+
Поэтический сборник. Часть 5-6.
РЕЗУЛЬТАТ ПРОВЕРКИ ПОДПИСИ
Данные электронной подписи
Ссылка на политику подписи
Закрыть

СОДЕРЖАНИЕ:

 

Часть пятая. «Жернова»

2011 – 2013 г.г.

«Богиня»
«Птица и чин»
«Война с самим собой»
«Тайна воздушного змея»
«Выпускное»
«Новое измерение»
«Кленовый лист»
«Я не родился королём…»
«Был я крут…»
«Сказки в стиле Эдгара По»
«Слушая песни Весны…»
«Отчего твоё сердце бьётся…?»
«Менестрель»
«В клочья»
«Камень»
«О воздушном змее»
«Охотник»
«Зависть»
«Кончается год»
«Неважно»
«Морозы»
«Дождь»
«На что похожи льющиеся строки…»
«Спорим с осенью…»
«Людской лик»
«Пешком в небо»
«Важная особа»
«Я зову тебя снова…»
«Как окрестили меня…»
«Жернова»
«Ткань»
«Я приду к тебе в сон…»
«Два человека»
«Тайны моря»
«Хулиганы на Чистых прудах»
«Баллада об Эрнандо Кортэсе»
«Берёза»
«Унылая пора»
«Заначка»
«Когда я думаю о ней»
«Темнота»
«Раненый поэт»
«Человек с окраины»
«Как мне хочется…»
«Сны»
«Баллада о добром капитане»
«Одинокий сон»
«Ностальгия по детству»
«Осеннее»
«Весы неизбежности»
«Ступая на землю»
«Во цвете лет»
«Мой Эверест»
«Следы»
«В полёте»
«Время сенокоса»
«Монолог паяца»
«Белая птица»
«Девять жизней»
«Почти по Булгакову»

2

«Первые дни января»
«Зимний бунтарь»
«Не время»
«Говорю тебе – здравствуй!»
«С годами»
«А музыка звучит!»
«Пробуждение»
«Гадание»
«До ноября»
«А не встретиться ли нам…»
«Пришлый»
«Весна»
«Как быстро минул день…»
«Размышления о воздухе»
«Тучка»
«Брат»
«Пассажир»
«Поворот»
«Птицелов»
«Разбросала цыганка карты»
«Городские джунгли»
«Поклонюсь»
«Мне больше некуда спешить»
«Разведённые мосты»
«Дворняга»
«Оксана»
«Зомби»
«Памяти Демиса Руссоса»
«Лотерея»
«Тысячу лет знать друг друга…»
«Доля горькая»
«Ещё бы успеть»
«Остров»
«Суровой поступью февраль…»
«Пятая колонна»
«Обитель святых слов»
«Падший ангел»
«Ненастье»
«Транспорт»

Часть шестая. «Песочные часы»

2014 – 2015 г.г.

«Два полюса»
«Чёрный храм»
«Одному странствующему поэту»
«Не вписался»
«Тебя прятала ночь»
«Муза»
«Йети»
«Песочные часы»
«На ладони»
«Тень»
«Золотарь»
«Не бойтесь»
«Ну, чего я ворчу»
«Много чего»
«Книга»
«Дети»
«Нас ведут по дорогам»
«Город»
«Скоморохи»
«Бенефис осени»
«А кто сказал…»
«Под Богом»
«Колокола»
«Февраль»
«Нам диагнозы ставят врачи»
«Вот и всё»

3

«Сюжет»
«Поговорим»
«В погоне»
«Одиночка»
«В тот день»
«Баранкин»
«Споры»
«Память»
«Огород»
«Далёкий край»
«Болезнь»
«Голубь»
«В прошлом веке»
«Квазимодо»
«Очаг»
«Лабиринтами древних легенд»
«Орфей»
«Женщина, женщина…»
«Маршруты»
«Эль Греко»
«Осень ещё не пришла»

4

Часть пятая. «Жернова»

2011 – 2013 г.г.

 

БОГИНЯ

 

«Я из смертной женщины богиней

Стала, потому что он глядел…»

Ольга Королёва

 

Не было шаманов в нашем роде,

мне никто не передал секрет.

Благодарен я сестре – природе

за слова, похожие на бред.

 

Мой поклон ей низкий и «Спасибо!»,

что смотрю и вижу сквозь тела

Если б взгляд по плоскости носило,

ты Богиней стать бы не смогла.

 

Или самой женственной из смертных

разума б лишила всех мужчин.

Но зачем земной бездушье смердов

и удел ничтожных величин?

 

Взгляд проник, минуя сталь сомнений:

в этот раз, как дождь, не наследят!

Назови меня не броско – Гений.

Я волью в себя столь лестный яд,

 

чтоб и впредь не изменять природе,

чтобы детям передать секрет…

Ты – Богиня! На мажорной ноте

допою признания куплет!

5

ПТИЦА И ЧИН

 

Так и рвётся обрезать крылья

птице, выбравшей небеса,

тот, кто в землю уткнулся рылом,

и взлететь не решился сам.

 

Ему кажется: с детства – в кресле.

Пусть – убогий, но всё же – чин.

И ножом – по живому, если

возмутиться – пятьсот причин.

 

Не положено птице в небе

оставлять аллегорий след….

Славен опус о ширпотребе,

да на праздник – собачий бред!

 

И напра-, и налево –метку,

на сколь хватит в душонке зла….

Запереть снова птицу в клетку

без надежды на взмах крыла!

 

ВОЙНА С САМИМ СОБОЙ

 

Война с самим собой – страшнее атомной.

Внутри живут – и Родина, и враг!

Поступки отправляю в бой солдатами,

и сам иду – жестокий, как варяг.

 

Поля души истоптаны и выжжены,

течёт по венам чёрная река.

Давно б погиб – сражайся я по-книжному,

ища спасенья в чуждых берегах.

6

Но ждут не похоронок мои близкие,

не пугала в бинтах, на костылях,

не труса, что угодливо заискивал

и перед Смертью ползал, словно тля.

 

Им нужно, чтоб мы были крепко нитями

привязаны к друг другу долгий век…

Пусть кровь и боль останутся невидимы!

Вернётся в дом Любовь, наш оберег.

 

ТАЙНА ВОЗДУШНОГО ЗМЕЯ

 

Знала ль ты, что в небе змей воздушный

обретает видимость свободы?

И ему назад уже не нужно –

добираться утром до работы,

выглядеть весёлым, словно клоун,

целый день на публику играя,

принимать на веру Божье слово,

чтоб к беде не вывела кривая,

ублажать желудок, чем попало,

избегать насмешек и подножек…

Разве этого для змея мало –

рваться ввысь, как родственник из кожи?

И лишь нить, связующая с миром,

не пускает в облаке укрыться:

ТЫ, которую зовёт он – милой!

ТЫ, в которой – всего мира лица!

7

Я НЕ РОДИЛСЯ КОРОЛЁМ

 

А кто там нынче за рулём

машины времени?

Я не родился королём

дневного племени.

 

В моей душе блуждает ночь

капризной кошкою.

Но как мне в ступе растолочь

вопросы сложные?

 

Блеснёт улыбкою рассвет,

совсем не ласковый…

Опять до ниточки раздет

мечтой и сказкою.

 

Быть может, вновь поверить в быль,

пусть даже чёрную?

Мы не заложники судьбы,

мы все – учёные!

 

Мои богатства – стол и стул,

и вдохновение…

Открою яркую звезду –

СТИХОТВОРЕНИЕ!

8

ВЫПУСКНОЕ

 

"...и закрыты жизни зачётка..."

Даниэль Пахомова

 

Вот и всё - поставлены оценки...

На руках чернеет аттестат.

Я не стал Вселенной нашей центром

и святой Земли пупом не стал.

 

Как влитые - двойки, единицы:

не по мудрой книге, видно, жил...

Не искал спасения десницу

у того, кто душу мою сшил.

 

Выбрал путь по нраву - пень, колода...

Ближе к совершенству, больше ран...

И мужал сурово год от года,

шёл вперёд, к звезде Альдебаран.

 

Били по рукам, в колёсах – палки...

Мой Пегас помечен злым тавро.

Но живу, живу... не в общей свалке,

а где слово - злато-серебро!

9

КЛЕНОВЫЙ ЛИСТ

 

Я иду по осенней аллее вглубь

парка тёмных поступков и светлых дум.

Ворожит листопад, и слетают с губ

стихотворные строки. По грусти бум!

 

Приложил я к ладони кленовый лист…

Надо ж, впору, опавший, пришёлся мне!

Он явился о чём-то поведать из

той страны, что до снега поёт в огне.

 

Его линии чётко влились в мои:

знать, и я скоро с ветром отправлюсь в путь.

В тишине повторяю слова молитв,

чтобы он прекратил так прицельно дуть!

 

Но меня вдруг поймает, как лист, ладонь,

когда время до смерти намнёт бока.

А Пегас, верный друг и бесстрашный конь

нас умчит с незнакомкой за облака!

 

БЫЛ Я КРУТ…

 

Был я крут, не чувствовал стоп-крана.

Мир иллюзий разлетался в щепки.

Ох, как рано дали волю, рано!

Ведь сначала с душ снимают слепки…

 

Рвал цветы, топтал дома их – клумбы…

В белый цвет флаконы чёрной туши

выливал – о будущем не думал,

шёл вперёд, разбрызгивая лужи

10

на друзей, на истину и мудрость…

Но приветствуя однажды Осень,

понял вдруг – не радуюсь. Взгрустнулось –

что вопрос бунтует на вопросе.

 

Я раскрыл глаза: судьбы пустыня

разлеглась женой до горизонта.

Сохранят ли годы моё имя?

Вспомню ль сам пред смертью я о ком-то?

 

СКАЗКИ В СТИЛЕ ЭДГАРА ПО

 

"Чтобы гиблые души тешить..."

Ольга Королёва

 

Просыпаюсь, как лес дремучий

после зимних суровых снов...

Вдруг дышать стало в мире лучше?

Вдруг Весну встречу вновь весной?

 

Открываю глаза и вижу –

те же улицы и дома…

Те же люди снуют, как мыши,

чтоб однажды сойти с ума.

 

Гибнут души их ежедневно,

попадая с утра под пресс…

Будь то город или деревня –

всюду правит процессом бес.

 

Понимают поодиночке –

по крупице растащен воз.

Но впрягаются и по кочкам

тянут молча в долину грёз.

11

Я такой же, и друг мой, леший,

говорит мне, приняв стакан:

«Не хрен гиблые души тешить!

И поймёт ли боль истукан?»

 

Дьявол нами – не Бог, играет

А ему на страданья по…

И не видно конца и края

сказкам в стиле Эдгара По.

 

СЛУШАЯ ПЕСНИ ВЕСНЫ…

 

Слушая песни Весны

в стиле морозного рока,

мартовской улицей мы

шли от порога к порогу.

 

Кто бы впустил, отогрел

словом, не взятым из будней…

Кто бы сказал, что предел

вечным шлагбаумом не будет…

 

Но не нашёлся мудрец

в склепе обжитых кварталов –

нас разбудить наконец,

вытащить из под завала

 

серых житейских проблем,

в пыль превращающих чувства.

Нет панацеи средь схем,

нравоучений, напутствий.

12

Я посмотрел ей в глаза…

Боже, как сложно и просто!

Только – любить, только – за

необитаемый остров.

 

Слушать до ночи с утра

звонкий от радости голос.

Что там случилось вчера?

Это лишь слух, а не новость!

 

ОТЧЕГО ТВОЁ СЕРДЦЕ БЬЁТСЯ…

 

"Каждый день я подвергнута страху и сердцебиенью..."

Ольга Королёва

 

Отчего твоё сердце бьётся, как узник в стену?

Что тебя заставляет зайцем дрожать от страха?

Не поверь один раз приметам - придёт на смену

тёмной ночи рассвет и в прошлом оставит плаху.

 

Мы по зёрнышку куль скопили - и чёт, и нечет.

Чья-то зависть его пронзила, как-будто шилом.

Не спеши хоронить надежду, мой человечек!

Посмотри на смертельную рану - уже зажила!

 

Я всегда буду трогать струны, я буду рядом,

сочиню для тебя песню песен, какой не знали.

Коль придётся мне ради жизни пить чашу с ядом,

вечным именем грохнут тосты в Господней зале!

13

МЕНЕСТРЕЛЬ

 

Вдалеке от суматохи,

где трава ему – постель,

где росой омыты ноги,

бродит грустный Менестрель.

 

На гитаре он играет,

как заправский виртуоз.

А стихи ему из рая

ещё ангел не принёс.

 

Только в ухо шепчет демон

мёдом мазанный сюжет:

мол, прекрасней чёрной темы

ничего на свете нет.

 

И как-будто на распутье –

смотрит в небо музыкант…

Что же с песней завтра будет?

Ждать рассвет или закат?

 

В КЛОЧЬЯ…

 

Пожелав оставаться честным…

Ольга Королёва

 

Может быть, я умру однажды

под плитой недовольных взглядов…

А сейчас в клочья рву бумажки,

навязавшие мне порядок.

14

Не похож на портрет героя,

что из бронзы шаблонно вылит.

Амбразуру я не закрою –

боль иная пронзит навылет.

 

Прочитал я случайно в прессе

между станциями подземки:

«Если честность, как мясо, взвесить –

подлежит её стать уценке!»

 

Мол, с рождения в каждом – вирус:

хапнуть слева и хапнуть справа.

И поэту досталась лира

тоже, видимо, на халяву!

 

Глажу кошку помятых будней

против серой, немытой шерсти…

Ах, Душа, ты не станешь блудней!

Есть в тебе ещё капля чести!

 

КАМЕНЬ

 

“На душе внезапно стало легче…”

Ольга Королёва

 

Будто кто-то снял тяжёлый камень,

что давил в последние года…

Иль покинул дом гостивший Каин,

присмотрев далече города.

 

Стал рассвет и явственней, и чище,

как стекло отмытое тобой.

Тот находит, кто всё время ищет -

не бредёт покорно за толпой.

15

Я тебя искал и ждал так долго -

накопил ошибок полный воз.

В жизни стог скользнула ты иголкой -

на ладони места не нашлось.

 

Сколько промелькнуло – тёмных, рыжих…

И – попроще, и по виду – знать…

Но смотрю, смотрю и ясно вижу:

чья рука способна камень снять.

 

НОВОЕ ИЗМЕРЕНИЕ

 

"Пальцев и коленей столкновенья

Нас влекут в опасную игру"

Ольга Королёва

 

Время тщетно ластиком стирает

что корнями цепкими врослось -

как неслись мы, будто по спирали...

Нет, не в пропасть... Нас гнала не злость...

 

Это было новым измереньем,

прежде находившемся в тени.

Так порой во мне стихотворенье

зреет ночи и взрывает дни.

 

Я узнал, что ты и горный воздух

опьяняете сильней вина.

Током бьёт, когда всего лишь - возле,

а в объятьях - стон, и - не до сна!!!

16

Будто в душах шторм десятибалльный

не оставил грустной даже пядь.

Мы взаймы у времени не брали,

чтоб оно пыталось вдруг отнять.

