+
Рассказчик и главный герой романа – Кристофер Бун. Ему пятнадцать лет, и он страдает аутизмом. Он знает математику и совсем не знает людей. Он не выносит прикосновений к себе, ненавидит желтый и коричневый цвета и никогда не ходил дальше, чем до конца улицы, на которой живет. Однако, обнаружив, что убита соседская собака, он затевает расследование и отправляется в путешествие, которое вскоре перевернет всю его жизнь. Марк Хэддон с пугающей убедительностью изображает эмоционально разбалансированное сознание аутиста, открывая новую для литературы территорию
РЕЗУЛЬТАТ ПРОВЕРКИ ПОДПИСИ
Данные электронной подписи
Ссылка на политику подписи
Закрыть

Марк Хэддон

 

Загадочное

ночное

убийство

собаки

 

 

- 2 -

Аннотация

 

Рассказчик и главный герой романа – Кристофер Бун. Ему

пятнадцать лет, и он страдает аутизмом. Он знает математику

и совсем не знает людей. Он не выносит прикосновений к

себе, ненавидит желтый и коричневый цвета и никогда не

ходил дальше, чем до конца улицы, на которой живет. Однако,

обнаружив, что убита соседская собака, он затевает

расследование и отправляется в путешествие, которое вскоре

перевернет всю его жизнь. Марк Хэддон с пугающей

убедительностью изображает эмоционально

разбалансированное сознание аутиста, открывая новую для

литературы территорию

 

 

Марк Хэддон

Загадочное ночное убийство собаки

 

Лонг-лист Букеровской премии 2003 года

 

MARK HADDON

 

The Curious Incident of The Dog In The Night-Time

 

Перевод с английского А. Куклей

 

 

- 3 -

Посвящается Сос Благодарю Кэтрин Хейман, Клэр

Александер, Кейт Шоу и Дейва Коэна

 

2

Было 7 минут после полуночи. Собака лежала на лужайке

перед домом миссис Ширз. Глаза ее были закрыты. Она

выглядела так, будто бы бежала лежа на боку, как бегают

собаки, когда им снится, что они гонятся за кошкой. Но эта

собака не бежала и не спала. Она была мертвая. Из тела

собаки торчали садовые вилы. Зубья вил, должно быть,

проткнули ее насквозь и еще глубоко ушли в землю, поскольку

вилы стояли и не падали. Я решил, что эти-то вилы и убили

собаку, потому что не видел на ней больше никаких ран. И я

сомневался, что вилы воткнули в нее после смерти – смерти

по какой-то иной причине, вроде болезни или дорожно

транспортной катастрофы. Однако я не был уверен в этом до

конца.

Я прошел через калитку во двор миссис Ширз, шагнул на

лужайку и опустился на колени перед собакой. Протянул руку

и тронул собачью морду. Она была еще теплой.

Собаку звали Веллингтон. Она принадлежала миссис Ширз, с

которой мы дружили. Она жила на противоположной стороне

улицы, через два дома от нас.

Веллингтон был пуделем. Но не таким миниатюрным пуделем,

которым делают всякие стрижки, а крупным пуделем. У него

была вьющаяся черная шерсть, но если подойти ближе, то

можно было увидеть, что сквозь нее просвечивает кожа –

бледно-желтая, как у цыпленка.

Я погладил Веллингтона и задумался, кто его убил и почему.

 

3

Меня самого зовут Кристофер Джон Френсис Бун. Я знаю все

страны мира, и их столицы, и все простые числа до 7507.

Когда мы впервые встретились с Шивон, она показала мне вот

такую картинку:

 

И я знал, что это означает печаль. То, что я почувствовал,

когда обнаружил мертвую собаку.

Потом она показала мне другую картинку. Вот эту:

- 4 -

 

И я понял, что это обозначает счастье. То, что я испытываю в

те моменты, когда читаю о космических миссиях «Аполлона»

или когда просыпаюсь в три-четыре часа утра, выхожу на

улицу и представляю, будто я единственный человек во

Вселенной.

Потом она еще рисовала другие картинки:

 

Но я не могу сказать, что это значит.

Я однажды попросил Шивон нарисовать много-много таких

лиц и потом приписать под каждым, что оно точно обозначает.

Я носил эту бумажку в кармане и вынимал ее, когда не

понимал, что же именно человек чувствует. Но было очень

трудно решить, которая из схем больше подходит к его

настроению, потому что на самом деле лица людей очень

быстро изменяют выражение.

Когда я рассказал Шивон, что я это делаю, она взяла

карандаш и еще один листок бумаги и сказала, что мои

действия, скорее всего, заставляют людей чувствовать себя

очень

 

А потом стала смеяться. Тогда я разорвал первый листок и

выкинул его. А Шивон попросила прощения. И теперь, если я

не могу понять, что человек имеет в виду, я уточняю у него

самого или просто ухожу.

 

5

Я вытащил вилы из тела собаки, взял ее на руки и крепко

обнял. Из дырок, оставленных вилами, еще сочилась кровь.

Я люблю собак. Всегда можно понять, о чем собака думает. У

нее есть четыре настроения: счастливое, грустное, сердитое и

сосредоточенное. И еще собаки преданные и никогда не лгут,

потому что они не умеют говорить.

Я держал собаку 4 минуты, а потом послышался крик. Я

поднял глаза и увидел миссис Ширз. Она бежала ко мне со

стороны дома. На ней была надета пижама, а сверху халат.

Ногти ее были выкрашены в ярко-розовый цвет, а на ногах не

было никакой обуви.

Она кричала:

- 5 -

– Черт побери! Что ты сделал с собакой?

Я не люблю, когда люди на меня кричат. Я от этого пугаюсь,

потому что они могут ударить меня или ко мне притронуться.

И я не знал, что мне делать дальше.

– Отпусти собаку! – кричала она. – Ради Христа, отпусти эту

гребаную собаку.

Я положил собаку на землю и отступил на два метра.

Она наклонилась, Я подумал, что миссис Ширз хочет взять

собаку сама, но она этого не сделала. Может быть, она

заметила, что на теле слишком много крови, и побоялась

испачкаться. Потом миссис Ширз снова принялась кричать.

Я закрыл уши руками, зажмурил глаза и стал клониться

вперед, пока не согнулся так, что лоб коснулся травы. Трава

была холодной и влажной. И мне сразу сделалось лучше.

 

7

Это детектив про убийство.

Шивон сказала, что я должен написать такую книгу, которую

стал бы читать сам. Я в основном читаю разные научные

книги, например по математике. Я не люблю выдуманных

романов. В них люди говорят всякие вещи, вроде: «Я

испещрен прожилками железа, серебра и полосами

обыкновенной грязи. Я не могу сжаться в кулак, как те, кто не

зависит от стимуляторов» [1]. Что это должно означать? Я не

знаю. И отец не знает. И Шивон тоже не знает. И мистер

Дживонс. Я их спрашивал.

У Шивон длинные светлые волосы, и она ходит в очках,

которые сделаны из зеленого пластика. А мистер Дживонс

пахнет мылом и носит ботинки, на каждом из которых сверху

примерно по 60 крошечных дырочек.

Но детективы мне нравятся. Так что я пишу детектив.

В детективе кто-нибудь проводит расследование и выявляет

преступника, чтобы его можно было поймать. Там есть

загадка. Если загадка загадана хорошо, то можно самому

вычислить ответ еще прежде, чем закончится книжка.

Шивон сказала, что книга должна начаться с яркого эпизода,

который сразу привлечет внимание. Вот почему я начал с

собаки. Я выбрал событие, которое случилось со мной,

поскольку я не могу представить того, чего со мной на самом

- 6 -

деле не происходило.

Шивон прочла первую страницу и сказала, что у меня все не

так. Она сказала, что в детективах обычно убивают людей. Я

ей ответил, что в «Собаке Баскервилей» погибли целых две

собаки: сама собака Баскервилей и спаниель Джеймса

Мортимера. Но Шивон мне на это ответила, что они не были

жертвами преступления. Жертвой был сэр Чарльз Баскервиль.

Она сказала, что так происходит, поскольку читателей люди

интересуют больше, чем собаки. То есть, если в книге умрет

человек, это скорее привлечет внимание тех, кто будет ее

читать.

А я объяснил, что хотел написать правдивую историю. Я знал

разных людей, которые сейчас уже умерли, но я никогда не

был знаком ни с кем, кто погиб, за исключением разве что

мистера Паулсона, отца Эдварда из нашей школы. Но это

было не преступление, а несчастный случай, да и потом, я его

почти не знал… И еще я объяснил, что люблю собак, потому

что они преданные и честные и некоторые собаки умнее и

интереснее, чем многие люди. Например, Стива, который

приходит в школу по четвергам, приходится кормить с

ложечки, и он даже не способен принести палку. Шивон

попросила меня не говорить ничего такого матери Стива…

 

11

А потом приехала полиция. У них была униформа и значки, и

было ясно, зачем они здесь. Их было двое: женщина

полицейский и мужчина-полицейский. У полицейской женщины

на левой лодыжке была небольшая дырка в колготках, а

посреди этой дырки – красная царапина. А у мужчины

полицейского к подошве ботинка прилип большой оранжевый

лист; он торчал с одной стороны и немного топорщился.

Полицейская женщина обняла миссис Ширз за плечи и повела

ее к дому.

Я оторвал голову от травы.

