрались для того, чтобы вытащить Никитина из

вытрезвителя.

Мне нужно уйти.

– Иди.

– Ты не обидишься на меня за это?

– Нет. Потому, что если ты не будешь серьезно относиться к

своим друзьям, я не поверю в то, что ты будешь серьезно

относиться ко мне…

 

– Я пошел, – сказал я Гале, целуя ее обнаженное плечо.

Как сказал однажды я: «Лишний раз поцеловать красивую

женщину – никогда нелишне.»

Отлично понимая, что Галя слишком профессиональная

женщина, чтобы не оценить это.

И‑то, чтобы не оценить это – нужно быть женщиной

дилетанткой.

– Иди, – ответила мне она. А потом тихо добавила.

Или мне это только показалось:

– А я, пока, твоей соседке‑барменше глаза выцарапаю…

 

Художник Василий Никитин

 

Для того, чтобы не причинять другим вреда, нужно быть либо

мудрецом, либо покойником – эти две крайности существования,

- 23 -

иногда, являются прекрасным оправданием для тех, кто не мудр

и жив.

 

Для тех, кто не мудр и жив.

То есть, для всех тех, кто ищет себе оправдания…

 

… Что ж, такова природа.

Диалектика, вдоволь наизголявшись над белковой первоклеткой,

подключив теорию вероятности и став, таким образом,

эволюцией, создала, помимо всего прочего, меня – человека.

Таким, какой я есть

Теперь мы оба – и я, и эволюция – за это расплачиваемся…

 

Когда‑то я был красив, перспективен и удачлив. Теперь пришло

время задуматься над тем, каким я все‑таки был на самом

деле?..

 

И, наверное, теперь я соглашусь с моим другом Петром

Габбеличевым, который однажды, где‑то посреди моей

персональной лестницы, ведшей меня вниз, сказал:

– Самое скучное в человеке – это постоянное обещание

будущего…

 

…Когда я начал пить?

Если говорить честно, то еще с десятого класса – выпить я

любил всегда.

Не отказывался от пива в кино и от портвейна в подворотне.

Хотя, подворотня появилась не сразу, а постепенно.

Как появляется многое из того, что мы или долго ждем, или не

хотим замечать.

 

Слаб человек, и оправдание себе он всегда найдет – я отдаю в

этом отчет, и не вру себе.

Никаких особенных проблем у меня не было.

И потому, с водкой у меня оказалось все просто. Ведь водка –

это лучшее из средств, не помогающих ни при каких проблемах.

Она сама становится проблемой, когда входит в привычку.

Ведь привычка – это единственная натура.

 

- 24 -

А проблема водки заключается в том, что она становится

единственной привычкой.

 

Когда появились первые разговоры о том, что я спиваюсь, я не

поверил им, и подумал, что это просто сплетни. Хотя, мне бы

задуматься о том, что о добродетелях не сплетничают.

 

Может, отнесись я тогда к этим словам иначе, многое сейчас

было бы по‑другому.

Впрочем, я вру – ни к чему прислушаться я уже не мог, ведь

водка – это слишком хитрая вещь, чтобы позволить обратить на

себя внимание.

 

Того, кто хочет быть обманутым, обмануть не трудно.

Ни карманнику, ни судьбе.

Впрочем, судьба – это, иногда, тоже карманник…

 

Но постепенно, настало время, когда я одинаково плохо стал

переносить и выпивку, и ее отсутствие.

Моя душа, вначале кричала, потом говорила все тише и тише:

«Брось пить!», – но тело постоянно требовало водки. А я, как

полководец, ведущий обе противоборствующие рати, пытался

руководить и душой, и телом.

И победа водки надо мной заключалась в том, что я думал, что

еще могу делать это успешно.

 

Приблизительно тогда же, я начал ругать всех, кто меня

окружает.

И помню, сказал Петру по какому‑то поводу, вычитанному в

газетах, что‑то вроде:

– Вот видишь, наш мир стал таким, что все люди превратились в

сволочей, – но Петр ответил:

– Это не мир стал хуже. Просто лучше стали газеты…

 

Когда, случайно встретив на улице своего друга, художника

Гришу Керчина, я сказал ему что‑то в том же духе, тот, как‑то

странно посмотрев на меня – не хотелось признаваться себе в

том, что странность его взгляда имела простое название:

презрение – ответил:

- 25 -

– Как бы плохи не были времена – люди умудряются быть еще

хуже…

 

Что же, со временем судьба отомстила мне – теперь я не люблю

себя почти так же, как не любил тогда своих ближних.