О ВОЗДУШНОМ ЗМЕЕ…

 

“Я стану воробьем в твоем окне…”

Ольга Королёва

 

Ты видишь – за окном воздушный змей

на тоненькой верёвочке танцует?

Прими его в широкий круг друзей,

дай знать о том приватным поцелуем.

Выписывает плавные круги

под музыку, что ветер на гитаре

бренчит на чьи-то странные стихи.

А змей мечтает о крылатой паре…

Соорудить шалаш средь облаков,

на очаги мирские непохожий,

освободиться от земных оков…

Ты хочешь с ним парить на небе тоже?

 

ОХОТНИК

 

"Какой охотник ходит по следам..."

Ольга Королёва

 

Колчан - пустой, как ветхое жильё.

Ружьё не помнит, что такое - пуля.

Давай вина пьянящего нальём

и будет жарко, словно днём - в июле.

17

Иду след в след, боюсь твой потерять,

петляющий по жизни буеракам.

А сколько лет ещё - два, три, четыре, пять -

стихам рычать, охотничьим собакам?

 

Упрямство до краёв! И я порой

безбожно нарушаю лисьи планы,

которые ты носишь под корой -

коварства сеть, смертельные капканы.

 

И сил уж нет от пёстрой маяты,

переварить - где горе, а где праздник...

Так кто из нас охотник, я иль ты?

На чьей спине мишень игриво дразнит?

 

ЗАВИСТЬ

 

По закону природы пуля,

в спину выпущенная врагом,

трижды горе-стрелка обжулит

и окутает в траур дом.

 

Кто в чернила макнув причину,

выбирает себе мишень,

жизни вычеркнет половину

ту, что Бог создавал нежней.

 

Но незваною гостью зависть

заявилась с портфелем прав.

С носом вытянутым остались

чувства неба, деревьев, трав.

18

Поперхнулся поэт на слове…

Люди пафосно скажут: «Рок!»

Отчего же не остановят

палец вжатый со злом в курок?

 

КОНЧАЕТСЯ ГОД…

 

Кончается год, как живая вода…

Нам выделил Бог монотонный период…

Стучат об асфальт неудач обода…

А кто-то мечтал, словно Бендер, о Рио.

 

А кто-то мечтал объегорить шкалу –

так много ещё надо сделать поступков!

И всё-таки сдвинул на метр скалу,

и стою дороже, чем дали бы в скупке!

 

Не глядя, пороюсь с утра в портмоне –

на тост новогодний у елочки хватит.

Пусть Дед с красным носом поведает мне –

куда поезд жизни поэта покатит?

 

Здоровья желаю я всем и любви!

Не только друзьям, но и – чуждым, и злейшим…

И женщине той, что из снега слепил –

красавца из сказки по имени Леший...

19

НЕВАЖНО…

 

Неважно – здесь я или выбыл…

Неважно – с Богом или нет...

Ты уважай меня за выбор,

за то, что имя мне – Поэт!

 

За то, что буквы на странице

в тугую вытянул струну.

Не олигарх, и не убийца,

не продаю свою страну…

 

За то, что помню я о прошлом:

когда родился, с кем я жил…

Что я тебя не понарошку

люблю! А ссоры – миражи!

 

За то, что масок карнавальных

носить с рожденья не привык…

Судьба ли это? Наковальня?

И нет для нас дорог прямых…

 

МОРОЗЫ

 

Злят морозы в декабре –

рвут на части тело…

Что там нынче на сугрев –

водка или дело?

 

Жизнь ударить норовит

гаечным – по темю.

Да, немного бледный вид…

Не для счастья время.

20

Но не Каином смотрю

вслед родному брату,

И не волка видит друг,

а – спасенье рядом.

 

В час, когда мне самому

муторно и больно,

прогоняю, словно мух,

дней минорных войны.

 

И в глазах моих – салют!

И в душе – рассветы!

Я вас, ближние, люблю!

Дальним ждать до лета…

 

ДОЖДЬ

 

"Вот и кончился дождь, допиваю свой кофе..."

Тамара Москаленко

 

Неизвестно куда, неизвестно зачем торопился...

Говорил я себе - выходи, побеждай и владей!

В тот момент, когда кто-то признал одинокого принца,

по стеклу дождь царапал когтями. Был пасмурный день.

 

Собирался гадать... Всё поглядывал в чашку, на кофе...

А потом - на окно, на его живописный узор.

И хотелось кричать: "Мы с тобой, дорогая, по крови -

как две капли дождя, что закрыл мне сегодня обзор!"

 

Я ворчал на часы, призывая не буйствовать стрелки...

Да и кофе просил - вопреки небесам пощадить.

Стены - хуже дождя: заставляют валяться в постели...

Но ты где-то - средь вымокших улиц, дворов, площадей....

21

ПЕШКОМ В НЕБО…

 

"Я когда-то осталась бескрылой

И ходила пешком к облакам..."

Елена Столь

 

Поэтессу плебеи корили:

«Непонятная, чуждая нам…»

Сговорившись, подрезали крылья –

ну, зачем ей летать к облакам?

 

Кто-то новые ноты подсунул,

чтобы пела, в миноре, как все…

Чтобы гнулась под тяжестью сумок,

превратив дом воздушный в насест.

 

Но не хочет в рутине пылиться,

принимать, что она – её часть!

Словно гордая, вольная птица,

знает путь, знает день, знает час,

 

когда снова придёт вдохновенье

не из классов прилизанных школ.

Она вечному зову поверит

и отправится в небо пешком!

 

НА ЧТО ПОХОЖИ ЛЬЮЩИЕСЯ СТРОКИ…

 

На что похожи льющиеся строки,

когда, расправив крылья, смотрит ввысь

поэт, познавший мудрость не в остроге,

и не в дому, где сны перевелись?

22

Они водой стекают родниковой,

готовые любить и врачевать.

Их не загнать указами в оковы,

не наложить молчания печать.

 

Всё потому – чиста душа поэта,

не брошена к ногам, как половик.

И кто ещё вчера не понял это –

рабом к иному идолу приник!

 

И вроде получается красиво,

и гением поклонники зовут….

Но черти, будто к дьяволу носили…

Там тоже есть неотвратимый суд.

 

И бродят среди честных и открытых

поэтов, не сроднившихся с хулой,

творящие украдкой паразиты,

которых бы из общества – метлой!

 

ВАЖНАЯ ОСОБА

 

Толпится народ возле важной особы,

ему недоступной: замки, да засовы…

Напрасно мечты о сближенье лелеет –

льстецам не помогут «поэмы» с елеем.

 

Особа забыла, что путь на вершину

сквозь трудности дней пробивают не шилом…

Из той же бурлящей, как варево, массы

однажды вдруг выбрали первенцем к Марсу.

23

И были друзья самой прочной опорой,

гордятся до смерти иные которой.

Но чаще добро – в одной ёмкости с прахом.

С почётной доски по ранжиру – на плаху!

 

Поля и леса, это разве – родное?

Уже не посланник Земли – гуманоид!

Получеловек? Или – полупиявка?

Всю высосет кровь для продажи с прилавка….

 

И Родину-мать, и в деревне старушку,

(за тёплое место!), и русскую душу…

О сделанном не пожалеет ни разу:

как-будто хоромы избавил от грязи!

 

А улицы снова в рекламных плакатах…

Сюжет нашей жизни лыжнёю накатан:

по разным кулёчкам судьбой расфасован

толпится народ возле важной особы…

 

Я ЗОВУ ТЕБЯ СНОВА

 

Не сотворить цветущий сад из пустоты,

И в прошлом не исполненные песни...

Тамара Москаленко

 

Мы когда-то пытались творить в унисон,

мы сажали деревья, не вырвав бурьяна.

Подносили нам хлеб, но забыли про соль.

И раскатистый гром, проворчал в небе: «Рано!»

24

Ты когда-то сказала: «Есть чудный мотив…»

А я слов не нашёл для рождения песни…

И любовь превратилась в развенчанный миф.

Как всегда победило настырное «если»…

 

Но силён тот, кто верит, что есть чудеса

средь безликих пустоти аккордов молчанья.

Кто сумеет внушить неподкупным часам –

всё ещё впереди, и мы – в самом начале!

 

Я зову тебя снова не спать до утра,

глубоко погружаясь в стихов перекличку .

Поселиться в одной из придуманных стран

и зарыть глубже клад – междустрочье о личном.

 

КАК ОКРЕСТИЛИ МЕНЯ…

 

"Что человеку пройти суждено

Между крещением и отпеванием?"

Татьяна Аксёнова

 

Как окрестили меня - не помню...

Видимо, громко в церкви орал.

Память отметилась: шесть неполных...

Все предыдущие - съел хорал.

 

Мир тогда не был большой планетой:

втиснулся робко в квадрат двора.

Нравилось шкодить, конечно, летом...

Чудная, надо сказать, пора!

25

В пальцах сжимая девИчьи косы,

не понимал, что дорогу в рай

вряд ли осилить пешком иль кроссом,

что где-то есть перед смертью край.

 

Из сорванца пилигрим не вышел:

шибко любил обнимать сирен.

Если - асфальт, подавайте лыжи!

Рвался на волю бунтарский ген!

 

В Слово влюбился, как тот скиталец,

вдруг осознавший в чужой стране -

проводники обмануть пытались!

Родина - рядом, чужбина - вне!

 

Вне алфавита, души и сердца,

вне нависающих с неба туч...

Не на костыль я смог опереться,

а - на который богат, могуч!

 

Им отпоют, когда кончатся сроки,

точка шлагбаумом ляжет ниц.

Прочь от стихов, вороньё и сороки!

Ласточкам, чайкам - тепло страниц!

 

ЖЕРНОВА

 

Ангел крыльями махал, путал –

всё нормально на Земле, спите!

А в Москве опять – гроза, смута…

Он другой сюжет с небес видел…

26

Ты скажи, крылатый враль, где же –

этот мир без толкотни, крови?

Со спины людей в ночи режут;

нынче грамм «святой воды» пролит!

 

В той реке нам не найти брода,

хоть черпай до тошноты крынкой!

А в Москве народ за грош продан

на прилавках золотых рынков.

 

Виноват не Челубей бритый –

скован княжеской «братвой» Инок.

На рассвете предстоит битва:

правду кличем Пересвет кинет!

 

Как устали мы ходить в жертвах…

Подставлять щеку, познав горечь.

Но поставленный на ход жернов

перемелет до муки гордость.

 

СПОРИМ С ОСЕНЬЮ…

 

Спорим с осенью стихами –

ты не будь, не будь дождливой!

Называешь стариками…

Но в нас – молодости жилы!

 

Мы строкой ещё не плачем

о потерянном и прошлом

и в крылатую удачу

верим: та – не понарошку…

27

Верим, что стучит сердечко

не по заданной программе,

что расправленные плечи

монолитнее с годами.

 

И шагаем смело в лужи,

словно собственные внуки.

А стихи листвою кружат,

западая прямо в души…

Вот такие бяки-буки!

 

ЛЮДСКОЙ ЛИК

 

"Всегда приятнее лик людской..."

Елена Жмачинская

 

В трамвае, на улице, в ресторане...

Неважно - чужой ли ты там иль свой,

противно смотреть на лик обезьяний!

Всегда мне приятнее лик людской!

 

Но джунглями город зовут недаром -

из камня суровый его костюм.

Куда-то пропали влюблённых пары,

расплавился в смоге частично ум.

 

И всё же не каждый тропою дикой

выходит добычу себе искать.

Рапира поэта сильнее рыка -

неброская с виду, без буквы "ять"...

28

Невидимым тянет к себе магнитом

назло покровителям вечной тьмы.

Ну, кто ещё злом до костей пропитан?

Кому там культура страшней тюрьмы?

 

ТКАНЬ

 

"Как много соткано людей…"

Елена Жмачинская

 

Мы на холсте большом и круглом

нелепым вытканы узором -

горды не вынесенным сором,

поклоны бьём жрецам да куклам.

 

Буду жаждой такой непонятен

большинству равнодушных людей,

для которых - в стране белых пятен

ворожит на злодее злодей.

 

И от рассвета до заката

руками машем суетливо,

но не даётся в руки диво...

Кому - кайло, кому - лопата...

 

Кому - от киллера усмешка:

как-будто ластик стёр ошибку.

А ведь хотел по миру - с шиком,

орлом пиариться, не решкой

 

В штрихи упрятанные судьбы...

И только избранным - удача:

не рыбка в неводе, не дача...

Строка... Строфа... Да люди - судьи...

29

Я ПРИДУ К ТЕБЕ В СОН

 

Я приду к тебе в сон

и не буду в нём лишним.

И не буду нудить,

как безликий сосед.

Не гони меня вон

мокрой тряпкой из ниши.

Знай, у нас впереди

много зим, много лет!

 

Я приду к тебе в сон –

не исчезну к рассвету.

Не иссякнут слова,

словно слабый родник.

Нам дышать – в унисон!

Мы заплатим за это…

Пусть слетит голова

за один только миг!

 

ДВА ЧЕЛОВЕКА

 

«Расплескав на осенние листья…»

Елена Жмачинская

 

Человек в обветшалом пальто

тяжких лет, устремившихся в осень,

брёл по листьям. Спина запятой

прогибалась: ну, кто ещё бросит?

 

То и дело скрывался под зонт,

сторонился случайных прохожих:

впасть в депрессию, это – позор?

Но и лужицы корчили рожи…

30

А другой излучал позитив,

как бессмертный посланец светила,

напевая весёлый мотив.

В каждой строчке – движенье и сила!

 

Говорил: «То не дождь, а нектар

небо льёт на опавшие листья!»

И в потоке гуляющих пар

он себя не почувствовал лишним.

 

Выбрал путь, забывая о том

непонятном ему человеке…

Сыновьям средь людей строил дом,

не смотрел – сколько пробито в чеке…

 

ТАЙНЫ МОРЯ

 

Сейчас бы заблудиться в тайнах моря,

сейчас бы потерять опору дна

и, с горизонтом необъятным споря,

достичь той точки, что нам не видна...

 

Оставить в прошлом горький привкус пира,

подол иллюзий влёт не целовать –

и белое пятно на карте мира

вдруг станет мне понятней, чем словарь.

 

Первопроходцу, может быть – не ровня,

открывшему далёкие края,

но расшифрую сложный иероглиф,

в котором – весь мой путь от А до Я.

31

ХУЛИГАНЫ НА ЧИСТЫХ ПРУДАХ

 

Для поэта нет хуже вреда,

чем стихию угробить в причёске.

«Хулиганы» на Чистых прудах

матерятся хореем по-свойски.

 

Проходящие мимо «менты»

улыбаются, пряча дубинки.

Они с рифмою тоже на «ты»…

Так отложим до завтра поминки!

 

О Волошине друг мой прочтёт,

а потом – путешествие в осень.

Моросящая грусть нипочём:

дождь – не Бог, он средь нас – между прочим!

 

Кто сказал, что скамейка – не стол?

Как на праздник, с лихвой накрываем….

Даже Музе накатим грамм сто

под вечернею песню трамвая.

 

И ещё соберём не одну

вот такую бунтарскую встречу.