Полицейский мужчина присел на корточки рядом со мной и

сказал:

– Не будешь ли ты так любезен объяснить, что тут произошло,

молодой человек?

Я сел. И ответил:

- 7 -

– Собака умерла.

– Это я понял, – отозвался он.

Я сказал:

– Я думаю, что собаку кто-то убил.

– Сколько тебе лет? – спросил он.

Я ответил:

– Мне 15 лет, 3 месяца и 2 дня.

– А что именно ты делал в саду? – спросил он

– Я взял собаку на руки и так держал, – сказал я.

– А зачем ты держал собаку? – спросил он.

Это был сложный вопрос. Я это сделал потому, что мне так

хотелось. Я люблю собак. И мне стало очень грустно, когда я

понял, что собака умерла.

Полицейских я тоже люблю, и поэтому я хотел объяснить все

как можно точнее, но полисмен не дал мне достаточно

времени, чтобы обдумать ответ.

– Так почему ты держал собаку? – повторил он.

– Мне нравятся собаки, – сказал я.

– Это ты ее убил? – спросил он.

А я сказал:

– Нет. Я не убивал.

– Это твои вилы? – спросил он.

Я сказал:

– Нет.

– Кажется, тебя все это очень расстроило, да? – сказал он.

Полицейский задавал слишком много вопросов. И он это

делал слишком быстро. Мне это показалось похожим на

буханки хлеба с фабрики, где работает дядя Терри. Эта

фабрика – такая большая пекарня, а дядя Терри оперирует

хлеборезкой. И иногда так бывает, что хлеборезка работает

недостаточно быстро, а хлеб продолжает поступать, и

получается закупорка. Я иногда представляю свой разум в

виде машины, хотя это не обязательно хлеборезка. Но так

проще объяснить другим, что со мной происходит.

Полицейский мужчина сказал:

– Ну? Что тут приключилось?…

Я отвернулся от него и снова упал лицом в траву. А потом

издал звук, который отец называет стенаниями. Этот звук у

меня вырывается, когда из внешнего мира приходит слишком

- 8 -

много информации разом. Так бывает, например, когда я

огорчаюсь. Тогда я подхожу к радиоприемнику и ставлю его на

промежуточный канал между двумя станциями. Из него

начинает вырываться шипение, которое называется. Если

сильно отвернуть громкость, то, кроме него, ничего не

слышно. И когда я его слушаю, я чувствую себя в

безопасности…

…Тем временем полицейский взял меня под локоть и поднял

на ноги.

А я не люблю, когда люди ко мне прикасаются.

И потому я его ударил.

 

13

Моя книга не будет смешной. Я не могу рассказывать шутки,

потому что я их не понимаю. Вот шутка, например. Одна из

отцовских.

Хорошее дело браком не назовут.

Я знаю: предполагается, что это смешно. Я спрашивал. Это

потому, что слово «брак» имеет два значения: 1) брак – это

женитьба и семейная жизнь; 2) брак – это плохая работа и ее

результат, то есть негодные вещи. И кажется, что речь идет о

значении 1, а на самом деле – о значении 2.

Если я пытаюсь произнести шутку сам, заставляя слово

обозначать две разные вещи в одно и то же время, мне

начинает казаться, что я слышу две разные мелодии, которые

не сочетаются друг с другом и совсем не так хороши, как

белый шум. Или у меня возникает чувство, что два разных

человека пытаются одновременно говорить со мной на две

разные темы.

Вот почему в этой книге нет никаких шуток.

 

17

Полицейский посмотрел на меня. Некоторое время он молчал,

а потом сказал:

– Я арестую тебя за нападение на полицейского.

И мне стало гораздо спокойнее, поскольку он сказал то, что

полицейские обыкновенно говорят на телевидении и в кино.

Потом он еще сказал:

– И настоятельно тебе советую лезть в машину, потому что,

- 9 -

если ты, дерьменыш, еще что-нибудь выкинешь, я

окончательно потеряю терпение. Это понятно?

Я пошел к полицейской машине, стоявшей перед калиткой. Он

открыл заднюю дверь, и я забрался внутрь. А он сел на

водительское сиденье и связался по рации с полицейской

женщиной, которая все еще была в доме. И сказал:

– Этот клоп только что двинул мне в морду, Кейт. Ты можешь

побыть у миссис Ш., пока я отвезу его в участок? Я скажу

Тони, чтобы он заехал и подобрал тебя.

А она ответила:

– Не вопрос. Увидимся позже.

Полисмен сказал:

– Лады. – И мы поехали.

В полицейской машине пахло горячей пластмассой, лосьоном

для бритья и чипсами.

Пока мы ехали к центру, я смотрел в небо. Ночь была ясная, и

потому я отчетливо видел Млечный Путь.

Некоторые люди думают, что Млечный Путь – это просто

длинная вереница звезд, но они неправы. Наша Галактика

представляет собой огромный диск размером в 100 000

световых лет, а Солнечная система находится где-то

неподалеку от его наружного края.

 

Когда вы посмотрите в направлении А под углом 90° к диску,

вы увидите совсем немного звезд. Но если вы глянете в

направлении В, то звезд будет гораздо больше, потому что вы

смотрите в центр Галактики. А так как Галактика – диск, то вам

видно длинную полосу звезд.

И потом я задумался о том, что ученые долгое время

недоумевали, почему небо по ночам темное. Ведь там, во

Вселенной, находятся миллиарды звезд. Звезды есть повсюду,

куда бы вы ни посмотрели, во всех направлениях. Так что

небо должно быть озарено звездным светом, поскольку свет

движется очень быстро и рано или поздно должен достигнуть

Земли. И мало что может остановить его движение.

Но потом ученые выяснили, что наша Вселенная постоянно

расширяется и звезды отдаляются друг от друга. Это явление

называется Большой взрыв, и чем дальше от нас находятся

звезды, тем быстрее они движутся. Некоторые – так же

- 10 -

быстро, как и сам свет, и вот почему их собственный свет

никогда не доберется до нас.

Мне нравятся такие факты. Это нечто такое, что можно

осмыслить у себя в голове, просто глядя на небо по вечерам,

размышляя и никого ни о чем не спрашивая.

А когда Вселенная закончит взрываться, все звезды станут

замедляться, как мяч, подкинутый в воздух. Потом их

движение полностью остановится, и они опять начнут падать в

центр Вселенной. И тогда можно будет увидеть все звезды в

мире, потому что они будут двигаться по направлению к нам –

все быстрее и быстрее. И это будет означать, что скоро

настанет конец света. И тогда, если посмотреть ночью в небо,

там уже не будет темноты, а только пламенеющий свет

миллиардов и миллиардов звезд, которые все падают вниз.

Только никто этого не увидит, потому что на Земле уже не

останется людей. Они к тому времени все вымрут. А если

даже какие-то люди еще будут здесь жить, то они все равно

ничего не смогут увидеть, потому что этот свет будет таким

ярким и таким горячим, что просто сожжет их всех до смерти,

даже если они будут жить в подземных туннелях.

 

19

Во всех книгах главы имеют порядковые номера 1, 2, 3, 4, 5, 6

и так далее. Но я решил придать моим главам значения

простых чисел 2, 3, 5, 7, 11, 13 и так далее, потому что мне

нравятся простые числа.

Вот как можно понять, что такое простые числа: сначала вы

пишете все положительные целые числа, которые только

существуют в мире.

 

Потом вы убираете те из них, которые делятся на 2. Потом

убираете все числа, которые делятся на 3. Потом убираете

все числа, которые делятся на 4, на 5, на 6, на 7 и так далее.

Числа, которые остаются, – это простые числа.

 

Выявлять простые числа совсем нетрудно, но никто до сих пор

не сумел вывести формулу, которая показывала бы, является

ли очень большое число простым или нет и какое будет

следующим. Если число действительно очень-очень большое,

- 11 -

то даже компьютеру придется работать годы, чтобы выяснить,

простое это число или нет.

Простые числа очень удобны для записи кодов, и в Америке

они используются для военных целей. Если вы найдете новое

простое число длиной хотя бы в 100 цифр, вы можете сказать

об этом ЦРУ, и они купят его у вас за десять тысяч долларов.

Но это не лучший способ заработать на жизнь.

Простые числа – это то, что остается, когда вы убираете все

классификации и шаблоны. Я думаю, что простые числа

похожи на жизнь. Они очень логичные, но вы никогда не

сможете выработать для них правила, даже если будете

постоянно думать только об этом.

 

23

Когда я оказался в полицейском участке, мне велели вынуть

шнурки из ботинок, вытащить все, что у меня было в

карманах, и положить на стол – на тот случай, если бы у меня

там были вещи, которые можно использовать для

самоубийства, или для побега, или для нападения на

полицейского.

У сержанта, сидевшего за столом, были очень волосатые руки,

а ногти обкусаны чуть ли не до крови.

Вот что лежало у меня в карманах:

1. Швейцарский армейский нож с тринадцатью лезвиями,

включая устройство для зачистки проводов, пилку, зубочистку

и пинцет.

2. Кусок веревки.

3. Деталь деревянной головоломки, которая выглядела так:

 

4. 3 шарика крысиной еды для Тоби, моей крысы.

5. 1,47 фунта (монета в 1 фунт, монета в 20 пенсов, две

монеты по 10 пенсов, монета в 5 пенсов и монета в 2 пенса).

6. Красный зажим для бумаги.

7. Ключ от входной двери.