 

Наверное, я еще не совсем спился, если еще могу думать так.

А я могу так думать.

Только мне становится совсем плохо.

Начинается трясучка, такая, что в первый момент мне кажется,

что это трясет машину, в которой я еду.

Вернее, меня везут.

И я даже не знаю – куда?..

 

…Я сижу на переднем сиденье «Ленд‑ровера».

Рядом со мной, за рулем, Гриша Керчин.

Петр Габбеличев и Андрей Каверин – на заднем сидении.

Но туда я не смотрю.

Мне стыдно перед Андреем. Его картину я украл из мастерской и

обменял на две бутылки у гастронома.

Но мое состояние становится нетерпимым мной:

– Братцы, стойте… – шепчу я, и Григорий тут же сворачивает на

обочину:

– Тебе плохо?

– Плохо, – мой голос напоминает предсмертный хрип.

– Тошнит?

– Да, нет, – несколько секунд я молчу, но не выдерживаю и

перебриваю стыд, еще сидящий во мне, – Братцы, давайте

где‑нибудь остановимся. Купите опохмелиться.

Я говорю это, ни на кого не глядя, но замечаю, как Григорий

оглядывается назад, туда, где сидят Андрей и Петр.

По всеобщему молчанию, я догадываюсь, что в моих друзьях

происходит внутренняя борьба.

Тогда я оборачиваюсь поочередно к Петру и Андрею, и они видят

– каким трудом мне дается это не сложное телодвижение.

А я вижу, как левая рука Петра опускается в правый внутренний

карман его кожаного пиджака.

По тому, как внимательно слежу я за движением Петра,

наверное, всем ясно, как важен для меня результат этого

- 26 -

движения.

Я даже не замечаю того, что это движение Петра вызывает

сомнение на лицах Григория и Андрея.

Моя надежда заключается в том, что Петр вытащит бумажник, но

результат превосходит все надежды – Петр достает из кармана

плоскую фляжку коньяка.

Двухсотграммовую.

 

Такого гуманизма я не ожидал даже от Петра.

Впрочем, ожидаемое вообще происходит редко. Может потому,

что на его месте всегда оказывается неожиданное.

 

– А стоит ли? – спрашивает Григорий.

– Перевоспитывать человека надо. Но не в то время, когда его

трясет, – отвечает Петр.

 

– Вряд ли это разумно, – Гриша поводит плечами, и в этот

момент я его ненавижу. Я уважаю Петра, который, довольно

вяло, отвечает:

– Нормальный человек должен быть достаточно разумным,

чтобы не всегда следовать своему разуму всегда …

 

– Ты ведь, среди нас единственный не пьющий? – в словах

Андрея звучит сарказм, и Петр отвечает, произнося слова очень

тихо, но как‑то так, что их отлично слышит каждый из нас:

– Это не значит, что я забыл то, каким бывает это состояние…

 

Фляжка в моих руках, и уже через несколько секунд ко мне

возвращается красноречие:

– Собратья, может мне записаться в общество анонимных

алкоголиков? – но Петр, не смотря на свое добродельство, не

разделяет моего оптимизма и говорит толи грустно, толи

презрительно:

– Анонимных алкоголиков придумали алкоголики

обыкновенные…

 

…Пока я так и не узнал, куда меня везут.

Как, не узнал о том, каким был разговор между моими друзьями.

Разговор о том, что делать со мной?…

- 27 -

Художник Андрей Каверин

 

То, что картину из моей мастерской украл Васька Никитин, я

узнал от милиционеров из вытрезвителя.

При этом я зачем‑то – словно кражу мог сделать кто‑то другой,

раз уж картина оказалась украденной, а ключи были только у

меня и у Василия – переспросил:

– Вы уверены, что это он украл мою картину?

– Уверены, – ответил мне голос, находившийся где‑то по

середине, между сержантским и майорским, – Никитин сам

рассказал об этом.

 

– Интересно, что еще рассказывают люди, попадающие в

вытрезвитель?

– Ничего особенного. Доказывают, если язык ворочается, что они

трезвые.

Или грозят нам своими связями.

Но мы, почему‑то, не боимся.

– Я бы, на вашем месте, не боялся – тоже.