Здесь мы, души свои распахнув,

бьём по смерти словесной картечью!

32

БАЛЛАДА ОБ ЭРНАНДО КОРТЭСЕ

 

И я стоял у стен Теночтитлана…

Стучало слово «Aurum» в висках:

вдруг с неба упадёт, как в Книге манна?

Но в жадность въелась ржавчиной тоска!

Зачем ты нас, бесстрашный дон Эрнандо,

увлёк искать в чужих краях страну,

где мы из войска превратились в банду,

пустив все корабли за ночь ко дну?

Просчитано до мелочи… Не так ли?

Назад отрезан путь, звала – война.

Узнают ли в тебе Кацелькоатля

ацтеки, чья судьба предрешена?

И ложь, и смерть годились для победы,

а вместо неуступчивых Богов

Иисус Христос разменною монетой

на стол переговоров лечь готов.

Кто принял длань, кто до предела взвинчен…

К ногтю прижата горстка бунтарей.

А Кортес слушал россказни Малинче

и вторил, словно раб, послушно ей.

Мы продвигались в золотые дали,

не ведая – что новый день несёт,

и племена с лица земли стирали,

и не вели ненужным жертвам счёт.

Мы лезли в пекло со своим уставом:

«Не нравится? Изведай телом меч!»,

чтоб древняя столица перестала

себя от плена вечного беречь!

Не выдержал позора Монтесума,

расплавив сердце горечью утрат.

О чём он пред последним вздохом думал?

33

О том, как время повернуть назад?

За раненое око били в око;

неважно – кто здесь первым строил дом.

Иссякли силы у Куатемока,

перевернулся его мир вверх дном!

Предательство, несдержанное слово…

Прах обещаний унесли ветра…

К рассвету для вождя петля готова…

Конкистадоры, Кортесу – ура!!!

Душой перелетев через столетья,

он продолжает жить и в наши дни.

Уж не мечи в ходу, рабам – не плети:

ракетой долетит судьба до них.

Спасут ли завтра истина и гордость

от щупальцев, что снова тянет спрут?

Пока есть «Aurum», живучий Кортес –

у стен Теночтитлана, тут как тут!

 

БЕРЁЗА

 

Посвящение Василию Шукшину

 

Часто пересматриваю кадры,

как до слёз растроганный Егор

обнимал берёзок стройных пару

и шептал: «Родные, я – не вор!»

 

В городах они одеты в робу –

так велел, его кощунство, Смог.

В леса глубь я выберу дорогу,

лишь ступив ногою за порог!

34

Припадаю лбом - от шишек твёрдым,

провожу ладонью по коре…

Будто взял гитарные аккорды –

в песне тихой пламенем гореть!

 

О берёзах сказано немало:

замусолено, истёрто в пыль…

Вытащу все тайны из подвала,

годные в помойку да в утиль.

 

Не скупому знахарю, не в церкви –

исповедуюсь её листве,

что, пока живьём не съели черви,

я с природой русскою в родстве,

 

что, пока не взят я ленью в полон.

и не вычеркнут из жизни злом,

будет мир мой вдохновенья полон,

и гостей встречать радушно - дом!

 

УНЫЛАЯ ПОРА

 

Дожди, унылая пора…

Депрессия с бутылкой водки

лениво ходит по дворам,

вливая безнадёжность в глотки.

 

До осени один рывок –

поллитру выпить без закуски.

Нашли во фразе экивок,

а вроде говорил по-русски.

35

А вроде наводил мосты,

через бурлящие потоки.

Стихи на чистые листы

ложились, будто на уроке.

 

Но в самом скопище толпы

безумной и насквозь промокшей

меня причислили к слепым,

обвесив нецензурной ношей.

 

Как щит в сражении, кора

спасает мозг от палиц гнева…

Дожди, унылая пора…

И ямбом недовольно небо…

 

ЗАНАЧКА

 

"Вот так, зажав заначку в клювик..."

Алёна Мак

 

Если нет накоплений, в заначку

дУшу от неприветливых глаз,

до рассветного чуда я спрячу:

лишь оно никогда не предаст.

 

Улыбнётся мне солнце сквозь штору,

словно пальцем, коснётся лучом.

И не надо медлительной «Скорой»

удивлять пациента врачом.

 

Не замечу ни луж по колено,

ни прохожих с оскалом кривым,

из подъезда когда, как из плена,

вырвусь вновь к светлым мыслям своим.

36

И одежды тяжёлые сброшу…

Те, что горбили, гнули к земле…

Посмотрите, в душе я – хороший!

Это тень моя бредит о зле….

 

КОГДА Я ДУМАЮ О НЕЙ…

 

Когда я думаю о ней –

и в понедельник, и в субботу,

не различаю цвета дней,

не знаю – дом где, где – работа…

 

Ищу на глобусе пятно,

опознавательные знаки

которого легли на дно,

как междустрочья на бумаге.

 

Открою остров посреди

загадочного океана.

Скажу: «Ничем не навреди!

Ни трезвым, ни от счастья пьяным….»

 

И там, на острове вдали

от городской неразберихи

мы примем в гости корабли –

друзей и самых близких лики.

 

А волны, ветер, облака –

свидетели такого чуда –

не впустят зло издалека,

жестокого посланца люда.

37

ТЕМНОТА

 

«В ноль-ноль часов,

Ноль-ноль минут –

Дыханье темноты послушай…»

Виктория Хвалова

 

О чём дыханье темноты,

когда смыкаю на ночь веки?

Мне, предлагая быть на «ты»,

она в свои впускает реки.

 

Я не пугаюсь и вхожу,

смывая волнами усталость.

Но каждым шагом дорожу:

не знаю – сколько их осталось.

 

Нести рюкзак всё тяжелей,

в котором – дней прожитых опыт.

Не смажет истины елей,

и чаще на здоровье ропот.

 

И чем печальнее свеча

в преддверии той встречи гаснет,

тем чётче облик палача,

творца неотвратимой казни.

 

Да, ночью правит темнота!

Ей всё равно – святой ли, грешный…

А утром шум и суета

вернут соломинку надежды.

38

РАНЕНЫЙ ПОЭТ

 

Прошедший день вошёл в него, как нож,

не пощадив святых реликвий –

мечты о светлом, самых близких лики…

На решето поэт стал дырками похож….

 

И надо бы немедленно латать –

во избежание последствий,

чтоб мог орлом по-прежнему летать,

а не ронять слезу на лобном месте.

 

Сочувственно жалели голоса…

Но торопливо, мимоходом:

на улице – хорошая погода,

и ждёт свиданья счастья полоса!

 

О чём же думал раненый поэт,

вдруг ощутив смертельный холод?

Не это ли для вдохновенья повод –

стихами дать изменникам ответ!?

 

И в ожидании ночной строки

закрыл он окна, дверь и душу...

Никто ему был в этот час не нужен

и были все, как звёзды, далеки...

39

ЧЕЛОВЕК С ОКРАИНЫ

 

Весна. Окраина столицы.

Как на ладони – нудный МКАД.

И люди здесь, и даже птицы

клеймо имеют – «Не формат».

 

Сначала – утро не по нотам,

потом – на душу с вдохом смог…

Жаль, не родился полиглотом –

со всеми б объясниться смог,

 

о том, какие вновь проблемы

штыками вспарывают грудь.

Мы стали иностранно-немы…

Втихую б нам соседа пнуть!

 

До центра – либо парясь в пробках,

иль нервы тратя под землёй…

Нужна особая сноровка,

характер закалённый, злой…

 

А за Садовым, словно гости,

приехавшие в первый раз,

нахваливаем чудо-остров,

закрытый для широких масс.

40

КАК МНЕ ХОЧЕТСЯ…

 

Как мне хочется пройтись по Тверской,

заглянуть хоть на часок в старину.

Но я слышу голос правды: «Постой!

Мы построили другую страну!»

 

У Емели нынче кипа бумаг,

от которых – и веселье, и грусть.

Отшлифуют под копирку дома,

где осталась ещё ветхая Русь.

 

Как мне хочется найти в Лужниках

для души своей забытый покой.

На табло в глазах нулей виден страх,

рёв трибун зовёт вандалов на бой.

 

Словно стадо, пронесётся толпа,

по обратному, к пещерам, пути.

И была, коли надежды тропа –

бесполезно сердцем Данко светить!

 

Как мне хочется и дверь, и окно

снять с петель и зашвырнуть в никуда.

Крикнуть: «Люди, нас всех сняли в кино

о потерянных бездарно годах!

 

Заходите, дорогие, на чай!

Да и соли есть в загашнике пуд!»

А на лицах чужеземцев – печаль:

в белокаменной случайно живут…

41

Как мне хочется стереть со спины

намалёванной мишени круги…

Мы – солдаты самой подлой войны…

В переулках, как в окопах – враги.

 

То ли выйдет из психушки маньяк,

то ли стая малолетних волков…

Кто последний на Хованское? Я?

Мой кредит – на пару новых веков!

 

Как мне хочется спросить у небес:

наш Господь впал в летаргический сон?

Неужель, сильнее ангела бес?

Землю топчет, словно пешего слон…

 

Мера радости – щепотка и горсть.

Тем, кто выжил, позавидует йог.

Человеку апокалипсис – гость.

Можно выставить пинком за порог!

 

СНЫ

 

"Постели мне постель, постели!"

Ольга Флярковская

 

Ты не думай о завтрашнем дне:

сквозь туман я не вижу не зги...

Потянись, улыбаясь во сне…

Спи на облаке, милая, спи...

 

Я к тебе через час прилечу,

когда выстрою строки в строфу.

Проведу, не дыша, по плечу

и чуть слышно «родной» назову…

42

И ни дождь запоздавшей весны,

ни зимы застоявшийся снег

не узнают – о чём наши сны?

В них есть грусть… Есть и радостный смех!

 

Из дилеммы, где – «да» или «нет»,

мы тепло до конца сбережём.

Ты не думай о завтрашнем дне –

будет всё и всегда хорошо!

 

БАЛЛАДА О ДОБРОМ КАПИТАНЕ

 

Однажды самый добрый капитан,

устав от лицемерия на суше,

позвал друзей – проведать океан,

соединить в шальном пространстве души.

 

Он принял всех желающих на борт,

не глядя в паспорта и на одёжку:

«Там тоже – развлечения и спорт,

но нет интриг, обёрнутых в обложку!»

 

Он свято верил в то, что говорил.

Как будто, перед сном читал молитву.

Кому-то по нутру был «юный» пыл,

вороны же прокаркали: «На битву!»

 

Корабль шёл порою среди льдов,

готовых превратить его в мочало.

Гордился капитан командой «львов»,

и не искал спасенья у причала.

43

Казалось, у беды нет козырей…

Ни – облачка на небе, ни – пробоин!

Из трюма запах маленьких зверей

лишь портил атмосферу с перепоя.

 

А вскоре чужеземный горизонт

фальшивою улыбкой замаячил:

«Годами вне грехов – какой резон?

Ваш капитан скорей похож на клячу…»

 

Всё ближе, ближе адская земля…

Заклинило штурвал, несёт на рифы!

И побежали «крысы» с корабля,

забыв, что у поэта в пушке рифмы.

 

И есть ещё надёжные друзья,

которых лёгким посулом не сманишь!

По волнам вдохновения скользя,

меняют курс бродяги – прочь от money!

 

Сегодня рано подводить итог –

взгляд капитана горной кручи выше.

И сколько им скитаться – только Бог

в невидимых своих тетрадях пишет.

44

ОДИНОКИЙ СОН

 

"Отчего же теперь

Ты присниться

Не хочешь?.."

Ольга Флярковская

 

То ли кончились общие сны...

То ли кто-то сменил указатель...

Я бы лёг, словно рыцарь, костьми -

лишь бы в ноль обратить чью-то зависть.

 

Почему-то твоих нет следов

на тропинках волшебного леса...

И армадой непрошеных льдов

наплывает на тайну завеса.

 

На ромашках гадал, по руке...

Подавал птичьим голосом знаки:

"Приходи в ночь к молочной реке -

уплывут вдаль и "Охи", и "Ахи"!"

 

Но мой сон, как пустырь, одинок...

Даже ветер симфоний не воет.

Где ты есть - не расскажет мне Бог,

да и Демоны истину скроют!

45

НОСТАЛЬГИЯ ПО ДЕТСТВУ

 

"Там, где запряталось детство мое..."

Ольга Флярковская

 

Мне чуть-чуть за пятьдесят...

И не всё по жизни гладко...

Но я помню - детский сад,

школу, двойки и рогатку.

 

Помню девочку с косой,

что однажды покраснела...

А потом она лисой

песню ласковую пела.

 

Я тогда не понимал

заклинаний странных песни

и девчонку донимал –

как же так: всю жизнь, да вместе?

 

А она – на год мудрей…

И учёный с недоучкой

проплывали сто морей,

разгоняли в небе тучи.

 

Сколько раз меня спасла,

когда мир катился к чёрту,

от коварной шпаги зла!

В битвах сбился я со счёта…

 

Мне чуть-чуть за пятьдесят...

На душе немало трещин…

А рубеж был с честью взят

не к наживе – ради женщин!

46

ОСЕННЕЕ

 

"И если в жизни что не так –

Поверь, мы виноваты сами!"

Ольга Флярковская

 

Не почтальон нажал звонок,

не поворчать пришла соседка...

Весёлый дух во мне замолк,

и улыбаюсь людям редко.

 

Открыл я на удачу дверь,

а там сдвигает брови Осень...

Как много сделано потерь

на каждом жизненном вопросе!

 

Уже не верю в чудеса,

забыв о палочке волшебной!

В миноре стрелки на часах

всё приближают встречу с небом.

 

Но в том, что дерзкая душа

вдруг принимает форму ваты,

что в тень спешим - за шагом шаг,

мы, как Иуды, виноваты.

 

ВЕСЫ НЕИЗБЕЖНОСТИ

 

"А Бог забирает лучших…"

Ольга Флярковская

 

Надевает маску трус:

"Ничего, мол, не умею.

Мол - за дело не берусь!

Жизнь - река, но вечно - в мелях!

47

Бог к себе не заберёт,

коли числюсь я в горбатых.

Так живёт простой народ -

ради ямы и лопаты!"

 

А иной взмахнёт крылом,

или кисть макнёт в палитру,

или с рифмой - напролом!

Говорили - тихий с виду...

 

Но не спрячет в тень глаза

перед важным разговором.

Бог же взвесит - "против", "за"...

Кому в дом последний – впору?

 

СТУПАЯ НА ЗЕМЛЮ…

 

Так бы каждый ступал на землю

в ночь безлунную босиком,

зная – аспид усталый дремлет,

и ни камешка нет кругом.

 

Мы мечтами живём, да в сказках,

пока боль не пронзит насквозь…

Отчего-то в болотах вязнем,

и сентябрь встречаем врозь…

 

Присмотреться бы сразу – спутник,

или спутница… Что – внутри?

Там есть праздник, но есть и будни!

Их не выведешь, как ни три!

48

Я читаю не через строчку…

Словно – библию, чтоб понять:

где капканом застыла точка,

запрещая твой мир объять?