Еще у меня были часы, и полицейские потребовали, чтобы их

я тоже положил на стол, но я сказал, что мне нужно оставить

часы при себе, потому что я привык точно знать, сколько

времени. А когда они попытались снять их, я закричал, и они

позволили мне оставить часы.

- 12 -

Потом они спросили, есть ли у меня семья. Я сказал «да».

Они спросили, кто моя семья, и я ответил, что это отец, а мать

умерла. И еще я сказал, что у меня есть дядя Терри – папин

брат, но он живет в Сандерленде. Еще у меня были бабушки и

дедушки, но трое из них уже умерли, а у бабушки Бёртон

старческий маразм, и она думает, что я работаю на

телевидении.

Полицейские попросили меня дать номер телефона отца.

Я сказал им, что у него два номера, один домашний, другой –

мобильного телефона, и назвал оба.

В камере было чудесно. Это был почти идеальный куб: 2

метра длиной, 2 метра шириной и 2 метра высотой. И там

содержалось приблизительно 8 кубических метров воздуха. В

одной стене было маленькое окно с решеткой, а напротив

него металлическая дверь с еще одним окошком, закрытым

заслонкой. Но заслонка была отодвигающаяся, чтобы

полицейские могли посмотреть и убедиться, что заключенный

не сбежал и не попытался покончить с собой. А еще там

стояла мягкая кушетка.

Я задумался, как можно отсюда убежать, если возникнет такая

необходимость. Это было бы непросто, поскольку все, что у

меня оставалось, – это одежда и ботинки без шнурков.

Я решил, что наилучшим выходом было бы дождаться по

настоящему солнечного дня и при помощи очков

сфокусировать свет на каком-нибудь куске одежды. Когда она

загорится, полицейские увидят дым и придут, чтобы вытащить

меня из камеры. А если они ничего не заметят, то можно будет

помочиться на ткань и так потушить ее.

Потом я задумался, сказала ли миссис Ширз полиции, что это

я убил Веллингтона. И посадят ли ее в тюрьму, когда

выяснится, что она солгала. Ведь если кто-то говорит

неправду о другом человеке, то это называется клевета.

 

29

Я полагаю, что люди очень часто не понимают друг друга. И

тому есть две основные причины.

Первая основная причина состоит в том, что люди часто

общаются, не используя слов. Шивон говорит, что, если

поднять одну бровь, это может означать много разных вещей.

- 13 -

Это может значить: «Я хочу заняться с тобой сексом», и также

это может значить: «Я думаю, что ты сейчас сказал глупость».

Еще Шивон говорит, что если закрыть рот и громко дышать

через нос, то это означает, что ты расслабился, или что ты

раздражен, или что ты зол. Все зависит от того, сколько

воздуха зараз проходит через твои ноздри, и с какой

скоростью, и какую форму принимают в этот момент твои

губы, и как ты сидишь, и что ты говорил перед этим, и еще от

сотни других вещей. И эти вещи слишком сложны, чтобы все

их осмыслить за две секунды.

Вторая основная причина состоит в том, что люди часто

говорят, используя метафоры. Вот примеры метафор:

 

Я сейчас лопну от смеха.

Она носила его образ в своем сердце.

У каждой семьи есть скелет в шкафу.

Ему подложили свинью.

Собака была мертвее мертвого.

 

Слово «метафора» обозначает перенесение чего-то из одного

места в другое, и оно образовалось из греческих слов (что

означает «из одного места в другое») и (что означает «нести»).

Вы используете слова для обозначения чего-то, что они на

самом деле не значат. Тогда это называется метафорой.

А я думаю, это можно назвать ложью, потому что свиней никто

никуда не подкладывает и люди не хранят скелеты у себя в

шкафах. И когда я пытаюсь соорудить картинку фразы у себя

в голове, это меня только запутывает. Потому что я не могу

представить, как можно что-то носить в сердце и как это

связано с приязнью. И оттого я забываю о человеке –

человеке, о котором изначально шла речь.

Мое имя – тоже метафора. Оно означает «перенесение

Христа» и тоже сложено из греческих слов о (что значит Иисус

Христос) и. Это имя было дано святому Кристоферу, потому

что он перенес Иисуса Христа через реку.

Вы можете спросить, как же его звали до того, как он перенес

Христа через реку. Но его никак не звали, поскольку это

апокриф, а апокриф – тоже ложь.

Мать говорила, что Кристофер – чудесное имя, потому что оно

- 14 -

обозначает историю о том, как быть добрым и помогать

другим. Но я не хочу, чтобы мое имя обозначало историю о

том, как быть добрым и помогать другим. Я хочу, чтобы мое

имя обозначало меня.

 

31

Было 1.12 ночи, когда отец приехал в полицейский участок. Я

не видел его до 1.28, но я знал, что он там, потому что

слышал его голос.

Он кричал: «Я желаю видеть своего сына!» И еще: «Какого

дьявола вы его заперли?» И еще: «Да, я чертовски зол».

В 1.28 полицейский открыл дверь камеры и сказал, что ко мне

пришли.

Я вышел. Отец стоял в коридоре. Он поднял правую руку и

развел пальцы в стороны. Я поднял левую руку и тоже

растопырил пальцы. И мы соприкоснулись подушечками. Мы

так делаем, потому что иногда отец хочет меня обнять, но я не

люблю, когда меня трогают, поэтому мы немножко касаемся

друг друга, и это обозначает, что отец меня любит.

Потом полицейский велел нам пройти по коридору в другую

комнату. Там стоял стол и три стула. Он сказал, чтобы мы

сели с дальней стороны, а сам сел напротив. На столе лежал

диктофон, и я спросил, значит ли это, что он будет

допрашивать меня и записывать показания.

Он ответил:

– Думаю, в этом нет необходимости.

Он был инспектором. Я это понял, потому что он не носил

униформы. И у него было очень много волос в носу. Казалось,

будто у него в ноздрях прячутся две маленькие мышки [2].

Он сказал:

– Я поговорил с твоим отцом, и он утверждает, что ты не

нарочно ударил полицейского.

Я ничего не ответил, потому что это не было вопросом.

Инспектор спросил:

– Ты намеренно ударил полицейского?

Я сказал:

– Да.

Он скривил лицо и сказал:

– Но ты не хотел причинить полицейскому вред?

- 15 -

Я подумал и ответил:

– Нет. Я не хотел причинять ему вред. Я просто хотел, чтобы

он перестал меня трогать.

Тогда он сказал:

– Ты знаешь, что нельзя бить полицейских, не так ли?

Я сказал:

– Да.

Он помолчал две секунды, а потом спросил:

– Это ты убил собаку, Кристофер?

Я сказал:

– Я не убивал собаку.

Он спросил:

– Ты знаешь, что нельзя лгать полицейскому, а если ты

станешь это делать, то у тебя будут очень серьезные

проблемы?

Я сказал:

– Да.

А он спросил:

– Может быть, ты знаешь, кто убил собаку?

Я сказал:

– Нет.

Он сказал:

– Ты говоришь правду?

Я ответил:

– Да. Я всегда говорю правду.

И он сказал:

– Ладно. Я собираюсь вынести тебе предупреждение.

Я спросил:

– Оно будет написано на листке бумаги и я смогу носить его с

собой?

Он ответил:

– Нет, предупреждение означает, что мы запишем все, что

произошло: что ты ударил полицейского, но это была

случайность и ты не собирался причинять ему вред.

Я сказал:

– Но это не было случайностью.

А отец сказал:

– Кристофер, я тебя умоляю.

Инспектор закрыл рот, громко подышал через нос и сказал:

- 16 -

– Если ты опять попадешься, мы извлечем эту запись и

увидим, что тебе уже было сделано предупреждение. И тогда

у тебя будут гораздо более серьезные неприятности. Ты меня

понимаешь?

Я ответил, что все понимаю.

Потом он сказал, что мы можем идти, и открыл дверь.

Мы вышли в коридор и вернулись к первому столу, где я

оставил мой армейский нож, кусок веревки, деталь

деревянной головоломки, и 3 шарика крысиной еды для Тоби,

и мои 1,47 фунта, и ключ от входной двери. И все это было

уложено в пластиковый пакет. Потом мы вышли на улицу, сели

в машину отца, которая была припаркована снаружи, и

поехали домой.

 

37

Я никогда не лгу. Мать говорила, это потому, что я хороший

человек. Но это вовсе не потому, что я хороший человек. Я

просто не могу лгать.

Мать была невысокой, и от нее очень приятно пахло. Она

иногда носила шерстяную кофту с молнией впереди. Кофта

была розовой, а на левой стороне груди у нее находился

маленький лейбл с надписью: «Berghaus».

Ложь – это когда ты говоришь, что было что-то такое, чего на

самом деле не было. Но речь идет только об одной вещи,

которая происходит конкретном месте в конкретное время. А

ведь есть неопределенное число вещей, которые не

случились в этом месте и в это время. И если я думаю о чем

то, чего не случилось, я начинаю думать и об остальных

вещах, которые тоже не случились.

Например, сегодня утром я съел готовый завтрак и выпил

немного малинового молочного коктейля. Но если я скажу, что

на завтрак у меня были шоколадные подушечки и чашка чаю

[3] то начну думать о кукурузных хлопьях, и о лимонаде, и о

картошке, и о «Докторе Пеппере», которых тоже не было.