– А вам не нужно быть на нашем месте.

Вам нужно на своем месте решать, что с ним делать?

– И что я могу сделать?

– Подать на него в суд, или… – человек на противоположенном

конце телефонного провода не на долго задумался, над той

мерой откровенности, которая допустима со мной в данной

обстановке, – Или попросить нас запротоколировать

обнаружение человека в стадии глубокого опьянения и со

следами тяжких телесных повреждений на теле.

Второе обойдется вам дешевле.

– Не трогайте его. Картина – это наше частное дело, – сказал я.

А потом зачем‑то спросил:

– Деньги у него есть? – и получил в ответ, донесенную до меня

телефонными проводами без каких‑либо искажений, ухмылку:

– Конечно, нет.

– Хорошо. Мы сейчас приедем.

 

– Можете не торопиться. Пусть поспит.

– Почему? – несколько невпопад, спросил я. Но здесь некоторым

оправданием мне, может служить то, что большинство вопросов,

- 28 -

задаваемых людьми, задаются невпопад.

– Кто поздно встает, – ответила телефонная трубка, – Тот

рискует опоздать в меньшее количество мест, чем тот, кто встает

рано.

 

Несколько подивившись такой глубине философской фантазии

милиционера и, мысленно произведя его в подполковники, я

позвонил Грише Керчину.

– Приезжай ко мне. Тем более что торопиться нам

действительно не стоит, – сказал Григорий, а потом, неожиданно

спросил:

– Сколько стоила картина?

Вообще‑то, любой нормальный художник – это богема.

То есть, человек, для которого процесс важнее факта.

Да я как‑то и не подумал о том, на сколько же «нагрел» меня

Васька:

– Наверное, хватило бы на то, чтобы плюнуть на все месяца на

два.

 

Я не самый бедный и несчастный человек в стране, хотя о

каких‑то великих доходах в моем положении смешно было бы

говорить.

Может быть, меня отслеживает удача. А, может, я понимаю, что

удачу нужно просто заработать.

И я, и мои друзья, мы регулярно много и хорошо работаем,

чтобы иметь кусок хлеба с небольшим слоем масла.

Впрочем, честно говоря, я не верю, что в наше время, да, тем

более в Москве, тот, кто занимается делом, а не сериалы

смотрит с утра до вечера, может остаться голодным.

Правда, однажды, я, по какому‑то поводу, сказал Пете

Габбеличеву:

– Знаешь, у меня сейчас нет ни рубля не в одном из российских

банков. И всегда не хватает наличных.

Петр посмотрел на меня и пожал плечами:

– Знаешь, у кого, как и у тебя, нет ни одного рубля в российских

банках, и кому, тоже всегда не хватает наличности?

– Кому?

– Рокфеллеру.

– Какому? – довольно бессмысленно спросил я. И Петр ответил

- 29 -

так же бессмысленно:

– Юджину, например.

 

Я вспомнил этот смешной случай по дороге к Григорию.

На душе у меня было муторно…

 

…Познакомились, мы, четверо, несколько лет назад.

И очень быстро сошлись, вначале на том, что каждый из нас

побывал на Севере, а потом, уже и сам не знаю – на чем.

 

Общаясь, мы не касались своей профессии.

Не впускали в свое дело никого уже тем, что не выпускали из

себя слов о творчестве – понятии ясном и расплывчатом

одновременно.

Впрочем, это слово употреблялось каждым из нас очень редко.

Кстати, его вообще, употребляют чаще всего те, кто имеет к

творчеству, в лучшем случае, косвенное отношение.

Да, и‑то: говорить с художником о картинах – все равно, что

обсуждать марки бензина с нефтяной вышкой.

Но, если уж мы говорили о картинах, то называли их картинами,

а не работами.

 

И как‑то так выходило, что, оставаясь, каждый, при своем

мнении, мы практически никогда не противоречили друг другу.

Наверное, мы просто шли одной дорогой.

Хотя, походка у каждого из нас, была своя.

 

На посторонний взгляд – странно.

Во всяком случае, чего‑то общего между нами не много.

Возможно, сошлись мы именно на этом.

 

Из нас четверых, какую‑то государственную службу имел один я

– я числился инструктором районного отдела культуры.

Однажды я предложил, так никому конкретно, кого‑нибудь

куда‑нибудь устроить. Гриша промолчал, а Петр ответил:

– На работу ходят те, кому делать нечего.