 

Где сажала она крапиву –

выжигать из души покой?

Но, горя, ты ещё красивей!

Оставайся всегда такой!

 

И, сметая с пути запреты,

будем вместе вдыхать озон!

Продолжается наше лето,

манит радугой горизонт!

 

ВО ЦВЕТЕ ЛЕТ

 

"Я вам из звёздной пыли

Носил в ладонях свет…"

Михаил Гуськов

 

"Я вам из звёздной пыли

Носил в ладонях свет…"

За что же вы убили

меня во цвете лет?

 

За что потом по ветру

рассеяли мой прах?

Не любите поэтов -

у нас ершистый нрав!

 

А сами незаметны -

соринки на полу.

А сами - "кепка с метром",

что норовит скалу

49

сточить, взорвать, подвинуть

водой ли, клеветой...

А мы лишь в том повинны -

не точимся водой.

 

Стоим, стоим на месте!

А коли в спину - нож,

в стихах своих воскреснем,

где под запретом ложь!

 

МОЙ ЭВЕРЕСТ

 

"От жизни большего не нужно..."

Игорь Артамонов

 

Мой Эверест вполне реален:

вершина - не за облаками.

Кручу я времени педали,

чтобы дотронуться руками

 

спустя какое-то мгновенье

до яркого пера жар-птицы

и написать стихотворенье,

и до безумия влюбиться!

 

Придти, как верный ангел, к другу,

когда над ним нависла туча,

построить дом, дождаться внука,

ленивым дням устроить бучу...

 

И это всё - дороже денег,

с которыми житьё не хуже.

Но в мире взлётов и падений

ты только самым близким нужен!

50

СЛЕДЫ

 

Кто хоть раз повстречался с музой,

или взялся вершить дела,

отправляет рутину в мусор,

чтобы жизнь, как ручей текла.

 

Средь коварных запруд и засух

не смолкает весёлый звон –

для людей след оставить, фразу.

И поставлено всё на кон!

 

Но не только поэт от Бога

и неистовый филантроп

выбирают побед дорогу,

а не злого забвенья гроб.

 

Там, где – тень, да – одни ухабы,

где с грехом поминают мать,

зависть в уши вливает слабым:

«Не по силам что, то сломать!»

Тихим сапом к таким победам –

лесть и подлость, как к тому том –

через головы чьи-то, беды

катят бездари снежный ком.

 

На земле остаются вечным,

несмываемым в дождь пятном

их следы – красоту калечить…

Нет бы – спать безмятежным сном!

 

Если всё ж ты искусству служишь

иль готовишь парад планет –

чисти чаще от грязи душу,

ноги мой! И оставишь след!

51

В ПОЛЁТЕ

 

"Взмахнул он крылами, и вздрогнули своды…"

Александра Крючкова

 

Вот такие у меня крылья!

Расправляю - и дрожат своды.

Ты поверь, и станет сказ былью,

и не с чёрного войдём хода.

 

Встретит сказочник простым словом,

затерявшимся средь фраз модных.

Не привыкну я никак - к новым,

лишь на публику сверкать годных.

 

Родниками утолял жажду,

по лесам глухим бродил лешим...

Это там живёт моё, наше,

а не в слогане, что слух режет.

 

Есть на выбор - кандалы, воля.

Кто-то речью торговал в лавках...

Я над морем пролечу, полем...

Не застряну, не умру в давках.

 

МОНОЛОГ ПАЯЦА

 

"Я вас развлекал, увлекал куда-то..."

Михаил Гуськов

 

Вы прозвали меня паяцем,

надувая от спеси губы:

"Скоморошную рифму сбацай!

Весели в ресторанах, клубах!"

52

А я шлю позывные людям

сквозь нависший туман табачный:

"Что вам близко? Что сердцу любо?

Неужели - кошмар сей злачный?"

 

Но стихи, будто знаки шифра,

вызывают на лицах скуку.

Вам, что - счёт за обжорство в цифрах,

что сюжет, мной рождённый в муках.

 

Там его тоже снедью включат

между ростбифом и селёдкой...

Воровать, увы, не научит,

не зовёт к полуголым тёткам.

 

Приглашает он не в Европу -

жить размеренно и оседло,

а - по диким, звериным тропам

за мечтой самой-самой светлой!

 

БЕЛАЯ ПТИЦА

 

Небо, как – холст…

А художник – как Белая Птица…

Норд или ост,

или зюйд ему полночью снится?

Крылья вразлёт.

Это снова пришло вдохновенье.

Что его ждёт

на ристалище света и тени?

53

Кто-то рукой

вслед взлетающей Птице помашет.

Есть и другой…

Тот коварным стрелком не промажет.

Чёрные дни,

словно банда охотников, бродят…

К чёрту огни!

Они жертвы вслепую находят.

 

Кистью душа

ищет, радость и боль не скрывая,

мир, где межа

пролегла между адом и раем,

где доброты

и в мороз, и в жару – изобилье.

Люди-кроты,

отойдите подальше от крыльев!

 

ВРЕМЯ «СЕНОКОСА»

 

Памяти Юрия Максимова,

замечательного Человека, Художника и Поэта.

 

Наточила Бабка косы,

заглянула в окна хмуро:

вот и время «сенокоса»…

Но зачем же – в сердце Юру???

 

Но зачем ты Человека,

что владел пером и кистью,

что дружил, как дружит эхо,

вдруг лишила сотни истин?

54

Но зачем остановила

в час работы над портретом?

Или думала – по силам

смять художника, поэта?

 

Будь то – штрих на лист упавший,

будь то – вязь неброских строчек,

в них душа с улыбкой машет

и сказать стихами хочет:

 

«Не грустите, дорогие!

Доброта живёт веками!

Это смерть лежит в могиле…

Я – живой, я – вместе с вами!»

 

ДЕВЯТЬ ЖИЗНЕЙ

 

Не родился ещё я в девятой жизни –

можно тратить огонь, да на что попало,

ждать, когда на горе речной житель свистнет…

Но я знаю, что мне – девяти будет мало!

 

Даже если набью каждый час под планку

миллионом идей, кутерьмой событий,

пропущу речь вождя, пару бунтов, пьянку –

за червонец веков виртуальных выйдет.

 

Об одном лишь хочу попросить у Бога:

пусть он судеб Тузы в рукава не прячет.

Коль в России моя началась дорога –

от Америки я не приму подачек!

55

ПОЧТИ ПО БУЛГАКОВУ

 

"Пока ещё, всё столь же грешной, Бросаю взгляды на постель..."

Александра Крючкова

 

Строгим контролёром бдит за нами время:

пальчиком грозится, коли что не так!

Стали - ласка, нежность - чем-то вроде премий...

Впрочем, незаметных... Им цена - пятак!

 

Смотрим друг на друга сквозь очки морали.

Не дай Бог чуть глубже свой направить взгляд...

О таком ли счастье мы с тобой мечтали?

Тот ли курс на карте был однажды взят?

 

Просыпаюсь утром я не манекеном,

да и ты в постели, как Марго, честна!

И горячей лавой кровь бежит по венам!

Это значит - снова в дом пришла Весна!

56

Часть шестая. «Песочные часы»

2014 – 2015 г.г.

 

В ПЕРВЫЕ ДНИ ЯНВАРЯ…

 

В первые дни января,

снежной строкой говоря,

вышел из дома поэт

в поисках Музы – на свет.

 

Был он – в расцвете, не стар...

Честен, как горный кристалл.

В мире измены и лжи

доброму слову служил.

 

И не казалось ему,

что есть у Музы хомут…

Что будет он, словно раб –

в жёстких кавычках, без прав.

 

Это – как танцы на льду

под золотую дуду…

Это – дорога в тупик

следом за дамою пик.

 

В рифму скрипели шаги:

«Взялся – себя не щади!

Только – вперёд, напролом!»

Улица… Улица… Дом…

57

Настежь открытая дверь…

Снова – за стены, в постель?

Вещью рутинной – под пыль?

Сказка слабее, чем быль?

 

А у него за спиной

крылья на клетку – войной!

Крыльям близки облака…

Что же мы всё о врагах?

 

И продолжается жизнь!

После прямых – виражи.

После посадки – на взлёт!

Новый да здравствует год!

 

ЗИМНИЙ БУНТАРЬ

 

«И сумасшедший ветер стылый

Бьёт шапкой оземь. Не моей…»

Татьяна Аксёнова

 

Как повезло тому прохожему…

Лишился шапки меховой.

И всё в порядке с трезвой рожей, и

с пустой в порядке головой…

 

Иду я вслед. Совсем пьянёхонек.

Убор свой где-то потерял.

Но не дождётся ветер оханья,

стреляя шквалом почём зря.

58

Да, что мне ветра сумасшествие –

телохранителя зимы?

Изображу презренье жестами…

Мы тоже, борзые, за мир!

 

И позвоночник не из олова:

в дугу прострелом не согнуть.

Коль шапки нет, снеси мне голову!

На эшафот направь мой путь!

 

НЕ ВРЕМЯ…

 

Зима щедра на снег, на холод,

на вирус, вкрадшийся тайком.

Не убедит меня психолог,

что это – радость. Что потом

 

снег запоёт и заручьится,

а холод даст ключи теплу.

Такое, может быть, случится…

Но есть ещё вопрос к «треплу»!

 

Куда девались нынче строчки?

Не в ледяном ли том дворце,

где мальчик вывел «Многоточье»

и всё-таки остался цел.

 

Не спит ли увальнем в сугробе

метафорический азарт?

Не сам ли я в себе угробил

весенних слов цветущий сад?

59

«Зима для творчества – не время!» -

природа бабушкой ворчит.

И не положено мне премий –

ни вдохновения, ни свечи…

 

Буду жаждой такой непонятен

большинству равнодушных людей,

для которых - в стране белых пятен

ворожит на злодее злодей.

 

ГОВОРЮ ТЕБЕ – ЗДРАВСТВУЙ!

 

"Сплошная чёрная так долго

Не может длиться полоса…"

Александра Крючкова

 

Говорю тебе "здравствуй", неведомый друг!

Не чужой, не прохожий... Ты родом из лета.

Я тону, ты бросаешь спасательный круг,

чтобы светлого дня передать эстафету.

 

Нет, не верю я в ангелов, ты - человек.

Хотя есть за спиной пара сложенных крыльев...

Это мне до погоста - ходьба или бег...

Это мне покрываться дорожною пылью...

 

Научи: как с откоса - не вниз, а - к звезде?

Как - сквозь дёрн слышать стук и прислушаться к сердцу.

И не в будущем дальнем... Сейчас надо, здесь

на плечо, на слова, на любовь опереться!

60

И я тоже расправлю, я тоже взлечу...

Я пойму тот язык, на котором деревья

шелестят по ночам. Сколько диких в нём чувств!

Сколько тайн не открытых поэтами, древних!

 

С ГОДАМИ…

 

"Свет будет прибывать, а тишина - взрываться!"

Татьяна Аксёнова

 

С годами тишина становится родной,

и хочется от солнца спрятать в тень

лист бурной молодости яркий, наградной

куда-нибудь в деревню, за плетень,

 

где ранним утром умываешься росой,

и помнишь - и вчера, и прошлый год...

Не от неё бежишь - а говоришь с грозой

на равных, не выпрашивая льгот.

 

А если всё же - свет, то будет он другим:

не схожим с наглостью прожекторов.

Дешёвым кормом

птиц не обольстят враги,

чтоб те горланили, как сто хоров.

 

А если - на погост, пусть будет не изрыт

червями и лопатами до дыр.

Но я проснусь или разбудит эхом взрыв...

Опять - война, опять взорвали мир!

61

А МУЗЫКА ЗВУЧИТ!

 

Композитору Вячеславу Титову

 

А музыка звучит –

пусть миром правит холод,

и учат нас творить

кликуши по клише…

Ты только с виду сед…

Сужу по песням – молод!

И с музыкой – на Ты,

и праздник есть в душе!

 

По клавишам пройдёшь,

как долгожданный вестник –

мол, скоро час Весны

наступит на земле.

Всё будет хорошо,

минуя «но» и «если»…

Всё будет хорошо

ещё немало лет!

 

О чувствах твоя боль,

о матушке России…

Гори, мой друг, гори

романтикой свечи!

На улице – зима,

безвкусицы засилье…

А музыка жива,

а музыка звучит!

62

ПРОБУЖДЕНИЕ

 

"... Смерть подкрадывалась во сне..."

Татьяна Аксёнова

 

Разбудите меня рано утром в шесть,

пока ночь допивает холодный кофе,

А во сне, как обычно, лютует "жесть"!

А во сне на бумаге все буквы - кровью!

 

И на цыпочках, будто в чужой рассвет,

тихо-тихо крадётся старушка в чёрном.

Для неё - моя улица, мой проспект.

Единицы карающей ждёт зачётка.

 

Вот-вот выльются в песню "Прощай-Прости",

чтобы исповедь грянула мощным залпом.

Говорят - я похлеще попов расстриг,

но дороже поэту Восток - не Запад!

 

Сброшен в пропасть, растерзан толпой, убит...

Эта новость однажды украсит шоу.

Не сегодня, не завтра уткнусь в тупик:

кто-то снова прижался к стихам душою.

 

ГАДАНИЕ

 

"Три карты, знаю, выпадут к разлуке..."

Татьяна Аксёнова

 

Гадальщик из меня хреновый:

как не тасую - всё к минору.

Не плачь, любимая, не буйствуй...

Не разбавляй водою чувства...

63

Иные пальцем крутят глобус...

А мы устали ждать автобус.

И неизвестна цель маршрута,

и больше грусти, меньше шуток...

 

Нам говорили - друг для друга,

в кавычках пишется "разлука"...

Но кто-то сунул в руки карты -

завистники, плебеи, каты?

 

Перевернётся мир однажды!

Что мы писали на бумажках

с лихвой исполнится под вечер...

И крыть невзгодам будет нечем!

 

ДО НОЯБРЯ…

 

"Летит мой лист по городу влюбленных

посланием последним ноябрю..."

Игорь Артамонов

 

До ноября влюбляться и влюбляться:

полвека лист по городу летел.

И стол накрыт – в напитках он и в яствах,

и пятьдесят для ямба – не предел!

 

С тобой – Весна! Любовница и Муза…

С тобой друзья, которые зовут –

то обозреть окрестности с Эльбруса,

то громыхнуть в честь подвига салют!

64

Я не учу, но стой лицом к барьеру,

когда под маской Осени Дантес

заставит вспомнить про Любовь и Веру,

которых гоним к старости – под пресс!

 

Но ты Надежд не уничтожил в пьянках,

не раздавал их, как бродяге медь.

И шёл к вершине, поднимая планку!

Мужал твой голос – не хотел неметь!

 

Там, за чертой – ждёт на рассвете юность:

звенит ручьями, пьёт росу в лугах.

А это – вдохновение вернулось!

И вновь строка бессмертная легла!

 

А НЕ ВСТРЕТИТЬСЯ ЛИ НАМ?

 

"Почему-то, когда пишешь о городе –

То ли грустно, то ли жутко до одури..."

Борис Катковский

 

А не встретиться ли нам в центре города?