Потом я подумаю о том, что я не завтракал в Египте, и в

комнате не было носорогов, и отец не носит водолазный

костюм, и так далее. И даже один только факт, что я сейчас

это все пишу, пугает меня так, что я начинаю дрожать. Это так,

будто я нахожусь на вершине очень высокого здания, а внизу,

- 17 -

подо мной, – тысячи домов, и машин, и людей. Я вижу это все

разом, и это переполняет мою голову, и оттого я боюсь, что

позабуду стоять прямо и держаться за перила. А тогда я упаду

вниз и погибну.

И это еще одна причина, почему я не люблю вымышленных

романов. Они рассказывают о вещах, которых никогда не

происходило, и от этого мне делается страшно, и я начинаю

дрожать.

Вот почему все, что я здесь написал, – правда.

 

41

Когда мы ехали домой, небо было затянуто облаками, и

потому я не видел Млечного Пути.

Я сказал: «Извини меня», – потому что отцу пришлось ехать в

полицейский участок и это было очень плохо.

Он ответил:

– Все в порядке.

Я сказал:

– Я не убивал собаку.

А он сказал:

– Я знаю.

Потом он еще сказал:

– Кристофер, ты не должен влипать в неприятности,

понимаешь?

Я ответил:

– Я не знал, что попаду в неприятности. Я люблю Веллингтона

и пришел с ним поздороваться. Я не знал, что его кто-то убил.

Отец сказал:

– Просто не суйся в чужие дела.

Я подумал об этом немного и сказал:

– Я собираюсь выяснить, кто убил Веллингтона.

А отец сказал:

– Ты слышал, что я тебе велел, Кристофер?

Я ответил: – Да, я слышал, что ты мне велел, но, когда кого-то

убивают, надо выяснить, кто это сделал, и наказать его.

А он сказал:

– Это всего лишь собака, Кристофер. Всего лишь собака, черт

побери!

Я ответил:

- 18 -

– Собаки тоже важны.

Он сказал:

– Оставь.

А я сказал:

– Я хочу знать, выяснит ли полиция, кто его убил, чтобы

наказать этого человека.

Тогда отец ударил кулаком по рулю, и машина от этого

вильнула и заехала на разделительную линию. А отец

закричал:

– Я сказал, оставь это! Бога ради.

Поскольку отец кричал, я понял, что он сердится. А я не хотел

его злить и поэтому ничего больше не сказал до самого дома.

Когда мы вернулись в дом, я прошел на кухню и взял морковку

для Тоби. Потом я поднялся наверх, закрыл дверь своей

комнаты, выпустил Тоби и дал ему морковку. После этого я

включил компьютер и сыграл 76 игр в «Сапера». Я прошел

уровень эксперта за 102 секунды, что только на 3 секунды

медленнее моего лучшего результата, который составляет 99

секунд.

В 2.07 я решил, что хочу выпить апельсинового сока, прежде

чем почистить зубы и лечь в постель, так что я спустился на

кухню. Отец сидел на диване, смотрел телевизор и пил виски.

А в глазах у него были слезы.

Я спросил:

– Ты грустишь по Веллингтону?

Он долго на меня смотрел, а потом втянул воздух через нос. И

ответил:

– Да, Кристофер, можно и так сказать. Очень даже просто

можно так сказать.

Тогда я решил оставить его одного, потому что, когда я грущу,

я люблю быть один. Так что я больше ничего не сказал. Я

просто прошел на кухню, налил сока и вернулся обратно к

себе в комнату.

 

43

Мать умерла два года назад.

Я вернулся домой из школы, но мне никто не открывал, так

что я взял секретный ключ, который лежал под ковриком

перед кухонной дверью. Я вошел в дом и занялся моделью

- 19 -

танка «Айрфикс Шерман», которую я строил.

Через полтора часа отец вернулся домой с работы. Он

занимается починкой нагревательных приборов и всякой

сантехники вместе с человеком по имени Родри, который у

него работает. Отец постучался в дверь моей комнаты, открыл

ее и спросил, видел ли я мать.

Я сказал: нет, я ее не видел. Тогда он ушел на первый этаж и

начал звонить по телефону. Но мне было не слышно, что

именно он говорил.

Потом он пришел ко мне в комнату и сказал, что должен уйти

на некоторое время, но точно не знает, на сколько. Он сказал,

если мне что-то понадобится, я могу позвонить ему по

мобильному телефону.

Отца не было два с половиной часа. Когда он вернулся, я

спустился вниз. Отец сидел в кухне и смотрел в окно, которое

выходит в сад, и из него видно пруд, забор из рифленого

железа и верхушку башни церкви на Манстед-стрит, которая

похожа на маленький замок, потому что она норманнского

периода.

Отец сказал:

– Я боюсь, что вы с матерью не сможете видеться какое-то

время.

Он не смотрел на меня, когда это говорил, а сидел

обернувшись к окну.

Обычно люди смотрят на тебя, когда они с тобой

разговаривают. Я знаю, что они в этот момент пытаются

понять, что я думаю, но я не могу понять, что думают они. Это

как будто ты находишься в комнате с односторонним

зеркалом, как в шпионских фильмах. И мне было приятно, что

отец разговаривал, не глядя на меня.

Я сказал:

– Почему?

Он очень долго молчал, а потом ответил:

– Твоей матери пришлось лечь в больницу.

– Мы можем ее навестить? – спросил я, потому что я люблю

больницы: мне нравится тамошняя униформа и машины.

Отец сказал:

– Нет.

Я спросил:

- 20 -

– Почему нет?

А он ответил:

– Ей нужно отдохнуть. Она хочет побыть наедине с собой.

Тогда я спросил:

– Это психиатрическая больница?

И отец ответил: – Нет. Это обычная больница. У нее

проблемы… проблемы с сердцем.

Я сказал:

– Нужно отнести ей еды, – поскольку я знал, что еда в

больницах не очень хорошая. (Дэвид из нашей школы

однажды лежал в больнице, ему делали операцию на ноге.

Ему нужно было удлинить мышцы икры, чтобы лучше ходить.

Дэвид терпеть не мог тамошнюю пищу, поэтому его мать

каждый день носила ему еду.)

Отец долго молчал, а потом сказал:

– Я отнесу ей чего-нибудь днем, когда ты будешь в школе.

Отдам врачам, а они передадут маме, ладно?

Я сказал:

– Но ты не умеешь готовить.

Отец закрыл лицо руками и сказал:

– Кристофер, слушай, я куплю какой-нибудь готовой еды в

«Марке и Спенсере» и отнесу ей. Мама любит такие вещи.

Я сказал, что напишу ей открытку типа «Выздоравливай»,

потому что так всегда делают для людей, которые лежат в

больницах.

Отец сказал, что отнесет ее матери в больницу.

 

47

На следующий день по пути в школу мы проехали в автобусе

мимо четырех красных машин подряд, что означало хороший

день, – так что я решил не грустить о Веллингтоне.

Мистер Дживонс, школьный психолог, однажды спросил меня,

почему четыре красные машины подряд обозначают хороший

день, а три красные машины обозначают довольно хороший

день, а пять красных машин обозначают очень хороший день.

И почему четыре желтые машины в ряд означают черный

день, то есть такой день, когда я ни с кем не разговариваю, не

ем свой ланч и сижу один, читая книги, и не предпринимаю

ничего рискованного. Он сказал, что считает меня очень

- 21 -

логичным человеком, и потому его удивляет, что я мыслю

подобным образом. Поскольку это не слишком-то логично.

Я ответил, что люблю, когда вещи находятся в правильном

порядке. И один из способов упорядочить вещи – это быть

логичным. Особенно если эти вещи – числа или аргументы.

Но есть и другая возможность выстроить вещи в правильном

порядке. И вот почему у меня были хорошие дни и черные

дни. Я сказал, что некоторые люди, которые работают в

офисе, выходят по утрам из своих домов и видят, что светит

солнце, и тогда они чувствуют себя счастливыми. Или видят,

что идет дождь, и им делается печально. Но для них нет

разницы, какая на улице погода, потому что они работают в

офисе и погода никак на них не влияет – ни солнечная, ни

дождливая.

Я сказал, что, когда отец встает по утрам, он всегда надевает

брюки прежде, чем носки, и в этом нет никакой логики, но он

всегда делает именно так, потому что он любит правильный

порядок, как и я. Еще, когда отец поднимается по лестнице, он

шагает через две ступеньки и всегда начинаете правой ноги.

Мистер Дживонс сказал, что я очень умный мальчик.

Но это вовсе не означает, что я умный. Я просто замечаю, как

происходят всякие вещи, и с умом это никак не связано. Это

просто наблюдательность. А быть умным – это когда ты

смотришь, как происходят события, и делаешь выводы. Или

понимаешь что-то новое. Например, как расширяется

Вселенная или кто совершил преступление. Или же ты

составляешь шифр. Например, можно взять чье-нибудь имя,

придать каждой букве порядковый номер по алфавиту (а = 1,

b = 2 и т. д.), а потом сложить все эти числа вместе. И тогда

можно увидеть, что иногда получаются простые числа, вроде

Гилберт Кийт Честертон (271) или Дональд Дак (103).

Мистер Дживонс спросил, верно ли он понимает, что я

чувствую себя комфортно, когда вещи располагаются в

правильном порядке, и я сказал, что да.

Тогда он спросил меня, может быть, мне не нравится, когда

что-то меняется. А я сказал, что вовсе не возражаю, чтобы

что-то менялось. Например, если все изменится так, что я

сделаюсь космонавтом. Это одно из самых больших

изменений, которые я могу себе представить. Сложнее

- 22 -

представить только то, что я стал девочкой, и то, что я умер.