Занятому человеку на работу ходить некогда…

 

…То, что Василий Никитин стал пить, мы заметили не сразу.

- 30 -

Кстати, мы вообще, редко для друзей, видимся.

 

Правду сказать, Васька и раньше выпивал регулярно, но

довольно долго, это как‑то не очень бросалось в глаза.

Не бросалось в глаза.

Просто спросит кто‑то: «А Васька, как там?» – а в ответ:

«Звонил я ему на днях. Кажется, он выпивший был…»

А потом начались вытрезвители.

И Гриша Керчин, и Петя Габбеличев, и я – ездили к нему, и

вместе, и поодиночке.

И, как правило, одно и то же: или лыко не вяжет, или клянется,

что «завязал».

А теперь, я ехал к Керчину, для того, чтобы попробовать решить

эту проблему.

Если – это проблема, которую можно решить…

 

– …Делать нечего, – проговорил Григорий, помолчав после того,

как мы оба поочереди помолчали, – Лечить его нужно.

– А может – пробудить как‑то его усилие воли, – я довольно

часто говорю то, во что не верю. Этим я похожу на всех людей,

которые что‑то говорят.

– Разве усилием воли можно вылечить обыкновенный насморк?

– пожал плечами Григорий.

И я тоже пожал плечами.

Не в знак солидарности, а потому, что больше ничего не

оставалось потому, что я знал, что водка сильнее человека…

 

– В Калуге есть хорошая больница, я навел справки, – вот так

вышло, что Григорий уже навел справки, а я всего лишь

занимался воспоминаниями…

 

– А, что – Москве разве ничего подходящего нет?

– Все очень или дорого, или халтурно.

А Калуга еще не слишком сильно испорчена рыночной

демократией в медицине…

 

…Разумеется, никто из нас не имеет ничего против рыночной

демократии.

Помню, как при мне, еще несколько лет назад, кто‑то спросил

- 31 -

Васю Никитина:

– Вы за правых или за левых? – и Вася ответил:

– Мы – за правых.

Больше того, лично я, иногда оказываюсь даже несколько

правей, чем здравомыслие…

 

– …Петра возьмем с собой? – спросил я Гришу. Хотя, ответ был

очевидным.

Петр – единственный известный мне человек, который сохранил

принципы. Правда, он ни за что не признается в этом, если его

спросить, потому, что принципы это инструкции для тех, кто

боится быть правым сам по себе.

Однажды, он даже сказал мне:

– Принципы нужны только тем, у кого их нет.

 

И, не смотря на наличие принципов, Петр остался нормальным

человеком.

 

– Конечно, позовем Петра, – ответил Григорий, – Должен же

среди нас находиться хоть один интеллигент. Хотя он и связался

с Галкиной.

Про связь Петра с Галкиной я ничего не знал, и удивился потому,

что все знали, что Петр и Галкина – враги такие, что водой не

разольешь.

Правда, виду не подал.

Но мне тоже захотелось внести свою лепту в критику друга:

– Петр, конечно, интеллигентный человек, хотя он и смотрит

телевизор…

 

…Когда Петя приехал, Гриша рассказал ему про калужскую

больницу, и про научные разработки тамошнего врача, а я

зачем‑то прибавил:

– Говорят, что современная наука способна решать все

проблемы не только прошлого, но, даже, будущего.

– А нынешнего? – спросил Петр. А потом, помолчав, добавил:

– Что‑то я не слышал ни про одного покойника, которому

помогли бы врачи…

 

Доктор Дмитрий Зарычев

- 32 -

«Медицина – это тоже философия», – нужно же было написать

такое на фасаде медицинского института…

«…Здание, которое занимает вторая психоневрологическая

больница города Калуги, и где я работаю заведующим вторым

отделением, было построено для детей испанских

республиканцев, побитых своими соплеменниками, не смотря на

то, что этим самым соплеменникам, республиканцы обещали

справедливость на земле.

Причин этого было множество:

Может, республиканцы забыли, что Испания – это страна не

сказок, а романтических историй, а кому, кроме нас, россиян,

можно подсовывать сказки под видом манифестов.

Или, может республиканцы, для начала, расстреляли слишком

много непричастных, чтобы потом у соплеменников не

выработалось бы рефлекторной дуалистичности: республиканец

– бешеная собака.