А не влиться ли в толпу разношёрстную?

Новой байкою попотчуют скоро там,

убедят, что не хозяева - гости мы...

 

Наливай, Борис, привычной... по соточке...

Для души "вискарь" - отрава нерусская!

Первый день в апреле - ясный и солнечный...

Даже если заберут, то отпустят нас...

65

Мы ж к дубинкам или мату - без робости...

Мы им в уши то - хореем, то - дактилем!

Но смотри, какой бездонною пропастью

разлучают и с моралью, и с датами...

 

Я из прошлого добрался трамваями,

да и ты не завсегдатай Рублёвского...

Наши улицы до неба завалены

словесами, как рутина, неброскими.

 

Наливай, Борис! Тверская, Басманная...

Иль сподручнее теперь на окраине?

Приютит где нынче Родина малая...

Где узнаешь: не убиты, а ранены...

 

ПРИШЛЫЙ

 

Человек порой, как губка.

жадно впитывает зло.

Человеку надо в рубку

бросить копья грязных слов.

 

Он пришёл на поле боя

не воякой, а шутом.

Зависть гложет хлеще боли,

совесть спрятал за щитом.

 

Постоит один, потопчет

сапогами мураву.

А над ним весь мир хохочет:

«Не устал кричать – Ау!?»

66

Не родной он полю – пришлый

и воспевший пыль дорог.

Здесь же – строят, здесь же – пишут….

Люди веруют в добро.

 

ВЕСНА

 

Весна. И хочется тепла.

Стекла

слеза дождя по плоскости оконной.

Кадрит сиамскую принцессу под балконом

гламурный кот.

Ему любви на год

до марта будущего хватит.

А человеку плохо в хате…

И разовая встреча не прокатит!

Но телефон молчит глухонемым.

Не мы

как-будто радовались солнцу…

Однажды социум

всё растворил в себе подобно кислоте…

Прожорливый злодей…

И где теперь искать, блуждая в лабиринте улиц,

слова, улыбку, нежность? Вздулись

вены от ходьбы туда-сюда….

Мне быть бы рядом с ней, с потерянной всегда!

67

КАК БЫСТРО МИНУЛ ДЕНЬ…

 

"Не за горами вечер, после – тьма…"

Борис Катковский

 

Как быстро минул день

и спрятался во мраке.

И множество затей

осталось на бумаге.

 

Построить не успел,

взлетел, да не раскрылся.

Хотелось нараспев,

подобно певчей птице

 

делиться добротой

и всем, что накопилось…

Но есть ли за чертой

на это Божья милость?

 

Усталость свалит с ног,

опустит шторы-веки…

А силы тот же Бог

поддержит в человеке…

 

РАЗМЫШЛЕНИЯ О ВОЗДУХЕ

 

"Для кого-то стихи..."

Борис Катковский

 

Для кого-то воздухом – стихи,

для кого-то – басни или проза.

И неважно – в городе, в степи:

друг ли, враг – дышите! Будет польза!

68

Запрещу и я вершить «окну»

над поэтом страшные обряды.

Лишь бы, грудью полною вдохнув,

долг не возвратить смертельным ядом.

 

Сколько ж мерзкой пошлости храню,

как реликвию, в душе, как злато!

И фильтрую много раз на дню,

и выходит то, что больше свято.

 

И соседку грубую люблю,

и прохожего с недоброй рожей….

И в ответ метафоры ловлю –

на кого я обликом похожий.

 

Веселее жить среди стихий,

быть героем в сказках, а не в сводках….

Для кого-то воздухом – стихи,

для кого-то – пиво или водка.

 

ТУЧКА

 

«Ночевала тучка золотая

На груди утеса-великана…»

Михаил Лермонтов

 

То не дождь пустил ручьи по улицам,

то не гром, насупившись, ворчит….

Любишь ты порой, как тучка, хмуриться,

заперев улыбку на ключи.

 

Что пророчит сводка? Снова пасмурно?

Спрятаться советуешь под зонт?

Что поделать, женщина опасная…

Не сулит поблажек горизонт.

69

Я прижмусь к тебе утёсом каменным,

о котором написал поэт.

Но во мне пылает ярким пламенем

то, чего в громаде мёртвой нет.

 

Грустное сочли и подытожили:

ему место – где и прочий хлам.

Знаю, ты – не злая, ты – хорошая!

Никому тебя я не отдам!

 

БРАТ

 

Надвигается гроза…

Снова с Запада.

Чтобы брат мой не плясал –

тянет лапы та.

 

Чтоб согнулся он в дугу,

словно немощный.

Я скажу, как на духу:

«Брат мой смел ещё!»

 

Он давно – не на печи

дурнем сказочным.

Его слабость, палачи,

вам лишь кажется.

 

Он и – вплавь, он и – в полёт!

Был ли Колоссом?

И станцует, и споёт

звонким голосом!

 

А коль вместе мы начнём

строить вечное,

не ходите к нам с мечом

бессердечные!

70

НАС ВЕДУТ ПО ДОРОГАМ…

 

"Я брела, как слепец..."

Алёна Русанова-Клесс

 

Нас ведут по дорогам клубки Ариадны...

Где-то в будущем жертвою ждёт нас: "Аминь..."

Мы с рожденья слепцами безумно быть рады -

пусть плывёт по течению праздная жизнь.

 

До поры сходит с рук... И от шкоды до шкоды

протекают года, как вода по трубе.

Но не задан вопрос: "Человек милый... кто ты?

И каким ты штрихом обозначен в судьбе?"

 

Снизойдёт вдруг Господь... Или молнией вдарит...

Или сам вдруг увидишь сквозь злую толпу -

с кем дошёл бы до смерти... С кем строил бы в паре

неприступный шалаш... С кем бы соли съел пуд...

 

И когда в мудреца камень зависти бросят,

он ответит дождём или солнцем с небес:

"Счастлив тот, кто под занавес, в хмурую осень

говорит о весне, словно пылкий юнец!"

71

ГОРОД

 

"Скрыл за глазами-окнами

Город свое нутро..."

Алёна Русанова-Клесс

 

За свой, за любимый город

я встану всегда стеной,

И злой, ненавистный ворог

сойдётся в бою со мной.

 

Солдатов пошлёт и танки

и бомб смертоносный рой.

Опять лезут в душу янки...

Проверить: Иван - герой?

 

Убьют одного, как тут же

воскреснет во мне другой.

Победу несут не ружья,

не волчий голодный вой.

 

Я знаю: за мною - город...

Впритирку стоят дома.

Лавиною сплетен вспорот,

что ждёт его вскоре тьма!

 

Но разве в строю один я?

А, значит, тому не быть!

Иду в артобстрел по минам -

попробуйте-ка убить!

72

СКОМОРОХИ

 

«Шуты и скоморохи у ворот…»

Вес На

 

Не бойтесь, когда скоморохи

весь день балагурят у стен.

Пусть высмеют ваши пороки:

поднимут, быть может, с колен…

 

Их шутки остры, как занозы.

Ни жалости в них, ни стыда.

Порой скомороха заносит…

В ответ раздаётся стрельба.

 

Прислушаться если б, проникнуть

в метафор воздушных сарказм –

глядишь, монолит парадигмы

позиции недругу сдаст.

 

И станет в квартире светлее,

и самый прирученный раб

приливы почувствует в теле –

что вовсе в коленках не слаб!

 

Что есть ещё, кроме оглобли,

и праздник красивой Души!

А люди ослепли, оглохли…

Да ворон приметой кружит…

73

ПАССАЖИР

 

"Я уеду мечтать на старинном трамвае,

Где вагоновожатый не спросит билет..."

Елена Столь

 

Ты - строгий кондуктор.

Ты - с кучей квитанций.

Прощенье кому-то...

Кому-то скитаться,

нырять в лабиринты

ночных переулков.

В полвека - не спринтер.

Держу твою руку.

Она - не из лета:

Чужая сегодня.

Не брал я билета...

Случайные сходят...

А я заплатил бы...

Скажи сколько надо!

На улице - тихо,

но жду канонады.

Заполни все графы -

от старых до новых...

Молчания штрафы

дороже рублёвых.

74

ПОВОРОТ

 

"Зайдя за собственный предел..."

Евгений Огнев

 

Казалось, вот она - черта...

Казалось, шаг - и будет баста!

Молитвы в голос причитал

за упокой души балласта...

 

Уже не верил ни во что -

ни в лотерею, ни в жар-птицу...

В руке оторванным клочком

сжимал последнюю страницу.

 

На ней бы вязью написать,

её немыслимым узором,

что жизнь есть тоже в небесах,

а жажда смерти иллюзорна!

 

Что за чертою поворот

поводырём уводит к свету,

что самый ловкий из воров

не украдёт души поэта,

 

которой тягостно от смут,

когда унять их, просто, нечем...

Что там и примут, и поймут,

и раны нежностью залечат...

75

ПТИЦЕЛОВ

 

Мой возраст - август, и чуть-чуть -

до золотого листопада.

Последним вздохом расплачусь...

Не плачь, любимая, не надо!

 

Мы проживём остаток дней,

не глядя искоса в шпаргалки.

Но разве ночи - холодней?

Но разве счастье - из-под палки?

 

Я прихожу всегда домой,

а там очаг теплей, чем прежде.

И позже, утром – «Милый мой…»

рассветом необъятным брезжит.

 

Поймал жар-птицу и держу

я мёртвой хваткой птицелова.

И каждым жестом дорожу,

и понимаю с полуслова…

 

ДВА ПОЛЮСА

 

Ищу я в душе твоей, словно на карте,

любовь, что затянет на дно океана.

И наши рассветы, и наши закаты

мы встретим, проводим… Не поздно, не рано…

 

На небе художник невидимой кистью

осенней порою так выстроил звёзды.

Готовы к паденью озябшие листья,

но я утверждаю: «Иначе мир создан!»

76

Два полюса… Это ль для нас расстоянье?

Мой импульс достигнет быстрей самолёта…

Не гостем вхожу, не ночным постояльцем:

Ты – чудо, ты – сказка! Виденье моё ты!

 

Под бременем лет менестрель не прогнулся,

на милость судьбы в перестрелках не сдался…

Лишь, в сон погружённый, боюсь я проснуться,

вернуться обратно в пустое пространство…

 

ЧЁРНЫЙ ХРАМ

 

А в чёрном храме служит лицедей…

Здесь будто под гипнозом прихожане,

готовые пожертвовать ушами

в обмен на мишуру его идей.

 

Святые ли кривляются с икон,

которые по стенам он развесил?

По лицам видно – людям не до песен,

когда их разум выставлен на кон.

 

За здравие молитва прозвучит,

наполненная завистью и злобой.

Прозрел бы на мгновение… хоть кто бы:

нет в чуждом храме ни одной свечи!

 

И заповеди все наоборот –

желай греха, над верою кощунствуй!

У паствы за душой должно быть пусто

и о небесном должен блеять рот.

77

Любимая, нам к Богу или в храм?

Прислушайся – душа чего изволит?

Мы – верим, в тоже время мы – на воле,

где также дорог безрассудства хлам!

 

ОДНОМУ СТРАНСТВУЮЩЕМУ ПОЭТУ

 

Легко читать стихи в чужой стране,

которую ты предал, как Иуда.

В ней – рыбы все, живущие на дне…

Их смерть придёт с минуты на минуту.

 

Ты женщинам приклеил ярлыки:

никчёмны, несуразны, тошнотворны…

В твоём ружье – не пули, а – плевки.

В твоё кино давно проникло порно.

 

Да что тебе улыбки москвичей,

колени не согнутые России?

Вот если б плач в ночи раздался чей,

иль полстраны инфекции б скосили…

 

Тогда бы рифма звонкая нашлась

сродни пощёчине, сродни насмешке…

А за спиной на Deutsch диктует Власть,

когда шагнуть в Ферзи бездарной пешке…

78

НЕ ВПИСАЛСЯ…

 

"И я, как альбинос, средь стаи чёрной -

Живу "по встречной"... или "поперечно"..."

Борис Прахов

 

Не вписался габаритом в ряд,

не читал эпитеты с бумажки...

Именно поэтому твой взгляд

выбрал из толпы меня однажды.

 

Говорят, что к счастью по прямой -,

правильнее, выгодней, короче...

Как бы я ни шёл, но ты со мной

точку превращаешь в многоточье.

 

Мы - по встречной, либо - поперёк,

где не ведал мир о чёрной стае.

До сих пор Хранитель нас берёг,

до сих пор бессильно расстоянье.

 

Нас нет в книге Красной, не внесли...

Кто-то за углом поймал на мушку...

Боже, если путь - на небеси,

дай нам на двоих одну кукушку!

 

ТЕБЯ ПРЯТАЛА НОЧЬ…

 

"Как ты нашёл в это тёмное время меня?!"

Светлейшая Лилия

 

Тебя прятала ночь. Фонари не горели и звёзды.

Были против друзья, издевались словесно враги...

Но я знал - для чего, для кого был в безвестности создан.

И я шёл, как слепой, по оврагам, по снам напрямик.

79

Посмотри из души - этот странный, безумный скиталец

обогнул Земной шар, износил до трухи много лет.

Надо мной вороньё и все прочие твари - слетались...

Потому, что - люблю... Потому, что с тобой я - поэт!

 

И ворчала Сим-Сим, раскрывая бутонами тайны:

"Ни кола, ни двора... Мол, не писан закон дуракам!"

А с другой стороны завоёванной в битвах медали -

хлеб и соль на столе и твоя мне навечно рука...

 

МУЗА

 

"Шла молельницей за плечами

У несломленных и крылатых"

Светлейшая Лилия

 

"К бою! - пешие трубили -

не дай Бог прорвутся к небу!"

И плетьми по крыльям били!

И бездушием - по нервам!

 

Мы взлетали, словно птицы...

Звонким клёкотом сонеты

вновь ложились на страницы

не за жалкие монеты.

 

И откуда столько силы?

И откуда столько воли,

чтоб не мнить себя мессией,

чтоб не гнуться в рабской доле?

 

Знаю я, все эти годы,

на плечах что – тяжким грузом,

верной спутницей, но гордой

за меня молилась Муза…

80

ЙЕТИ

 

Ты выходишь в мир на рассвете.

Беззащитна… Добра ко всем…

А на улицах в масках йети –

проходимцы из снежных сект.

 

Они учат – забыть о главном,

что оставлен на время дом,

что нельзя против шерсти гладить –

как с капризным возись котом!

 

Всё равно им – одна? Любима?

Глубока ли твоя душа?

Как пройти чудной сказки мимо,

не набившись к ней в сторожа?

 

Верность кажется им нелепой…

Можно глупую – под ступню!

Прямо – к счастью… Смелей – налево!

Там единый пароль – «куплю»!

 

Ах, какая с утра досада…

Зря глазеют блудливо вслед.

Ты прошла, не заметив стада,

будто йети в помине нет…

 

Мысли – с милым, который будит,

отпускает и вечно ждёт….

Чем суровее кадры будней,

тем дороже мы платим счёт…

81

ПЕСОЧНЫЕ ЧАСЫ

 

Первая наша зима…

Холод стучится в окно.