Он спросил, хочу ли я стать космонавтом, и я ответил: «Да».

Мистер Дживонс сказал, что стать космонавтом очень трудно,

а я ответил, что я знаю. Для этого нужно сперва стать

офицером военно-воздушных сил, и подчиняться приказам, и

приготовиться к тому, что придется убивать других

человеческих существ. А я не готов выполнять чужие приказы.

И еще у меня нет стопроцентного зрения, которое необходимо

пилоту. Но я сказал, что можно хотеть чего-то, даже если

знаешь, что это вряд ли случится.

Терри, старший брат Френсиса, который учится в нашей

школе, сказал, что лучшая работа, на которую я могу

рассчитывать, – это собирать тележки в супермаркете или

чистить конюшни. И что никто не позволит всяким

припадочным водить ракеты, которые стоят миллиарды

фунтов. Когда я рассказал все это отцу, он сказал, что Терри

просто завидует, потому что я умнее его. На самом деле это

не факт, потому что мы не соревновались. Но Терри и правда

глупый, так что quod erat demonstrandum. Это на латыни, и это

значит: что и требовалось доказать. То есть: это утверждение,

которое доказано.

Я не припадочный. Припадочный – это когда у человека

бывают конвульсии и спазмы. Френсис – припадочный. Если я

и не стану космонавтом, то поступлю в университет и буду

изучать математику, или физику, или физико-математические

науки (как в высшей школе), потому что я люблю физику и

математику и хорошо их знаю. Но Терри в университет не

пойдет. Отец говорит, больше похоже на то, что Терри

закончит тюрьмой.

У Терри есть татуировка на предплечье в форме сердечка с

воткнутым в середину ножом.

Но я сделал отступление, а теперь хочу вернуться к тому

факту, что это был хороший день.

Поскольку это был хороший день, я решил, что попытаюсь

выяснить, кто убил Веллингтона, так как хороший день – это

день для планирования всяких вещей и разных проектов.

Когда я рассказал об этом Шивон, она сказала:

– Что ж, мы сегодня как раз собирались заняться сочинением,

так почему бы тебе не описать, как ты нашел Веллингтона и

- 23 -

попал в участок.

И вот тогда я начал все это писать.

А Шивон сказала, что поможет мне с правописанием,

грамматикой и сносками.

 

53

Мать умерла две недели спустя.

Я не ездил к ней в больницу, но отец покупал много разной

еды в «Марке и Спенсере». Он говорил, что она выглядит

нормально и, кажется, ей лучше. Еще отец говорил, что она

посылает мне поцелуи и поставила мою открытку на столик

рядом с кроватью. Открытка ей очень понравилась.

На открытке были машинки. Она выглядела вот так:

 

Я ее сделал вместе с миссис Питерc, которая преподает у нас

в школе рисование. Это был оттиск. Это когда ты рисуешь

картинку на куске линолеума, а миссис Питере вырезает ее по

контуру. Потом ты красишь линолеум чернилами и

оттискиваешь на бумаге. Вот почему все машинки выглядят

одинаково. Я нарисовал одну машинку и оттиснул ее на

бумаге 9 раз. Миссис Питере предложила сделать много

машинок, и мне понравилась эта идея. А потом я выкрасил

все машинки в красный цвет, и это обозначало очень-очень

хороший день.

Отец сказал, что она умерла от сердечного приступа, которого

никто не предвидел.

Меня это удивило, и потому я спросил:

– От какого сердечного приступа?

Матери было всего 38 лет, а сердечные приступы обычно

случаются у старых людей. Мать всегда вела очень активный

образ жизни. Она каталась на велосипеде и ела здоровую

пищу – то есть такую, где было много клетчатки и мало жира,

вроде курицы, овощей или мюсли.

Отец сказал, что не знает, какой именно у нее был сердечный

приступ, и что сейчас не время для подобных вопросов.

А я предположил, что у матери была аневризма.

Сердечный приступ – это когда к некоторым из сердечных

мышц перестает поступать кровь и они погибают. Существует

два основных типа сердечного приступа. Первый – это

- 24 -

эмболия. Такое случается, когда плотный кровяной сгусток

закупоривает один из сосудов, подводящих кровь к сердечным

мышцам. Этого можно избежать, если постоянно принимать

аспирин и есть много рыбы. У эскимосов никогда не будет

такого приступа. Они едят много рыбы, а рыба препятствует

сгущению крови. Но зато если эскимос сильно порежется, то

может изойти кровью до смерти, потому что она будет плохо

сворачиваться.

Но аневризма – это другое. Так бывает, когда кровеносный

сосуд разрывается и кровь не может дойти до сердца, потому

что она вытекает раньше. У некоторых людей бывает

аневризма, потому что в каком-то из кровеносных сосудов

оказывается слабый участок и он прорывается. Так случилось

с миссис Хардисти, которая жила в доме № 72 на нашей

улице. У нее был слабый участок в кровеносном сосуде на

шее, и она умерла, повернув голову, когда вела машину

задним ходом и пыталась понять, поместится ли она на

стоянке.

С другой стороны, у матери могла быть и эмболия, потому что

кровь начинает сворачиваться гораздо быстрее в том случае,

если вы долгое время пребываете в лежачем положении.

Например, когда лечитесь в больнице.

Отец сказал:

– Мне очень жаль, Кристофер. Мне действительно жаль.

Но это была не его вина.

Потом пришла миссис Ширз и приготовила нам ужин. На ней

были сандалии, джинсы и футболка с надписью

«ВИНДСЁРФИНГ» и «КОРФУ» И еще на футболке была

картинка с изображением сёрфера.

Отец сидел, а миссис Ширз стояла около него и прижимала

его голову к своей груди. Она говорила:

– Брось, Эд. Все будет хорошо.

Потом она приготовила спагетти с томатным соусом.

А после ужина мы играли с ней в слова, и я выиграл со

счетом 247:134.

 

59

Я решил, что выясню, кто убил Веллингтона, хотя отец велел

мне не соваться в чужие дела.

- 25 -

Это потому, что я не всегда делаю то, что мне велят. И потому,

что очень часто люди объясняют тебе, что именно нужно

делать, но это непонятно и не имеет смысла.

Например, люди говорят: «Не шуми», но неясно, как долго

нельзя шуметь. Или же ты видишь табличку, где написано:

«ТОПТАТЬ ТРАВУ ЗАПРЕЩЕНО», но следовало бы написать:

«ЗАПРЕЩЕНО ТОПТАТЬ ТРАВУ ВОКРУГ ЭТОЙ ТАБЛИЧКИ»

или: «ЗАПРЕЩЕНО ТОПТАТЬ ТРАВУ ВО ВСЕМ ПАРКЕ»,

поскольку есть еще много разных мест, где ходить по траве не

возбраняется.

Вдобавок люди все время нарушают правила. Например, отец

всегда ездит со скоростью больше 30 миль в час в

тридцатимильной зоне, а иногда садится за руль, когда

выпьет, хотя этого тоже делать нельзя. И часто он не

пристегивает ремень безопасности, когда водит машину.

А еще в Библии сказано: «Не убий», но ведь были же

крестоносцы, и две мировые войны, и Война в заливе, и везде

действовали христиане, которые убивали людей.

И я не понимаю, что хочет сказать отец, когда велит мне не

соваться в чужие дела. Я не понимаю, что он разумеет под

чужими делами, поскольку я занимаюсь разными делами

вместе с другими людьми – в школе, в магазине, в автобусе, а

работа отца – ходить по домам других людей и чинить их

сантехнику и нагревательные приборы. И все это – чужие

дела.

Шивон меня понимает. Когда она велит чего-то не делать, она

четко формулирует, чего именно мне делать нельзя. И меня

это устраивает.

Например, она однажды сказала:

– Ты никогда не должен бить Сару, даже если она стукнула

тебя первой. Если она опять тебя ударит, отойди от нее,

спокойно досчитай от одного до пятидесяти, потом подойди ко

мне или к другому учителю и расскажи об этом.

В другой раз она сказала:

– Если ты хочешь покачаться на качелях, а они заняты,

никогда не сталкивай с них людей. Ты должен сказать

человеку, который на них сидит, что ты хочешь покачаться, а

потом дождаться, когда он слезет.

Но когда другие люди велят тебе что-то делать или не делать,

- 26 -

они говорят это по-другому. Так что я сам для себя решил, что

я буду делать, а чего не буду.

В тот вечер я подошел к дому миссис Ширз, постучал в дверь

и дождался, пока она мне откроет.

Миссис Ширз держала в руках кружку с чаем. На ней были

домашние тапки из овчины, и она смотрела по телевизору

викторину. Я это понял, потому что телевизор был включен и я

слышал голос ведущего:

«Столица Венесуэлы – это… а) Маракас, б) Каракас, в) Богота

или же г) Джоржтаун».

И я знал, что ответ – Каракас.

Миссис Ширз сказала:

– Кристофер, по правде говоря, я не уверена, что хочу тебя

видеть.

Я сказал:

– Я не убивал Веллингтона.

А она спросила:

– Что ты здесь делаешь?

Я ответил:

– Я решил прийти и сказать, что я не убивал Веллингтона. И

еще я хочу выяснить, кто это сделал.

У нее дрогнула рука, и немного чаю из кружки пролилось на

ковер.