А может, просто рожи этих республиканцев соплеменникам не

понравились. Хотя, признаться, мне приходилось видеть альбом,

его потом в какой‑то музей передали, с фотографиями этих

самых республиканцев – рожи, как рожи.

Ничем не хуже, чем у конституционных монархистов, или членов

любой другой секты,» – думаю я, и сам удивляюсь тому, какая

чушь лезет мне в голову.

 

Впрочем, меня понять можно.

Всю ночь, кошки, которые понятия не имеют о том, что

настоящая любовь бывает только днем, устраивали свои

свадьбы под моими окнами.

И вот теперь я иду на нелюбимую работу еще и не

выспавшийся, в придачу к тому, что мне вообще не хочется на

работу идти.

 

Я не в обиде на кошек.

Во‑первых, еще не хватало, чтобы я на кошек обижался.

А во‑вторых, весна – есть весна.

Весна – это время, когда все женщины красивы.

В том числе, и медсестра из первого отделения, Лара, которая

идет на работу впереди меня, и не догадывается, что, идя

позади нее, я ей восхищаюсь.

- 33 -

У нее очень красивые ноги, сейчас обутые в туфли на высоком

каблуке.

 

Видимо во мне огромные запасы восторженности.

Несмотря на мою работу, я еще могу восторгаться знакомой

женщиной, даже зная, что она мне не отдастся…

 

…В детстве я мечтал стать водолазом.

Лет до семи.

Интересно, каким бы был мир, если бы все люди становились

теми, кем хотели стать в детстве?

Во всяком случае, в этом мире был бы очень большой дефицит

психиатров‑наркологов.

А, может, психиатры‑наркологи в этом мире и не понадобились

бы вовсе…

 

…Еще подходя к дверям своего отделения, я заметил во дворе

непривычный автомобиль. Хотя, привычными во дворе

отделения являются только кареты с красными крестами на

дверцах.

Впрочем, что именно, в этом автомобиле являлось

непривычным, я не подумал, а только обратил внимание на не

большие тиски на переднем бампере.

«Передвижная мастерская какая‑то…» – подумал я и поднялся

в свой кабинет на втором этаже.

Номера на автомобиле были московскими.

 

Когда я вошел в свой кабинет, комнатушку так себе,

безремонтную уже лет восемь, со столом, помеченным

алюминиевой биркой «Собственность райотдела

здравоохранения. 1958 год», настенные часы показывали

одиннадцать.

Начало моего рабочего дня. Раньше приходит только дежурный

врач.

А иногда, и он не приходит.

Утром больные завтракают, потом, под контролем санитаров,

занимаются действием под непонятным и им, и врачам

названием «трудотерапия», и лишь после всего этого начинается

то, ради чего они – и те, и другие – здесь оказались.

- 34 -

Лечение.

Впрочем, ради чего оказались здесь две трети из больных – для

меня секрет, что‑то вроде государственной тайны.

И не понятно.

И не понятно – кому это нужно.

То, что большинство из моих пациентов возьмутся за стакан часа

через полтора после того, как покинут нашу больницу, я знаю.

Как знаю то, что большинство из этого большинства через

год‑два снова окажутся здесь.

Такими же, как были.

Только на один пьяный год более поношенными.

Три‑четыре человека из полусотни, хотят лечиться, и к ним я

применяю свою собственную методику.

Я опубликовал ее в виде монографии, но она затерялась в

потоке таких же монографий выползших на божий свет во

временя антиалкогольного указа.

Теперь уже почти забытого.

 

Диссертацией эта монография так и не стала.

Что поделаешь – даже в коньюктуре важна коньюктура

коньюктуры.

 

Я знал истории болезней тех, кто лечился по‑настоящему, но

для чего‑то все равно достал тоненькие папочки из верхнего

ящика стола:

Семенов В.И. инженер, белая горячка.

Рублев П.Л. рабочий театральной сцены, белая горячка.

Скрипников Ю.Н. учитель, корсаковский психоз.

 

Ну, что же.

Можно приступать к работе.

Работе, при которой учителя с корсаковским психозом

встречаются куда чаще, чем без него…

 

Художник Григорий Керчин

 

Это хорошо, что с нами был Петр – он умеет прояснить самую

запутанную ситуацию.

В этот раз, он прояснил ситуацию так.