Сказку нельзя – в каземат.

Счастье нельзя – под сукно.

 

Кто бы вдруг что ни сказал,

чёрным пугая числом –

не передвинуть назад

стрелки песочных часов.

 

Видишь, они не спешат…

Видишь, они создают

мир, что поэзией сжат

в тихий домашний уют.

 

Но и не в нём спасены

будем от жизненных вьюг…

Нам ли бояться зимы?

Мы о Любви только – вслух!

 

НА ЛАДОНИ

 

"И друзья, и враги

Изъясняются просто..."

Алёна Русанова

 

Хорошо ли, что день - на ладони:

и друзья, и коварство врагов?

Я за тайною слова в погоне

пятьдесят с лишним сделал шагов.

82

Простота, словно ржа, наступает:

"Под покров аксиомы не смей -

в одиночку, вне плана, вне стаи!"

А не всё ли равно - где ждёт смерть?

 

Но уйти, как шпион, тихо-тихо

от рождённых стихов не смогу.

Пошумлю ещё в обществе диком,

не одну ещё рюмку махну.

 

Буду жаждой такой непонятен

большинству равнодушных людей,

для которых - в стране белых пятен

ворожит на злодее злодей.

 

БЕНЕФИС ОСЕНИ

 

"А осень – ни о чем, как на афише..."

Надежда Веселова

 

Осень сегодня даёт бенефис.

Метка седая легла на афишу.

Внутренний голос ворчит: "Берегись!

Рано ещё попадаться на фишинг..."

 

Годы опавшие требуют - "Бис!".

Вроде бы, в танце, и, вроде, красиво...

Это - не суть, а всего лишь - абрис,

для посвящённых - формальная "ксива".

83

Есть ещё силы на вдох, и пароль,

как ни старались кликуши, не взломан.

Слышу от милой: "Любимый, Герой..."

и возвращаюсь до темени к дому.

 

Ласково скажет: "Утихнет вся боль...

Утро приметой рассветною грядет".

Я не играл, не учил в детстве роль,

чтоб долгожителем быть в стольном граде.

 

НЕ БОЙТЕСЬ…

 

"Уезжаю. Прощайте, углы..."

Денис Нефёдов

 

Не бойтесь сплетен и хулы,

не прячьтесь от суровой правды.

Для трусов созданы углы,

для смелых - родники и травы.

 

Мы выбираем поезда,

мы запускаем в небо Змея...

Сказать, что истина проста,

искатель честный не посмеет.

 

Куда б не выписан билет,

куда б Душа не потянулась -

останется на кочках след

и росчерк в лабиринтах улиц.

 

И вдохновение, и грусть -

слова не выбросишь из песни...

Сквозь дебри будней проберусь

к своей мечте, к своей невесте.

84

ЗОЛОТАРЬ

 

Некому бывшему сельскому жителю, ставшему

в Мегаполисе передовиком ассенизаторского бизнеса.

 

Где кончается Мегаполис,

где ещё не живёт роса,

где должно колоситься поле,

либо ветви раскинуть сад,

 

обозначил свои наделы,

не блистая большим умом,

но богатый желейным телом,

непридуманной сказки гном.

 

Не музей он решил построить,

и не школу, и не бассейн.

Не до светлых ему историй,

не до всех ему, и – не всем.

 

Он из города тащит скопом

нечистоты подземных рек.

И гордится, что пахнет ж…,

как не вымытый человек.

 

Что его кошелёк чуть толще,

чем поэта худой карман.

Есть клоака, но нету рощи…

Ну, не входит краса в формат!

 

Что он может купить деваху

разудалую в кабаке.

Неподкупных со злостью – на х….

Не в его они кулаке!

85

Перед сном выпьет ящик пива

под порнушки дешёвый стон.

Вот такую бы на ночь Диву,

а не лики святых икон.

 

И дрожит над фекальной властью,

словно в прошлом далёком, встарь

полупьяный зловонный мастер,

проспиртованный золотарь.

 

ТЕНЬ

 

"Бродит тень по дороге,

заметая мой след..."

Валерий Сенниковский

 

Ах, какой же проворный

этот странный субъект!

Непохоже, что - дворник,

но за мной много лет

подчищает ошибки

и грехи, словно сор.

Крепкой ниткою сшиты

и ведём долгий спор.

Я - по скользкой тропинке,

он посыплет песком.

Бьюсь за кривду на ринге -

слышу: "Break!", то есть - стоп...

Не мираж, не виденье,

не болезни симптом:

86

расторопную тенью

редактирует том,

чтобы выдохи-вдохи

не достались врагу.

А на крае дороги

я ему помогу...

 

РАЗБРОСАЛА ЦЫГАНКА КАРТЫ…

 

Разбросала цыганка карты:

не видать - ни любви, ни счастья.

Как предвестница Божьей кары

верещала, что сгину в чаще...

 

Я полвека в гаданье верил,

выбирал покривей дороги...

А жар-птица дарила перья

ненасытным и полорогим.

 

И дошёл бы с клюкой до края

неразгаданным, одиноким...

Только карты цыганки врали

о впитавшемся в мозг миноре.

 

И ждала меня эти годы,

зная тысячу лет и раньше,

та, которая ни на йоту

не жалеет о встрече нашей.

87

ГОРОДСКИЕ ДЖУНГЛИ

 

"И встанет посреди зверья

Приманкою живой..."

Людмила Кубалова

 

Джунглями город прозвали не зря:

тигры, шакалы, слоны...

Кто не за мзду прописался в друзьях?

Чем вы слабы, чем сильны?

 

Сам ли... Меня ли сожрут на обед...

Или дерьмом обольют...

Стаей легко добиваться побед

в несправедливом бою.

 

Нету звериных повадок - молчать

где-нибудь ниц, под кустом?

Слово поэта острее меча,

сердце - на равных с костром!

 

Ветер доносит угрозы: Каков

этот наивный чудак...

То ли - приманка для чьих-то клыков...

То ли - не лечит "чердак..."

 

ПОКЛОНЮСЬ…

 

Поклонюсь я солдату

за Берлин, за Рейхстаг,

за победную дату,

за простреленный стяг.

88

Поклонюсь я герою

за свободную Русь,

за язык, на котором

иногда матерюсь.

 

Каждой Женщине – в пояс

за рождённых детей…

За поэму, за повесть

благодарен я ей.

И за чайную кружку

для поднятия сил!

И за руку для мужа –

вместе с сердцем просил.

 

Поцелую я землю

за поля и леса,

за весеннюю зелень,

и за песнь в небесах.

Ну, а если нагрянут

по зиме холода,

хоронить меня рано!

Не уйду никуда!

 

Хоть и в сборах был трижды,

и стоял в горле ком,

не согнусь перед кривдой

ни сейчас, ни потом.

Не поверю мессиям,

да удельных князьям,

что они есть – Россия,

что их в пекло нельзя!

89

МНЕ БОЛЬШЕ НКУДА СПЕШИТЬ…

 

"Убегаю, спешу на маршрутку я..."

Виктория Волкова

 

Мне больше некуда спешить...

Отходят без меня маршрутки.

Но всё же в памяти свежи

пропитанные жизнью шутки.

 

Ещё вчера бежала кровь

по венам лидером к победе,

и мыслей сумасшедший рой

напоминал о жарком лете.

 

А нынче мрачная зима

минор настойчиво диктует,

долги готовая взимать

за стол, просиженные стулья...

 

За непокорную строку...

Попытку - обуздать приметы...

И надо ж было простаку,

как на вершину, лезть в поэты!

 

Откуда жалкая хандра

незваной гостьей накатила?

Себе - "Ни пуха, ни пера"! -

желаю.

Через топь - настила!

 

И не дождётесь - не напьюсь!

Не растворю в прошедшем имя...

Ушла маршрутка... Ну, и пусть...

Могу идти вперёд своими...

90

А КТО СКАЗАЛ…

 

"...надежды свет последний тает

и нет возможности возврата..."

Деллия

 

А кто сказал, что жизнь - легка?

А кто без шишек и без ссадин

к успеху шёл издалека?

Наедине с собой, не в стаде...

 

И не боялся тупиков,

ни зычной сказочной рекламы...

И глубиной своих стихов

он бил сильнее, чем руками.

 

Бежали прочь поводыри,

в костре души сгорали карты...

И голос внутренний: "Твори" -

твердил с рассвета до заката...

 

РАЗВЕДЁННЫЕ МОСТЫ

 

"как будто развели мосты..."

Деллия

 

У рычагов, у кнопок - люди...

Взглянуть - их помыслы чисты:

без объяснений, без прелюдий

разводят в сумерках мосты

и закрывают на ночь двери

на всевозможные замки...

Прошла пора любви, феерий.

91

Извольте, снова - в ползунки!

Кому - на отдых... Кто навечно

теряет счастье перед сном.

Никто злодейству не перечит:

усталым, просто, не до слов...

А между тем, лютует зависть,

пытаясь смысл донести:

чтоб двое больше не встречались -

готова развести мосты!

Но разве нет полярных мнений

в непокорённых головах?

Я знаю, что Любовь сильнее,

чем пальцев предрычажный взмах!

И если вдруг однажды пропасть

помехой сделают для строк...

Навстречу прыгнуть мне попробуй,

как я к тебе незримо смог.

 

ДВОРНЯГА

 

Вся родословная дворняги –

облезлый Бобик, конура…

А так ей хочется в дворянки!

Взывает к Обществу – пора!

 

Скулит налево и направо,

что благородней, чем терьер,

что у мастиффа меньше славы,

а тот ей – горе-кавалер.

 

И норовит куснуть прохожих

за недоверие к мольбе.

Художника б с умильной рожей!

Пусть приготовит вмиг мольберт!

92

Она позировать умеет

и по серьёзному, и ню…

И только враг напрасно мелет

о корнях гадкую фигню!

 

Увековечить бы медалью –

«Отныне быть княгиней Вам!»

Но нет у сказки виртуальной

конца, где мёдом – по губам.

 

ОКСАНА

(ПО МОТИВАМ СКАЗКИ ГОГОЛЯ)

 

Дело случилось на хуторе

в прошлом году близ Диканьки.

То ли в душе было муторно,

то ли – накаркали янки…

 

Крепкой семьёй самостийною

жили Вакула с Оксаной…

Хатой гордились да свиньями,

кур продавали и сало.

 

Может быть, чёрт стал – причиною…

И поделился рогами…

Ксюша, дивчина с перчиною –

прочь от Вакулы – дворами…

 

Всё позабыто хорошее –

и черевички России,

и что сама – чудо Божее:

люди святые растили,

93

что провела свою молодость

не комсомолкою БАМа…

Видно, купил вместе с гордостью

черный парнишка Обама.

 

Сказка красивая кончилась,

звёзды посыпались в речку.

Вместе с Бараком ей хочется

русских душить человечков.

 

За положение рабское

в горло готова вцепиться.

Зло под пятнистыми касками

распространяет столица.

 

ЗОМБИ

 

"Не просто на дворе зеваки,

А на заборе вороньё..."

Сергей Попов

 

От мира шумного оторван,

забытый всеми, словно бомж,

убогий двор живёт, в котором

просвета даже не найдёшь.

 

Забором прочным и высоким

рукой незримой обнесён,

и чёрный ворон строгим оком

толпу зевак вгоняет в сон.

 

Тут и алкаш, переминаясь,

и сплетниц пара, и слепцы...

И жадно ворону внимают,

когда он молвит: "Суки, цы!"

94

Готовы падать на колени

перед мифическим божком

из поколенья в поколенье,

об землю стукаясь башкой.

 

И каждый первый дышит злобой...

Найдётся множество причин

у новоявленного зомби -

учиться страху и учить!

 

ПАМЯТИ ДЕМИСА РУССОСА

 

Он больше не споёт –

«Goodbye, my love, goodbye!»

Причалил жизни плот…

Молчанье на губах…

 

Под песню о любви

и трели соловья

склоняли шеи львы

средь прочего зверья.

 

Афины и Париж,

и Рио, и Москва…

Их вряд ли удивишь,

но смог – как дважды два…

 

И тенору его

рукоплескал весь мир.

И песней двух веков –

бессмертный «Souvenir»!

 

* Демис Руссос, исполнитель мелодичных композиции о любви, известен всему миру как «греческий соловей».

95

ПОД БОГОМ…

 

"Странна жизнь…

Весь мир живёт под Богом..."

Андрей Чирков

 

А ведь - правда: странно как-то это...

Жить в одной квартире, по углам...

Олигархи, слесари, поэты...

Рядом с добрым затесался хам.

 

Все под Богом - Путин, Порошенко...

И Обама... Требует ключи.

Если же подумать хорошенько,

если же мозги свои включить,

 

станет ясно школьнику, торговке,

попрошайке около метро:

в жизни ты каким бы ни был ловким,

главное - не почести, не трон.

 

Через силу улыбнись соседу!

Пусть он в гневе брызгает слюной...

Отчего-то стало мало света,

и мы строим стену за стеной.

 

Протяни тому соседу руку -

может быть, он разожмёт кулак.

Все под Богом... Войны - не наука.

Где парламентёра белый флаг?

96

ЛОТЕРЕЯ

 

"Но в мир явившись невезучим,

К тебе я сохраню любовь..."

Андрей Чирков

 

Другу - билет лотереи.

зависть и злобу - врагу,

Социуму - ливреи.

смерти внезапной - прогул.

 

Книге - читателя мудрость.

Слову - свободный полёт.

Спорту - защиту от "Ультрас".

Только - не наоборот!

 

Сплетни - хроническим дурам.

Свету и тьме - жаркий бой.

Всем невезучим - по дулу...

Мне - твою верность, любовь.

 

ТЫСЯЧУ ЛЕТ ЗНАТЬ ДРУГ ДРУГА…

 

"Душа моя, что ищешь в гугле?"

Сергей Каратов

 

Посвящается Женщине

 

Тысячу лет знать друг друга

и открывать ежедневно...

Разве найти это в гугле,

бросив с надеждою невод?

97

Молча, закроешь страницы,

полные мёртвых посланий.

От суеты схорониться

много ль на свете пристанищ?

 

А и не надо, чтоб - много...

Милая, только не бойся!

Слово спешит на подмогу.

Импульсом, чувствуешь, бьётся?

 

В душу тревожную лягут

тихими травами строки.

Примешь навечно бродягу

искренних правил и строгих?

 

ДОЛЯ ГОРЬКАЯ

 

"Да чья же, коль не Божья ты, трава?

Принявшие завет, тебя не косят..."

Альбина Гавриш

 

Развалилось мужичьё

на завалинках:

"Не моё - вокруг, ничьё..

Впрок - по маленькой!"

 

А зачем траву косить,

сеять вечное?

Перевёрнуты кресты...

Годы - к вечеру.

 

Это вновь чумой прошлась

доля горькая.

Безысходность нынче - власть,

даже зорьками.

98

И царевна-то, гармонь,

спит Величество...

Кто считает - сколько сонь

летаргических?

 

Правда чёрной полосы

в пропасть тянется...

Ни ромашки, ни росы

не останется.