Я спросил:

– Вы знаете, кто убил Веллингтона?

Она не ответила на мой вопрос. Вместо этого она сказала:

– До свидания, Кристофер. – И закрыла дверь.

Тогда я решил провести детективное расследование.

Я знал, что миссис Ширз стоит в холле и ждет, когда я уйду. Я

видел ее сквозь матовое стекло передней двери. Так что я

дошел до калитки и вышел на улицу. Затем я обернулся и

увидел, что миссис Ширз ушла из холла. Я убедился, что

никто за мной не наблюдает, перелез через стену и пошел

через сад, который находится позади ее дома, к сараю, где

миссис Ширз хранит садовые инструменты.

Сарай оказался заперт. На двери висел замок, и потому я не

мог попасть внутрь. Тогда я его обошел и заглянул в окошечко

сбоку. Тут мне повезло. Когда я заглянул в окно, я сразу

увидел вилы. Они выглядели точно также, как вилы, которые

- 27 -

торчали из Веллингтона. Они лежали на скамье около окна и

были вычищены, поскольку на зубьях не оказалось крови. Я

заметил еще разные инструменты: лопату, грабли и ножницы с

длинными ручками, которые используют, чтобы подрезать

ветки деревьев, растущие слишком высоко. И у них у всех

были одинаковые рукоятки из зеленой пластмассы – такие же,

как у вил. Это значит, что вилы, убившие Веллингтона,

принадлежат миссис Ширз. Или, с другой стороны, это мог

быть ложный посыл – то есть нечто, что кажется ключом к

разгадке и может заставить сделать неверные выводы.

Версия, которая представляется истинной, но на самом деле

таковой не является.

Я задумался: может быть, миссис Ширз сама убила

Веллингтона? Но если так, то почему она выскочила из дома,

крича: «Что ты сделал с собакой?»

Я решил, что миссис Ширз, скорее всего, не убивала

Веллингтона. Но кто бы это ни был, он почти наверняка убил

его вилами миссис Ширз. А это значит, что у преступника был

ключ от сарая миссис Ширз, или И же что она оставила сарай

незапертым, или что она забыла вилы где-то в саду.

Послышался шорох. Я обернулся и увидел, что миссис Ширз

стоит на лужайке и смотрит на меня.

Я сказал:

– Я хотел посмотреть, в сарае ли вилы.

А она ответила:

– Если ты сейчас же не уйдешь, я снова вызову полицию.

Так что я отправился домой.

Войдя в дом, я поздоровался с отцом и покормил крысу Тоби.

Я был очень доволен собой, потому что я был детективом и

расследовал преступление.

 

61

Миссис Форбс из нашей школы сказала, что, когда мать

умерла, она отправилась в рай. Это потому, что миссис Форбс

очень старая. Она носит тренировочные штаны и говорит, что

они удобнее, чем обычные брюки. И у нее одна нога немного

короче другой, потому что она попала в аварию на мотоцикле.

Но когда мать умерла, она не отправилась в рай, поскольку

никакого рая не существует.

- 28 -

Муж миссис Питерс – викарий, и его надо называть

«преподобный Питере». Иногда он приходит в школу и

разговаривает с нами, и однажды я спросил его, где находится

рай. А он сказал:

– Рай – не в нашей Вселенной. Это всецело иное место.

Преподобный Питерс издает забавный щелкающий звук

языком, когда думает. Еще он курит сигареты, и его дыхание

пахнет ими, а мне это не нравится.

Я сказал, что вне нашей Вселенной не существует ничего и

нет всецело иного места, Разве что такое место существует по

ту сторону черной дыры, но черная дыра – это то, что

называется парадокс. Никто не знает, что находится у нее с

другой стороны, ведь гравитация черной дыры так велика, что

даже электромагнитные волны не могут через нее проникнуть.

А электромагнитные волны – это единственный способ

получить информацию о вещах, которые располагаются

слишком далеко от нас. И если рай находится по другую

сторону черной дыры, мертвых нужно запускать в космос на

ракетах, а этого не происходит, иначе люди бы заметили.

Я думаю, люди верят в рай, потому что им не нравится идея

смерти. Поскольку они хотят продолжать существование и им

не нравится, что другие люди въедут в их дома и выкинут их

вещи на свалку.

Преподобный Питерс сказал:

– Ну, когда я сказал, что рай находится вне Вселенной, это

была фигура речи. На самом деле это означает, что все

умершие живут рядом с Богом.

Я спросил:

– Но где находится Бог?

А преподобный Питерс сказал, что мы поговорим об этом в

другой раз, когда у него будет побольше времени.

Что на самом деле происходит, когда ты умираешь? Твой мозг

перестает работать, и твоя плоть разлагается, как это было с

кроликом, когда он умер и мы похоронили его в дальнем углу

сада. Его тело сгнило и распалось на мельчайшие частицы.

Эти частицы съели черви, а потом их вобрали в себя

растения. И если через 10 лет мы придем и раскопаем землю

на этом месте, то не найдем ничего, кроме скелета. А через

1000 лет даже скелет исчезнет. Но я не расстраиваюсь, потому

- 29 -

что теперь этот кролик станет частью цветов, и яблони, и куста

боярышника.

Когда человек умирает, его обыкновенно кладут в гроб, и это

означает, что он долгое время не смешается с землей – до тех

пор, пока не сгниет дерево гроба.

Но мать была кремирована. Это означает, что ее положили в

гроб и сожгли и ее тело превратилось в дым и пепел. Я не

знаю, что потом происходит с прахом, и я не мог спросить об

этом в крематории, потому что я не ходил на похороны. Но я

знаю, что дым вышел из трубы и перемешался с воздухом.

Иногда я смотрю в небо и думаю, что там, наверху, есть

частицы матери. Они плавают вместе с облаками над

Африкой или Антарктикой, или льются с дождем на леса

Бразилии, или падают в виде снега где-нибудь еще.

 

67

Следующий день был суббота, а по субботам особенно нечего

делать. Иногда мы с отцом ходим гулять или катаемся на

лодке по озеру, но в эту субботу Англия играла с Румынией в

футбол, и это значило, что мы не пойдем на прогулку, потому

что отец хотел посмотреть матч по телевизору. Так что я

решил заняться расследованием.

Я собирался расспросить людей, которые жили на нашей

улице, потому что они могли знать, кто убил Веллингтона, или

же видели что-нибудь необычное в четверг вечером.

Я не часто общаюсь с незнакомыми людьми. Я не люблю

разговаривать с чужими, и вовсе не из-за опасных

незнакомцев, о которых нам рассказывали в школе. Это когда

чужой человек угощает тебя конфетами или предлагает

прокатиться на его машине, потому что хочет заняться с тобой

сексом. Но об этом я не беспокоюсь. Если незнакомец ко мне

прикоснется, я его ударю, а ударить я могу человека очень

сильно. Например, однажды я стукнул Сару, потому что она

дергала меня за волосы. Она потеряла сознание, и у нее было

сотрясение мозга, и ее пришлось отвезти в больницу. И еще я

постоянно ношу в кармане свой армейский нож, а там лезвие

пила, которым можно отрезать человеку палец.

Я не разговариваю с незнакомцами, потому что мне не

нравятся люди, которых я раньше никогда не встречал. Это

- 30 -

как с Францией. Мы ездили туда в отпуск, когда мать была

еще жива. И я ненавидел эту Францию, потому что, когда

идешь в магазин, или в ресторан, или на пляж, ты не можешь

понять, что говорят люди, и это пугает.

Обыкновенно мне нужно очень много времени, чтобы

привыкнуть к человеку, которого я раньше не знал. Например,

когда в нашей школе появляется новый ученик, я не

разговариваю с ним несколько недель. Я просто смотрю на

него, пока не убеждаюсь, что он безопасен. Тогда я задаю

вопросы – вроде того, есть ли у него домашние животные,

какой его любимый цвет и что он знает о космической миссии

«Аполлона». Я прошу нарисовать план дома, где он живет,

спрашиваю, есть ли у них машина, и если да, то какая. Так я

постепенно узнаю его. Тогда я больше не возражаю, чтобы мы

находились в одной комнате, и мне уже не обязательно

постоянно за ним наблюдать.

Поэтому пообщаться с чужими людьми для меня было

смелым решением. Но если ты детектив и ведешь

расследование, то приходится совершать смелые поступки.

Так что у меня не было выбора.

Прежде всего я нарисовал план нашего отрезка улицы,

которая называется Рэндольф-стрит. Вот такой:

Потом я удостоверился, что мой армейский нож лежит в

кармане, вышел на улицу и постучал в дверь дома № 40,

который находится напротив дома миссис Ширз. Это значит,

что там, вернее всего, могли что-то видеть или слышать.

Людей, которые жили в доме № 40, звали Томпсоны.

Мистер Томпсон открыл дверь. На нем была футболка с

надписью:

 

Пиво.

 

Помогает уродливым людям находить сексуальных партнеров.

 

Вот уже 2000 лет.

 

Мистер Томпсон сказал:

– Что угодно?

Я спросил:

- 31 -

– Вы знаете, кто убил Веллингтона?

Я не смотрел ему в лицо. Я не люблю смотреть людям в лицо,

особенно если я их не знаю. Несколько секунд мистер

Томпсон молчал.

Потом он спросил:

– Ты кто?

Я ответил:

– Я Кристофер Бун из дома № 36, и я вас знаю. Вы мистер

Томпсон.