- 35 -

Еще когда мы только подъезжали к зданию, в котором находился

вытрезвитель, я не то, чтобы спросил, а скорее, размыслил

вслух:

– А мы сами понимаем – что хотим сделать для Василия? – и

Петя, не то, чтобы ответил, а скорее, размыслил в ответ:

– Нет. Но ведь нас не смущает то, что мы не всегда понимаем –

что хотим сделать и для всех остальных людей…

 

…Калуга открывалась Киевскому шоссе постепенно,

меланхолично и неторжественно – как‑то провинциально.

Вначале огородами, с малюсенькими домиками в одну‑две

комнаты, потом пригородными деревнями, где среди деревянных

домишек попадались кирпичные особняки олигархов местного

масштаба, и, наконец, своими дореволюционными пригородами.

Восстановленными церквями, золотившими окружающую

действительность своими куполами.

– Красивые купола. Было бы время, здесь вполне можно было

бы поработать, – сказал Андрей, а я вспомнил, как недавно

разговаривал с батюшкой из церкви Иоана‑война:

– Видимо, я никудышный православий, – сказал я ему, когда

оказалось, что я не знаю, какой рукой нужно креститься, –

Утешает то, что католик из меня получился бы еще хуже.

А батюшка ответил мне:

– Если сомневаешься в своих добродетелях, значит с

православием в твоей душе все в порядке…

 

У батюшки было два «Ордена Боевого Красного знамени», а у

меня только грамота от ЦК профсоюзов, но он признавал мое

право разговаривать с ним на равных.

 

И мы оба не лицемерили.

Я ведь и вправду, до сих пор не знаю, что больше портит жизнь

большинству людей: мысль о том, что Бога нет, или мысль о том,

что с Богом когда‑то придется встретиться…

 

…Калужский пригород завершился своим чередом. А потом

появился сам город.

Среднеэтажный, среднечистенький.

Среднебезработный.

- 36 -

– Калуга – красивый город, – проговорил Андрей.

– Почти, как Тверь. А Тверь – очень красивый город, – ответил

ему Петр.

– И Калуга, и Тверь – красивые города, – добавил я. А Петр

подытожил:

– И Калуга, и Тверь – красивые города.

Если в них жить не надо.

 

Все чужие города красивые, до тех пор, пока в них не

приходится жить. А, как только в них начинаешь жить – они

становятся тем, что они есть.

Чужими городами.

Наверное, оттого все люди живут в своих, а не в чужих городах…

 

…Найти дорогу к больнице было не сложно. Прямо на въезде в

Калугу стоял указатель «Ахлебинино», а в самом Ахлебинине

оказалось одно единственное здание, огороженное забором из

металлических прутьев.

На побеленных воротных столбах, видимо для тех, кто не верит

с одного раза, висели две черные таблицы с желтыми буквами:

«Вторая психоневрологическая больница г. Калуги»

По одной на каждый столб.

 

Василий тоже увидел эту надпись.

Он посмотрел на меня, и его лицо потускнело:

– Вы верите, что я брошу пить? – в этот момент, он был

настолько жалок, что я не смог ему соврать:

– Нет. Ведь водка сильнее человека.

Но это ничего не меняет…

 

Вася вышел из машины, но не пошел никуда, а так и остался

стоять в нерешительности в нескольких шагах от

«Ленд‑ровера».

И тогда Андрей тихо проговорил:

– А ведь когда‑то его картины можно было любить без

сострадания.

Петр ответил:

– Когда‑то, без сострадания можно было любить его самого…

 

- 37 -

Вообще, слово имеет очень большую силу.

Даже не смотря на то, что дураки тоже так считают.

Помню такой случай – заехали мы с Андреем к Петру.

А у Петра был, да кажется, продолжается и сейчас, весьма

своеобразный роман.

Впрочем, то, что у Петра был роман – это не удивительно. У него

все время роман с кем‑нибудь.

Удивительным было другое.

Однажды я слышал разговор между этими «любовниками».

Конечно не весь разговор, а только ту часть, которую можно

услышать, находясь в одной комнате с человеком, говорящим по

телефону:

– …Сегодня холодно. Ты не забыла надеть теплые носочки?

– …А шарфик ты надела?

– …А теплые колготочки?

Для разговора между любовниками – самое оно.

Но в тот раз, слушая их разговор, я как‑то даже не задумался о

том, что если мы так заботливы и деликатны со своими

женщинами – то, какого черта они нас терпят в постели?