 

ЕЩЁ БЫ УСПЕТЬ…

 

Ещё бы успеть - пару строк,

ещё б раз согреться в купели...

Потом пусть карающий рок

оставит свой символ на теле.

 

Ещё бы о светлой любви

тебе прошептать сквозь заслоны,

пока вестник не протрубил:

"В дорогу, в дорогу по склону!"

 

Успею и высечь в миру -

"Здесь был, здесь потомков оставил".

С товарищами по перу

за Слово ложился костями.

 

Найти в пустоте магнетизм

и чувством наполнить успею...

Всё это и есть - моя жизнь!

А что не успеется - в пепел!

99

ОСТРОВ

 

"Ты помнишь, помнишь остров..."

Сергей Попов

 

Женщине

 

Вдали от шумных улиц

кургузых городов

мы в молодость вернулись

нагрянувшей ордой.

 

В тебе, во мне историк

сознанье обновил...

Сожгли дотла устои

на острове любви.

 

И бьются в душах волны

о берег бытия.

И кто же кем наполнен -

ты мной? Тобой ли я?

 

Похожих двое... Разных...

Так сразу не поймёшь.

Попали вместе в сказку,

не сгинули за грош...

 

Не стали ниже ростом,

не увлеклись игрой...

И маленький наш остров

по-прежнему живой.

100

СУРОВОЙ ПОСТУПЬЮ ФЕВРАЛЬ…

 

Памяти замечательной Русской Женщины

Королёвой Тамары Никифоровны

из села Татево Тверской области

 

Суровой поступью февраль

взошёл на трон самодержавцем.

Одним, как прежде – кофе, рай…

А большинству – упасть, отжаться!

 

Кому-то – чёрное число

за бескорыстие в награду.

Молчит побитый «Часослов»

прилюдно нецензурным градом.

 

И где-то в области Тверской,

в забытой Господом деревне

поют ветра за упокой

простой крестьянки, не царевны…

 

До века два десятка лет –

совсем чуть-чуть ей не хватило…

А сколько зим и сколько бед

она по-русски укротила.

 

А скольких встретила с душой!

И хлеб, и соль… И после бани –

нектар домашний по вершок…

И говорили не о брани….

 

О том, что зло слабей добра,

что от земли – любовь и сила…

Что не в почёте доктора

у крепкой женщины России…

101

ПЯТАЯ КОЛОННА

 

Взволновали город бури

накануне дня Победы.

Сплетни знали: битва будет…

Пожалеют ещё деды,

что когда-то не добили,

что не с теми подружились…

Превратились в плесень были,

«ЧЕЛОВЕК» звучит как – «живность».

«Осчастливить новой вехой!

Громыхнуть в Москве Авророй!» -

повторяло злое эхо,

словно истину, за сворой.

То не полк грозил пехотный

разнести страну до щепок…

Шла колонна по Болотной:

вслед Иуде – его слепок.

 

ОБИТЕЛЬ СВЯТЫХ СЛОВ

 

"Всюду шапки, шапки, шапки..."

Владимир Ромм

 

Сниму я шапку и войду

в обитель слов святых,

как в церковь.

Здесь даже мысли на виду -

их или глупость, или ценность.

 

Здесь можно высказать о том,

чего на кухне не расскажешь.

Но влезет исповедь ли в том

разумным слогом, а не кашей?

102

Не на потребу, не заказ...

Не истеричный поиск брода...

Мой незатейливый рассказ

прошёл цензуру у природы.

 

Один поймёт, другой пошлёт,

употребляя эвфемизмы.

Для сильных - мелочи не в счёт!

Поэт - с рожденья в группе риска...

 

ПАДШИЙ АНГЕЛ

 

Ты скажи, мой ангел падший,

на пророчества не глядя -

отчего душа, как пашня,

вся распахана до пяди?

 

Долго шёл по бездорожью

за мечтой необозримой.

Я не верил в слово Божье,

воспевая чаще зимы.

 

Сторонился светлых истин,

будто праведник "проказы".

Так художник мажет кистью

неприятное для глаза.

 

Так прохожий бессердечный

бьёт бездомную собаку...

Помоги зажечь мне свечи

в жуткой темени барака!

 

Мы споём ещё и спляшем

на кривых дорогах степом!

Ты скажи, мой ангел падший,

есть ли путь обратно в небо?

103

НЕНАСТЬЕ

 

"Когда не видно в небе синевы,

И капли об асфальт удары гулки..."

Сергей Фотиев

 

Женщине

 

И пусть стучат дождинки об асфальт,

и небо, словно - бабка на поминках.

В такую бы безвыходность поспать,

обнявшись со второю половинкой.

 

Представим, что на улице - Весна,

что грянувшая Осень только снится.

Возможно ли о будущем узнать -

улыбка иль страдание на лицах?

 

На день, на месяц заглянуть вперёд...

Поможешь мне найти в душе бинокль?

Разгаданный взаимностью кроссворд

распишет неизбежность, как по нотам.

 

И никогда не разомкну я рук,

уткнусь губами в твою шею, плечи...

Синоптики обычно людям врут:

ненастье не бывает долговечным.

104

КОЛОКОЛА

 

По ком звонят колокола,

душою медною тоскуя?

Народ раздели догола,

а тот лениво протестует…

Так было много лет назад,

так есть, так бесконечно будет.

Отполированный фасад,

и где-то на задворках люди

погружены в глубокий сон…

Клиенты огненной геенны…

И колокольный перезвон

считает главы убиенных.

Кто от меча раздора пал,

кто нищетою в пыль раздавлен…

И если жив ещё запал,

и если не подвержен травле –

то затаился не с клинком,

в нём ненависть не вышла рылом…

Звонят колокола по ком?

А может, чтобы счастье было?

Чтоб и рабочий, и поэт,

и два противника трибунных

вдруг встали – как парад планет,

как тридцать три Великих буквы!

Неважно, чья у трона власть,

чьи греются на этом руки…

Глашатай сеет ложь в округе…,

но закалённым – не пропасть!

105

ТРАНСПОРТ

 

"в душном транспорте кружится голова..."

Алина Невская

 

Битком набитый транспорт...

С утра размяться надо!

И кто кому - матрацем?

И кто в кого - "снарядом"?

 

Пронырливому - место,

пространство - неуклюжим...

Почти - российский вестерн,

где хамство вместо ружей.

 

"Слоны" оттопчут ноги

непроизвольным танцем.

О, как - скажите Боги -

в час пик живым остаться?

 

Не вылезти калекой,

иль обозлённым гномом,

а тем же человеком,

каким ушёл из дома...

 

НУ, ЧЕГО Я ВОРЧУ…

 

"Добрее люди, ярче дни, -

А мы с тобой стоим одни..."

Александр Топчий

 

Ну, чего я ворчу, как седой ревизор,

в беспокойную ночь на печаль твою глядя?

Нас ещё позовут штурмовать горизонт,

нам ещё прокричат в спину сотню проклятий.

106

Между правдой и вымыслом будем одни,

пока мил человек не поссорится с тенью.

Мы не знаем - каков из него проводник:

глубоко ли завяз в миротворческой теме.

 

А не лучше ли - взрыв вопреки тишине?

Возле чёрной дыры застолбить себе место...

И уйдём, и найдём... И в тебе, и во мне

с восемнадцати лет есть заноза протеста.

 

Там в объятья не ждут, не надейся на ключ...

Там на страже любви - "грозный" Аника-воин.

Я не то, чтоб небрит, но в походе - колюч...

Жить до смерти с тобой... Для меня это - воля!

 

МНОГО ЧЕГО…

 

"сама себе и бритва и весна..."

Михаил Свищёв

 

Много чего было выпито...

Столько же - горько пролито.

Не торопись, дева, с бритвою

уединиться реликтом.

 

Время не сразу закончится,

как и Весны вдохновенье...

Люди живут с одиночеством,

радуясь собственной тени.

 

Где-то в невидимой плоскости

двигаясь по параллельной,

бывшие беды и подлости"

стали строкою отдельной.

107

И, кто считал себя близкими,

уничтожая рубахи,

ныне страдают отписками -

жанр есть такой погребальный.

 

Только сама: где - каракули,

где - каллиграфии чудо.

Ты - не заложница Дракулы,

и не потомок Иуды.

 

КНИГА

 

"А теперь, когда книга закрыта и жизнь прожита..."

Елена Албул

 

Где она - последняя страница?

Эта ли? Чуть позже напишу?

Оглянулся - не за что стыдиться.

Никогда не выглядел, как шут.

 

Ссадины обидные в награду

выделяла жизнь из года в год.

Если б не любимая Наяда...

Если б не её благой уход...

 

Доказала мудростью и лаской -

Осени капризы не страшны.

Да, на склоне... Не боюсь огласки.

Ни одной нет порванной струны.

 

Будущее светлыми строками

шепчет: "Растревожил - сбереги!"

Если что-то в прошлое и канет,

то не Книга жизни, а грехи.

108

ДЕТИ

 

"они забудут и кровь, и страх..."

Сергей Смирнов-Ямбург

 

Нашим детям неведом страх.

Принеси им ключи от стран,

секретаршу и кабинет,

то, чего ещё в мире нет.

 

Наши дети счастливей нас:

с малолетства зовёт Парнас.

Хочешь – дачу, а хочешь – руль,

не собьёт если влёт патруль.

 

Знают Поттера, Паука…

И Гагарин для них – мука.

Учит улица – шприц и жгут…

Соглашается Голливуд.

 

К тридцати за спиною – шлейф:

гнали этику прочь взашей…

На отсталых отцов – колпак.

Клоун выглядит только так.

 

А проснуться бы – здравствуй, сын!

И в ответ – ни лучей косых,

ни пронзающих насмерть «fuck»…

Вместе – в небо победы флаг!

 

И поняв, чем же дышит дочь –

не разматывать злобно скотч…

Дать частицу своей души –

не оглядывайся, верши!

109

ФЕВРАЛЬ

 

"простим друг другу старые обиды -

к чему нам этот мост, покрытый льдом?..."

Марианна Вьен

 

Приверженцы весенней кутерьмы,

зимой мы до предела осторожны...

Посыпаны ли скользкие дорожки?

Насколько в минус - воздух за дверьми?

 

Порой дойти всего-то пять минут,

минуя полусонные подъезды...

Да как наполнить души темпом presto,

и веки ради счастья разомкнуть?

 

А если - берега? И - длинный мост?

И сами заморозили обидой...

Табу - акробатическим кульбитам,

когда ответ - вопросом на вопрос.

 

И пусть меня любимая простит...

Но сделать бы февраль ещё короче!

Он - третий, неподкупен и порочен...

Припёрся беспардонно и гостит.

110

НАМ ДИАГНОЗЫ СТАВЯТ ВРАЧИ…

 

"Вой волчицей иль плачь –

Назовут лицемерными песнями..."

Ира Арт

 

Нам диагнозы ставят врачи

и другие убийцы под кальку...

Лицемерные песни волчиц.

С пересмешников снятые скальпы.

 

То ли плач, то ли смех дурака,

ускользнувшего от гильотины.

Разве он так похож на врага,

причитая стихами в гостиной?

 

Растоптать, не дослушав конца -

популярное средство от боли...

Как принёсшего вести гонца -

похоронный привет с поля боя.

 

ВОТ И ВСЁ

 

"Мастера закулисы вне сцен…"

Ира Арт

 

Вот и всё. Выходить на поклон.

Зал в экстазе от собственной дури.

Кто из нас - нарисованный клон?

А кто - ближе с рожденья к натуре?

 

Эй, смотрите, смотрите на жизнь!

Просветите всю пьесу рентгеном!

Как умею игрой дорожить,

как бежит роль кроваво по венам.

111

На виду - и цветы, и кинжал...

Расплылась фальшь в улыбке учтивой.

Мне суфлёром служила скрижаль,

не чурался я интерактива.

 

За кулисами свой шепоток...

О политике, курсе и бабах...

Мол, анапест пойдёт на поток...

И поэта отправить туда бы...

 

СЮЖЕТ

 

"я ненавижу эпилоги..."

Марианна Вьен

 

Сюжет выстраивали вместе,

на небо солнечное глядя.

Уют семейный - как в предместьях...

Не напоказ - костюмы, платья...

Там и затмение, и свет мой

живут вдвоём в одной палитре.

Хотелось сказки заповедной,

где чувства, словно исполины,

наплывам грусти неподвластны,

гостей незваных гонят в шею.

Похожие порой на касту...

Но я об этом не жалею.

Секретов нет, и на ладонях

куда бы не вела дорога -

нас возвращает снова к дому.

И далеко до эпилога....

112

ПОГОВОРИМ…

 

"Прямой эфир! Переключи, попробуй..."

Инна Костяковская

 

Давай с тобой поговорим...

Ещё дымится в чашках кофе....

Пусть подождут поводыри -

успеешь дань отдать Голгофе.

 

Всегда торопишься, спешишь

быть первой в хронике событий,

где мимолётные пажи

настырно примыкают к свите.

 

Два слова за один присест...

И снова вольным ветром - в будни...

Как передать по sms,

что социум сегодня бурный?

 

Сообщает строгая строка -

аврал случился на работе...

Ты - в неизвестности пока,

а я люблю, когда - напротив...

 

В ПОГОНЕ…

 

Непокорная кошка-брюнетка

исчеркала приметами лист...

Вместо выбора - хрен или редька:

не упорствуй, бедняга, смирись!

 

Переулки, зигзаги и петли…

Лабиринты, проспектов простор…

Вслед за ней – я и к счастью, и в пекло!

Руки жадные распростёр!

113

Не пора ли к уюту причалить?

Оградить свою душу от бед…

Но ворчу – закипающий чайник:

вновь она растворилась в толпе…

 

Что подарит подкравшийся вечер,

лунным светом коснувшись гардин?

И живу от погони до встречи,

от объятий до боли в груди…

 

ОДИНОЧКА

 

«Свеча горела на столе

Свеча горела…»

Борис Пастернак

 

Ещё один безумный день

сгорел свечой необратимо.

Табун осмысленных идей

промчался мимо.

 

С самим собою тет-а-тет

вдали от зависти и сплетен

в ночи беседуя, поэт

гордится этим.

 

Никто не давит, не ворчит,

никто не злобствует, как цензор.

Как-будто не было свечи,

и нет претензий.

 

И ни друзья, и ни враги

не проникают в заповедник.

А все напасти отвратит

Хранитель верный.

114

И кто сказал, что в тишине,

вне толкотни неблагозвучной,

шаги лишь – от стены к стене?

Потерян ключик.

 

Он вовсе и не одинок,

перебирая буквы-чётки.

Сплетённый в образы венок,

рисунок чёткий –

 

куда, зачем, и почему

из тишины направить вектор.

И не препятствуйте ему

до края века.

 

ПАМЯТЬ

 

Память капризна, как светская женщина…

Не угодишь ей скупыми подарками.

Канули в бездну долги, поражения…

Всё, что вороны однажды накаркали.

 

Стала с годами излишне разборчивой,

будто в конфетном наборе копается.

Были когда-то и руки рабочего…

Стоит ли в этом пристыженно каяться?

 

Где вы, поступки оттенков сомнительных?