Он сказал:

– Я брат мистера Томпсона.

А я спросил:

– Вы знаете, кто убил Веллингтона?

Он сказал:

– Что еще за хренов Веллингтон?

Я ответил:

– Это собака миссис Ширз из дома № 41.

Он спросил:

– Кто-то убил ее собаку?

Я сказал:

– Вилами.

Он сказал:

– Господи Боже мой!

Я объяснил:

– Садовыми вилами, – на случай, если он не понял. И

спросил: – Вы не знаете, кто это сделал?

Он ответил:

– Не имею ни малейшего представления.

А я спросил:

– Вы не видели ничего подозрительного в четверг вечером?

Он сказал:

– Слушай, сынок, ты уверен, что тебе стоит здесь болтаться и

задавать подобные вопросы?

Я сказал:

– Да, потому что я хочу выяснить, кто убил Веллингтона, и я

пишу об этом книгу.

А он сказал:

– Ну, в четверг я был в Колчестере, так что ты пришел не по

адресу.

- 32 -

Я сказал:

– Спасибо, – и ушел.

В доме № 42 мне никто не открыл.

Я видел людей, которые жили в доме № 44, но не знал, как их

зовут. Они были чернокожие – мужчина и женщина, и у них

было двое детей, мальчик и девочка. Дверь открыла женщина.

На ней были ботинки, похожие на армейские, а на запястье

пять браслетов из какого-то серебристого металла, и они

звенели.

Женщина сказала:

– Ты Кристофер, верно?

Я ответил, что да, и спросил, не знает ли она, кто убил

Веллингтона, Леди знала, кто такой Веллингтон, гак что мне не

пришлось это объяснять, и она слышала, что он погиб.

Я спросил, не видела ли она чего-нибудь подозрительного в

четверг вечером – такого, что могло бы дать ключ к разгадке.

Она спросила:

– Чего, например?

И я сказал:

– Например, чужих. Или как кто-нибудь ссорится.

Она сказала, что нет.

Потом я решил сделать то, что называется перевести разговор

в другое русло, и спросил, не знает ли она кого-нибудь, кто

хотел бы огорчить миссис Ширз.

И она сказала:

– Возможно, тебе стоит спросить об этом у своего отца.

А я объяснил, что не могу спросить отца, так как

расследование тайное. Потому что отец велел мне не

соваться в чужие дела.

Леди сказала:

– Что ж, может, он и прав, Кристофер.

Я спросил:

– Так вы ничего не знаете?

И она сказала:

– Нет. – А потом прибавила: – Будь поосторожнее, юноша.

Я сказал, что буду осторожен, поблагодарил ее за помощь и

пошел к дому № 43, который находится рядом с домом миссис

Ширз.

В доме № 43 жили мистер Уайз и мать мистера Уайза,

- 33 -

которая сидит в инвалидном кресле, почему мистер Уайз и

живет с ней. Он ходит в магазин и возит свою мать на

прогулки.

Мистер Уайз открыл дверь. От него пахло телом, старыми

бисквитами и попкорном – так будешь пахнуть, если долгое

время не мыться. Так пахнет Джексон из нашей школы, потому

что у него бедная семья.

Я спросил мистера Уайза, не знает ли он, кто убил

Веллингтона в четверг ночью.

Он сказал:

– Черт возьми, полицейские становятся все моложе, верно?

Потом он засмеялся. Мне не нравятся люди, которые надо

мной смеются, так что я повернулся и пошел оттуда.

Я не стал стучаться в дверь дома №38, который рядом с

нашим домом, потому что люди, которые там живут,

принимают наркотики. Отец велел, чтобы я никогда с ними не

разговаривал, и я не разговариваю. Они часто включают

громкую музыку по ночам, и я пугаюсь, когда вижу кого-нибудь

из них на улице. И на самом деле этот дом им не

принадлежит.

Потом я заметил старую леди, которая живет в доме № 39, с

другой стороны от дома миссис Ширз. Она в саду перед

домом подравнивала живую изгородь Электрической машиной

для стрижки кустов. Я знал, что старую леди зовут миссис

Александер и у нее есть собака. Такса. Поэтому я подумал,

что миссис Александер – хороший человек, раз она любит

собак. Но собаки с ней во дворе не было. Она осталась в

доме.

На миссис Александер были джинсы и кроссовки, хотя старые

люди обычно такого не носят. Джинсы – с пятном, а кроссовки

– фирмы New Balance, с краcными шнурками.

Я подошел к миссис Александер и спросил:

– Вы знаете что-нибудь о смерти Веллингтона?

Она выключила свою машину и ответила:

– Повтори-ка, что ты сказал. Я, видишь ли, немного глуховата.

Я повторил:

– Вы знаете что-нибудь о смерти Веллингтона?

Она ответила:

– Я слышала об этом вчера. Ужасно. Ужасно.

- 34 -

Я спросил:

– Вы знаете, кто его убил?

А она сказала:

– Нет, не знаю.

Я сказал:

– Кто-то должен что-нибудь знать, потому что человек,

который убил Веллингтона, знает, что он это сделал. Разве что

он сумасшедший и сам не понял, что произошло. Или у него

амнезия.

Она ответила:

– Что ж, я думаю, ты прав.

Я сказал:

– Спасибо вам за помощь в моем расследовании.

А она спросила:

– Ты ведь Кристофер, верно?

Я сказал:

– Да. Я живу в доме № 36.

Она еще спросила:

– Мы ведь раньше не разговаривали, да?

Я сказал:

– Нет. Я не люблю разговаривать с чужими людьми. Но я

провожу детективное расследование.

А она сказала:

– Я каждый день тебя вижу, когда ты идешь в школу.

Я на это не ответил.

Тогда она сказала:

– Очень мило с твоей стороны прийти поболтать со мной.

На это я тоже не ответил, поскольку то, что делала миссис

Александер, называется беседой. Это когда люди говорят друг

другу вещи, которые не являются вопросами и могут быть

никак не связаны друг с другом.

Потом она прибавила:

– Даже если ты проводишь детективное расследование.

И я сказал:

– Еще раз спасибо.

Я уже собирался повернуться и уйти, когда она сказала:

– У меня есть внук твоего возраста.

Тогда я попытался тоже заняться беседой и сказал:

– Мне 15 лет, 3 месяца и 3 дня.

- 35 -

А она ответила:

– Ну, почти твоего возраста.

Потом мы некоторое время молчали, пока она не сказала:

– У тебя ведь нет собаки?

И я ответил:

– Нет.

Она сказала:

– Тебе, наверное, хотелось бы иметь собаку?

А я ответил:

– У меня есть крыса.

Она переспросила: – Крыса?

Я сказал:

– По имени Тоби.

А она сказала:

– О…

Тогда я сказал:

– Большинство людей не любит крыс, поскольку думают, что

они разносят заразу – какую-нибудь бубонную чуму. Но это

только если они живут в канализации или приходят с

кораблей, которые приплывают из разных стран, где есть

всякие чужие болезни. На самом деле крысы очень

чистоплотные. Тоби всегда умывается. И его не нужно

выводить на прогулку. Я просто позволяю ему бегать по моей

комнате, и это для него зарядка. А иногда он сидит у меня на

плече или прячется ко мне в рукав, как в нору. Но в природе

крысы не живут в норах.

Миссис Александер спросила:

– Может, зайдешь на чашечку чаю?

А я сказал:

– Я не захожу в дома к чужим людям.

Тогда она сказала:

– Ну, я могла бы принести что-нибудь сюда. Ты любишь

лимонный сок?

Я ответил:

– Я люблю только апельсиновый сок.

И она сказала:

– К счастью, апельсиновый у меня тоже есть. А как насчет

баттенберга?

А я ответил:

- 36 -

– Не знаю. Потому что я не знаю, что такое баттенберг.

Миссис Александер сказала:

– Это такое пирожное. В середине у него четыре квадратика –

два желтых и два розовых, а вокруг посыпано марципаном.

И я спросил:

– Это длинное пирожное с квадратным поперечным сечением,

которое разделено на альтернативно покрашенные квадраты

равного размера?

А она ответила:

– Да. Наверное, можно описать его и таким образом.

Я сказал:

– Я думаю, мне понравились бы розовые квадраты, но не

желтые, потому что я не люблю желтый цвет. И я не знаю, что

такое марципан, поэтому я не знаю, нравится ли он мне.

Она сказала:

– Боюсь, марципан тоже желтого цвета. Может, лучше вместо

этого принести печенья? Ты любишь печенье?

Я сказал:

– Да. Некоторые сорта.

Она сказала:

– Я что-нибудь выберу.

Потом миссис Александер повернулась и ушла в дом. Она

двигалась очень медленно, потому что была уже старая. Она

оставалась в доме более 6 минут, и я начал нервничать,

потому что не знал, что она там делает. Я не мог быть уверен,

что она говорила правду насчет апельсинового сока и

баттенберга. И я подумал, что она может позвонить в

полицию, и тогда у меня будут очень серьезные неприятности,

потому что мне уже один раз вынесли предупреждение.

Так что я ушел.

И пока я шел по улице, меня осенило, кто мог убить

Веллингтона. Я составил цепь причинно-следственных связей

у себя в голове, и вот как это выглядело:

 

1. Зачем убивать собаку?

а. Потому что вы ненавидите эту собаку.

b. Потому что вы сумасшедший.

с. Потому что вы хотели огорчить миссис Ширз.