 

Добавлю, что Петру пятьдесят четыре, а она – училась в одном

классе с его старшим сыном. И Петр называл ее «доченькой». И

еще – «Баунти».

Как‑то раз, «доченьке» приехал ее одноклассник.

Бывший спецназовец, или что‑то в этом роде.

В общем, самбист и боксер в одной коробке.

И стучался он в дверь Петиной квартиры именно как самбист и

боксер, по крайней мере, районного масштаба.

– Ну‑ка, выйди, дядя Петя, – сказал он Петру, – Разговор с тобой

будет.

– Когда‑то, когда они все приходили ко мне делать уроки, я

кормил их конфетами, а они говорили мне: «Вы…», – проговорил

Петр, оглядываясь на нас с Андреем.

 

Мне этот спецназовец сразу не понравился:

– Давай‑ка я выйду с тобой.

– Не стоит, – ответил мне Петр, – Сидите на месте.

Но я не успокоился:

– Андрей, выйди‑ка за ними. И если – что, ни во что не

- 38 -

ввязывайся, а зови меня.

Потом, Андрей рассказал мне, каким получился разговор:

– Если я тебя еще хоть раз с ней увижу, дядя Петя – придушу, –

начал спецназовец, или, кто он еще там. А Петр спокойно

ответил ему:

– Знаешь, Максим, какое огромное преимущество у меня перед

тобой?

– Какое еще преимущество?

– Если ты, молодой спортсмен, справишься со мной, пожилым

уже человеком, то это будет позор для тебя.

А если не справишься – тоже позор.

Малый был явно озадачен:

– И что же мне делать?

– Быть лучше, чем я…

 

– Вот и весь конфликт? – спросил я Петра.

– Конечно – нет, – ответил он.

– А в чем проблема?

– В том, что я не рассказал ему о том, какое огромное

преимущество у него передо мной.

– А какое ж у него преимущество?

– Возраст…

 

– А почему бы тебе ни жениться на ней? – спросил я Петра.

– Потому, что я на три месяца старше ее отца.

– Не думай о возрасте. Сделай человека счастливым на год – и

считай, что поступил честно. Это куда важнее, чем

фантазировать о вечности.

 

– Для этого мне нужно говорить с ней о любви.

А в моем возрасте говорить о любви к молодой девушке – это

брать кредит, который ты заведомо не сможешь отдать…

 

– Не переживай, – сказал я ерунду. Правда, выбора слов у меня

не было, – В любом возрасте есть свои достоинства и свои

недостатки.

– Не переживаю, – ответил Петр, – Но возраст – это не грядка

для целей, а могила для иллюзий…

 

- 39 -

Скрыто страниц: 1

После покупки и/или взятии на чтение все страницы будут доступны для чтения

- 40 -

Скрыто страниц: 192

После покупки и/или взятии на чтение все страницы будут доступны для чтения

- 41 -

Скрыто страниц: 192

После покупки и/или взятии на чтение все страницы будут доступны для чтения

- 42 -

Скрыто страниц: 1

После покупки и/или взятии на чтение все страницы будут доступны для чтения

- 43 -

Дорога во все ненастья. Брак (сборник)

Удальцов Николай

86

С автографом: Николай Удальцов

Статистика

С помощью виджета для библиотеки, можно добавить любой объект из библиотеки на другой сайт. Для этого необходимо скопировать код и вставить на сайт, где будет отображаться виджет.

Этот код вставьте в то место, где будет отображаться сам виджет:


Настройки виджета для библиотеки:

Предварительный просмотр:


Опубликовано: 23 Dec 2016
Категория: Современная литература, Книги с Автографами Авторов

Книга третья. «БРАК» Повесть «ДОРОГА ВО ВСЕ НЕНАСТЬЯ» Повесть (Об этой книге мне написали: «Эта книга должна быть на столе в каждом доме!») …В своей третьей книге, я продолжил делать то, что до сих пор, к сожалению, не сделано - то, что должно было быть сделано писателями прежде всего остального: формирование современного литературного героя – человека, на которого читателю захотелось бы быть похожим… В повети «Брак» мной дано первое в мире определение любви (до меня давали лишь характеристики этого, одновременно и простого, и сложного понятия)…

КОММЕНТАРИИ (0)

Оставить комментарий анонимно
В комментариях html тэги и ссылки не поддерживаются

Оставьте отзыв первым!