Жадность писала устав притязаниям –

домик в Крыму или орден на кителе,

кресло в Кремле, игнорируя «занято».

 

Карты в пасьянсе легли незатейливо:

дамы с тузами закрыты шестёрками…

Тяга к поэзии – тема отдельная:

к счастью окно с затемнёнными шторами.

115

Правда учила порядку, опрятности…

Главное станет помехой для мелочи!

Рифмы бы только в углах не попрятались,

не оказались бы признаком «белочки»…

 

Вышел из чащи житейской не к паперти.

Сколько ещё миллиметров отмерено?

И ни к чему звукам траура в памяти

напоминать о потерянном времени.

 

В ТОТ ДЕНЬ…

 

А если бы в тот день я заболел?

А если бы – нелётная погода?

Вокруг тебя всегда – кордебалет,

и вдруг пришёл – таинственный и гордый…

Случайно ли, записано ли так:

кому-то врозь, а нам вдвоём летать!

 

Не совпади желания в тот день,

застрянь в дорожной пробке наше время…

На поезд опоздав, потом трудней

друг другу, не оглядываясь, верить.

Люблю, а сам в тревоге до сих пор:

сомнений червь на поеданье скор.

 

Охотники до сладкого не спят…

Настойчиво протягивают руки:

надеются, что город будет взят,

надеются, что крепость скоро рухнет.

Но жив ещё души твоей солдат…

И своры всей сильнее я в стократ!

 

116

СПОРЫ

 

«Я бросил щит, едва был начат спор…»

Луис де Камоэнс

 

«В споре рождается истина!» -

слышу из уст мудрецов.

Бьются реальность и мистика,

дети пинают отцов.

Март – словно года ристалище:

то ли зима, то ль весна…

Копья сломают, расстанутся…

В ножны уйдут словеса…

Тихая жизнь или празднества?

Вместе сильнее, чем врозь?

Кто победит – есть ли разница?

А я не спорщиком рос!

Внутренний компас уверенно

стрелку направил вперёд.

Есть, кто со мной по велению

сердца – туда, где – народ?

Знаю, его дело – правое:

из неподкупного сшит.

Споры считаю забавою

и не беру с собой щит.

 

ОГОРОД

 

Набросали камней в огород –

не родись, не родись урожай!

Водит с нечистью Вий хоровод,

заставляя в испуге дрожать.

117

Я сегодня проснулся чуть свет,

зная – кто-то идёт по пятам…

Показался из шкафа скелет:

надоело сидеть ему там.

 

Вяжет руки проклятая лень,

а в газетах, как в темень, черно.

Заблудившийся третий катрен

не принёс на себе ничего.

 

В зеркалах – от ворот поворот:

не вернуть уже юность, а жаль…

Набросали камней в огород –

не родись, не родись урожай!

 

ДАЛЁКИЙ КРАЙ

 

«Я встретил путника,

он шёл из стран далёких»

Константин Бальмонт

 

С насиженных мест уезжали гурьбой…

Зелёный – горел всем подряд.

И песни горланили наперебой –

как души их нынче парят!

 

Богатую Родину вновь обретут

скитальцы в далёком краю…

И больше не нужен им будет редут,

и – крохи от хлебных краюх.

 

А там, за колючкой, за рокотом волн –

ларцы и дворцы до небес.

Туда не доходят трагедии войн,

народ и Правитель – the best.

118

Сотрётся из памяти русский язык,

пригодный для мата и склок.

С насиженных мест на заморский призыв

и мал, и велик – прыг да скок!

 

Учитель стал дворником, мойщиком – врач…

«Таксует» больной инженер…

Свобода безжалостна, словно палач…

Восторга в глазах уже нет…

 

И хочется взмыть с перебитым крылом,

и даже – ползти на восток

сквозь прожитых попусту лет бурелом,

где высох забытый исток.

 

БОЛЕЗНЬ

 

Иллюзии, легенды, плутовство…

Коварство, зависть, возвышенье быдла…

Инетовские вирусы «пацтол»

загонят «Бегемота» и «Кобылу».

 

Реальный мир ушёл на задний план.

В почёты – буквы, «графы», «аватары»…

Сегодня я – любимец чата, пан,

а завтра кто-то плюнет в душу даром.

 

Но коль болезнь проникла глубоко,

до самых-самых, сея метастазы –

с утра мы смотрим жадно не в окно:

влекут нас бредни, да чужие сказы.

 

По клавишам ритмично – тук, тук, тук…

Невидимые чувства побежали…

Их искренность воспримет только друг,

Любимая насмешкой не ужалит.

119

На разную наживку ловит Сеть…

У каждого – отдельная дорожка…

А сколько суждено кому «висеть»?

Опять в ногах приметой бродит кошка…

 

ГОЛУБЬ

 

"И, словно голубя, ты сердце приручила..."

Ира Арт

 

Наступить своей песне на горло...

Приручиться, понять, что - закрыли...

Посмотри на меня: чем - не голубь?

За спиной - вдохновения крылья!

 

Ни казался каким бы я крепким

(мол, давить невозможно на жалость) -

и мужчин иногда тоже в клетку

неземные Богини сажают.

 

У иных - и силки, и рогатка,

и фантазий немыслимых буйство...

А в тебе - роковая загадка,

но однажды с ключом разберусь я.

 

Хоть в душе твоей, хоть на карнизах

будут окна открыты глаголу.

Сквозь любви многогранную призму

посмотри на меня: чем - не голубь?

120

В ПРОШЛОМ ВЕКЕ

 

Когда же это было?

В прошлом веке!

Учебники, зубрёжка, озорство…

И цель маячит – выйти в Человеки....

Как минимум…, примерно, лет на сто…

 

Когда же это было?

Точно ль с нами?

Иных уже на белом свете нет….

А кто-то завалил опять экзамен…

А кто-то поселился в интернет…

 

Привыкшие к подсказкам и шпаргалкам,

клянут судьбу да сетуют на жизнь…

К ответу – всех и вся за то, что палки

в колёсах, словно мыши, завелись.

 

Увы,

урок ведёт не Марь Иванна,

прощавшая прогулы каждый раз.

Не вытащит за чуб, коль впал в нирвану…

За истину здоровье не отдаст…

 

Ау,

мой неприметный одноклассник!

Откликнись, отодвинув серый быт.

Давай устроим вместе шумный праздник –

от гонки за рублём в глазах рябит.

 

На встречу позовём «крутых» и прочих…

И тех, кто, просто – в битве за семью…

Дай Бог, ещё пяток гульнуть захочет

и вспомнить снова школьную скамью.

121

Такое и не снилось даже Мекке,

магниту не под силу так тянуть…

Когда же это было?

В прошлом веке!

И мы его попробуем вернуть!

 

КВАЗИМОДО

 

О соседских девочках мечтает

юноша с печалью Квазимодо.

У него таинственная внешность,

он стихами бредит по ночам.

 

Что заставит писаных красавиц

иногда бедняге улыбнуться –

неподдельно искренние чувства,

или прирождённый острый ум?

 

Ни одна из них не пожелает,

если вместо ветреного принца

необыкновенный Квазимодо

вдруг попросит сердца и руки.

 

Но откажут. Может быть, с насмешкой…

Может, это будет, словно в цирке…

Зрителям так хочется забавы!

А причина смеха тут как тут.

 

Кто бы знал, что время лечит раны...

Что таят сюрпризы гороскопы…

И однажды сбросит Квазимодо

ненавистный клоунский колпак.

122

Что и ростом станет он повыше…

И сразит уверенной походкой…

И потасканные девочки из детства

защебечут птичками вокруг.

 

А с улыбкой льстивого швейцара

бывшая гроза всего района,

спившийся с годами до цирроза,

выпросит подачку на похмел.

 

Не судите ближних, не судите,

насмотревшись в зеркала кривые.

В юности никто ещё не знает,

где и кем духовный спрятан клад.

 

ОЧАГ

 

В который раз готов я выпить яд…

Закрыть глаза, не видеть больше света…

Так взрывы неожиданных петард

невольно убивают интроверта.

 

А хочется спокойствия в любви:

завистники кусают, как пираньи.

И кто-то к тебе лезет с USB,

скатиться приглашая по спирали.

 

Ты знаешь, что я родом не из тех,

кто тратит своё время на облавы.

Как много их – непрошеных гостей,

меняющих объекты ради славы.

123

Сейчас не модны – рай и в нём шалаш…

Словечко с перцем подавай на блюде…

Горит, горит очаг… Он – только наш!

Ни чёрта там, ни ангела не будет!

 

БАРАНКИН

 

"...что жизни флюс лечило Время,

не поминая лихом зло..."

Ира Арт

 

Пытался мальчиком Баранкин

стать человеком добрым, но

летит обратно бумерангом

в него недетское кино.

 

Свои законы в каждом улье,

и разный вкус имеет мёд.

Какой из Юры, к чёрту, жулик?

Он и рубля не умыкнёт.

 

И отвечает за поступки,

их вынося на Божий суд.

А время снова больно стукнет...

"Друзья" трусливо не спасут...

 

И всё ж не вытравят улыбку

с обветренных, упрямых губ -

ни шайбы, что - в одну калитку,

ни в зеркало попавший труп.

 

Каким бы мрачным светом действо

не анонсировало сплин,

так и остался верен детству

простого слова Господин.

124

ЛАБИРИНТАМИ ДРЕВНИХ ЛЕГЕНД…

 

Лабиринтами древних легенд,

переулками тёмных историй

я искал тебя тысячу лет,

и с тобой проживу ещё столько.

 

Выпускаю и снова ловлю,

у весёлой толпы отнимаю…

Ты прости своему королю

безрассудный избыток вниманья.

 

Ради света и ради тепла,

чтоб в душе твоей не было смуты –

все поступки мои и дела,

вдохновенья часы и минуты.

 

Ни в одной из любовных картин,

расставанья и встречи – в которых,

наш правдивый сюжет не найти,

не сыграть его лучшим актёрам.

 

Знай, всегда от воздушных дворцов

на земле остаются руины.

Коль назвался однажды творцом,

не прославлюсь, что в этом повинен.

125

ОРФЕЙ

 

"Входи, зверёныш, ты, поди,

продрог…"

Ира Арт

 

Кто б меня просветил рентгеном...

Кто бы вместе - и в свет, и в тьму?

Я устал, напрягая вены,

петь для многих и никому.

 

Есть защита друзей и близких...

Нет способных пронзить насквозь.

Существую я обелиском:

что за кадром, то - вкривь и вкось.

 

Ближе к ночи бываю диким -

на прохожих точу клыки.

Так в Орфее без Эвридики

рвались с болью его стихи.

 

Занесённый в разряд убитых,

между светом и тьмой продрог.

Изо всех кровожадных пыток

только эту терпеть не смог.

 

Превратились в барак хоромы...

Где Господь? Жду его суда.

А в тумане спина Харона

удаляется навсегда.

126

ЖЕНЩИНА, ЖЕНЩИНА...

 

Женщина, женщина…

Муж – в гараже…

Или опять – на рыбалке…

Хочется…,

но для кого хорошеть,

преображаясь в русалку?

 

Наспех с утра –

пара тостов и чай.

В щёчку обыденно чмокнет…

А у неё ранней гостьей печаль

свет не пускает сквозь окна.

 

Стирки наброшено вновь с Эверест,

борщ на плите закипает,

словно в душе нераскрытой протест:

«Сколь ещё буду в опале?»

 

Сердце молчит заточённое в клеть,

взгляд полумрака не ярче.

Так ли написано ей умереть –

брошенной, а не иначе?

 

Марш Мендельсона проверен на фальшь…

Весь, до единого звука.

Серая жизнь…

Бесконечный асфальт.

За горизонтом – разлука.

127

МАРШРУТЫ

 

"Нас "тройка" иль Троица судит? -

дано ли кому-то постичь?"

Ира Арт

 

Не расстреляют, так - помилуют...

Не обломают, так - возвысят...

А что там в правилах с промиллями?

От них порой судьба зависит.

 

В дороге ли, в самопознании...

Наедине с волшебным Словом...

Кричит, как боль, девиз на знамени:

"Стыжусь, пока - на всём готовом!"

 

Шагами трезвыми и твёрдыми -

и поперёк, и вдоль программы.

И пусть не первыми - четвёртыми...

Да хоть какими - без охраны!

 

Маршруты новые написаны:

скучают острова на карте.

Боюсь ли умереть непризнанным?

Страшнее - сгинуть в арьергарде...

128

ЭЛЬ-ГРЕКО

 

Гостеприимен костёр Гевары:

проститься с жизнью – готовься, грек!

Святых с убогими что ли даром

связал в единое – «имярек»?

 

В искусстве ересь нести – как можно?

Будь гениален ты, будь велик…

А Доменико посмел ничтожным

придать в картинах небесный лик…

 

Просеют каждый мазок сквозь сито,

укажут место – менять не смей!

Следит за крыльями инквизитор

и по закону – всегда сильней!

 

Но испугать ли детей Эллады,

рожденных в мифах прошедших лет?

Грозите смертью? Безумно рад он

о непокорности дать обет.

 

И пусть, как ангел, творец - ранимый,

и пусть душа принимает бой…

Его полотна возвысят имя

над бренной участью, над судьбой!

129

ОСЕНЬ ЕЩЁ НЕ ПРИШЛА

 

Бабушка, Осень ещё не пришла…

Далека ли дорога в лес?

Далека... Но это ли главное?

И ты поднимаешься, ты знаешь,

что Осень ещё не пришла.

Суетное метро, тесная маршрутка...

Кто-то спешит в аэропорт с мешками, чемоданами…

Сочи, Египет, Таиланд…

А ты налегке… Ты никуда не спешишь…

Хоть и ждут тебя подосиновики,

берёзы и сосны…

И Леший тоже ждёт

в окружении медведей, волков

и прочего зверья.

Ты не боишься зверей.

Ты их встречаешь каждый день в городе –

среди прохожих, среди соседей…

Даже – в той же самой маршрутке…

Да и бабушка ли ты?

А как же внуки и правнуки,

напоминающие чаще зеркала?

- Бабушка, бабушка, а поиграть с нами?

Так они же и бальзам нальют на раны:

- У нас самая красивая бабушка на свете!

Бабушка, забудь об инсульте, миастении,

о приближающемся вечном мраке…

Что там ещё написано

в сопроводительном письме?

Забудь!

Осень ещё не пришла…

130

131

Лабиринтами древних легенд (Часть 5-6)

Берсенев Сергей

269

С автографом: Сергей Берсенев

Статистика

С помощью виджета для библиотеки, можно добавить любой объект из библиотеки на другой сайт. Для этого необходимо скопировать код и вставить на сайт, где будет отображаться виджет.

Этот код вставьте в то место, где будет отображаться сам виджет:


Настройки виджета для библиотеки:

Предварительный просмотр:


Опубликовано: 14 May 2015
Категория: Поэзия, Книги с Автографами Авторов

Поэтический сборник. Часть 5-6.

КОММЕНТАРИИ (0)

Оставить комментарий анонимно
В комментариях html тэги и ссылки не поддерживаются

Оставьте отзыв первым!