2. Я не знаю никого, кто ненавидел бы Веллингтона, так что

- 37 -

если это а), значит, это сделал кто-то чужой.

3. Я не знаю сумасшедших, так что если это b), то это тоже,

скорее всего, кто-то чужой.

4. Большинство преступлений совершаются тем, кто знаком с

жертвой. Вас гораздо вернее убьет родственник или знакомый,

чем совсем чужой человек. Это факт. И поэтому, скорее всего,

Веллингтон был убит кем-то, кто его знал.

5. Таким образом, если это c), то я знаю только одного

человека, который не любил миссис Ширз. Это был мистер

Ширз, который, несомненно, очень хорошо знал Веллингтона.

 

Это означало, что мистер Ширз является основным

подозреваемым.

Мистер Ширз был женат на миссис Ширз, и они жили вместе,

но два года назад мистер Ширз уехал и обратно не вернулся.

Вот почему после смерти матери миссис Ширз часто

приходила к нам и готовила нам еду. Потому что ей не

приходилось готовить для мистера Ширза и не нужно было

оставаться дома и быть его женой. И еще отец сказал, что ей

необходима компания, потому что она не хочет оставаться

одна.

А иногда миссис Ширз оставалась у нас на ночь, и мне это

нравилось, потому что она мыла посуду и расставляла

кастрюли и банки на полках в правильном порядке. Она

всегда ставила их так, чтобы этикетки были повернуты наружу.

И всегда клала ножи, вилки и ложки в соответствующие

отделения кухонных ящиков. Правда, она курила сигареты и

говорила много непонятных вещей. Например: «Я собираюсь

завалиться спать», или: «Там снаружи такой дубняк», или:

«Давайте-ка слегка перекусим». И это мне не нравилось,

потому что я не понимал, что она имеет в виду.

Я не знаю, почему мистер Ширз покинул миссис Ширз,

поскольку никто мне этого не объяснил. Когда вы женитесь,

это происходит потому, что вы хотите жить вместе и иметь

детей. А если вы обвенчались в церкви, вам пришлось

пообещать, что вы останетесь вместе, пока смерть не

разлучит вас. Но если вы не хотите жить вместе, вам нужно

развестись. Так бывает, если один из вас занимался сексом с

кем-то другим или если вы часто ссоритесь, и ненавидите друг

- 38 -

друга, и не желаете жить в одном доме и иметь детей. А

мистер Ширз не хотел жить в одном доме с миссис Ширз, так

что он, возможно, ее ненавидел. Потому он мог вернуться и

убить собаку, чтобы заставить ее грустить.

Я решил попытаться узнать как можно больше о мистере

Ширзе.

 

71

Все мои одноклассники в школе глупые. Вообще-то, я не имел

в виду, что они дураки, хотя так оно и есть, Я имел в виду, что

у них есть проблемы с обучением или особые нужды. Вообще,

проблемы с обучением бывают у всех, потому что изучать

французский язык или теорию относительности достаточно

непросто. И много у кого есть особые нужды. Например, у

отца есть маленький пакет таблеток, которые заменяют сахар,

и он кладет их в кофе, чтобы не толстеть. А миссис Питере

носит слуховой аппарат телесного цвета. А у Шивон такие

толстые очки, что если их надеть и попытаться смотреть через

них, то заболит голова. Люди не обязательно неполноценные,

если у них есть особые нужды.

Но Шивон сказала, что нам следует употреблять эти слова,

потому что таких детей, какие учатся в нашей школе, люди

часто называют ущербными, или уродами, или идиотами, а

это очень нехорошие слова. Но это тоже не помогает, потому

что иногда дети из другой школы, которая находится дальше

по дороге, видят нас на улице и кричат: «Спецшкола!

Спецшкола!» Но я никогда не обращаю на них внимания,

потому что я не слушаю, что говорят другие. Палки и камни

могут переломать тебе кости, а слова – нет. А на тот случай,

если кто-то захочет меня ударить, у меня есть армейский нож.

И если я убью того, кто будет меня бить, это будет называться

самообороной и меня не посадят в тюрьму.

Еще я намереваюсь доказать, что я не глупый. В следующем

месяце я собираюсь сдать экзамен на уровень А по

математике и получить степень А. Раньше в нашей школе

никто не сдавал на уровень А, и наша директриса, миссис

Гаскойн, не хочет, чтобы я это делал. Она сказала, что не

имеет права позволять нам сдавать такие экзамены. Отец

поспорил об этом с миссис Гаскойн, но она была непреклонна.

- 39 -

Миссис Гаскойн сказала, что не станет относиться ко мне

иначе, чем к остальным детям, поскольку тогда все другие

тоже захотят, чтобы к ним относились иначе, так как это будет

прецедент. И я смогу получить степень А позже, когда мне

исполнится 18 лет.

Когда миссис Гаскойн все это говорила, я сидел у нее в

кабинете вместе с отцом. И отец сказал:

– Кристоферу и так хреново, вам не кажется? Без того, чтобы

вы поливали его грязью. Боже, ведь математика –

единственное, в чем он действительно хорош.

Тогда миссис Гаскойн ответила, что они с отцом поговорят об

этом позже, между собой. Но отец спросил, означает ли это,

что она хочет сказать вещи, которые постесняется говорить

при мне. Миссис Гаскойн ответила, что нет, и отец сказал:

– Тогда говорите сейчас.

И она объяснила, что, если я сдам на уровень А, школе

придется выделить для меня преподавателя, которому

придется работать со мной отдельно. А отец сказал, что он

заплатит ему дополнительно 50 фунтов – и мы можем

заниматься с ним после уроков, и он не желает слышать

отказ. Миссис Гаскойн сказала, что ей нужно это обдумать. И

на следующей неделе она позвонила отцу и сказала, что я

могу сдавать на уровень А и преподобный Питере будет

принимать у меня экзамен.

И когда я сдам экзамен уровня А по математике, я собираюсь

сдавать экзамен уровня А по высшей математике и физике. А

потом я поступлю в университет. В нашем городе Суиндоне

университета нет, потому что он маленький. Так что нам

придется переехать в другой город, где есть университет,

поскольку я не хочу жить сам по себе или в общежитии с

другими студентами. Но все будет хорошо, потому что отец

тоже хочет переехать в другой город. Он иногда говорит

всякие вещи, вроде: «Нам нужно выбраться из этого

городишки, малыш», или: «Суиндон – это жуткая дыра».

И затем, когда я получу степень по математике или по физике,

я сумею найти себе работу и стану получать много денег.

Тогда я найду себе кого-нибудь, кто будет обо мне заботиться,

готовить еду и стирать одежду. Или же я найду леди, которая

выйдет за меня замуж и станет моей женой. Тогда она сможет

- 40 -

заботиться обо мне, так что у меня появится компания и я

буду не один.

 

73

Я иногда думаю, что мать и отец могли бы развестись. Это

потому, что они часто спорили и ругались друг с другом. Так

иногда происходит, когда приходится приглядывать за кем-то,

у кого много поведенческих проблем, как у меня. У меня много

поведенческих проблем, но сейчас уже меньше, чем раньше,

поскольку я вырос и могу сам принимать решения и делать

разные вещи самостоятельно. Например, я теперь могу один

выходить из дому и делать покупки в магазине, который

находится в конце улицы.

Вот некоторые из моих поведенческих проблем.

 

А. Я могу долгое время не разговаривать с людьми [4].

Б. Я могу долгое время ничего не есть и не пить [5].

В. Я не люблю, когда ко мне прикасаются.

Г. Я начинаю кричать, когда злюсь или растерян.

Д. Я не могу находиться в небольших помещениях вместе с

другими людьми.

Е. Я ломаю вещи, когда злюсь или растерян.

Ё. Я стенаю.

Ж. Я не люблю желтых и коричневых вещей и отказываюсь

прикасаться к желтым или коричневым предметам.

З. Я отказываюсь пользоваться своей зубной щеткой, если ее

кто-то трогал.

И. Я отказываюсь есть, когда разные виды еды соприкасаются

друг с другом.

Й. Я не замечаю, когда другие сердятся на меня.

К. Я не улыбаюсь.

Л. Я говорю такие вещи, которые другие считают грубостью

[6].

М. Я делаю глупости [7].

Н. Я могу ударить другого человека.

О. Я ненавижу Францию.

П. Я езжу на маминой машине [8].

Р. Я не разрешаю передвигать мебель [9].

 

- 41 -

Иногда, когда я делал что-то из этого, мать и отец очень

сердились. Они кричали на меня или кричали друг на друга.

Иногда отец говорил:

– Кристофер, если ты не будешь вести себя прилично, я тебя

выпорю.

Или мать говорила:

– Кристофер, я думаю, стоило бы засадить тебя дома.

Или же мать говорила:

– Ты меня в могилу сведешь.

 

79

Когда я пришел домой, отец сидел на кухне и готовил мне

ужин. На нем была клетчатая рубашка. На ужин были бобы,

брокколи и два ломтя ветчины, они все лежали в разных

тарелках и не соприкасались друг с другом.

Он спросил:

– Где ты был?

И я сказал:

– Гулял.

Это была белая ложь. Белая ложь – она и не ложь вовсе. Это

когда вы говорите правду, но не всю. Например, когда тебя

спрашивают: «Что ты собираешься сегодня делать?» – ты

отвечаешь: «Пойду рисовать к миссис Питерc». Ты не

говоришь: «Я позавтракаю, схожу в туалет, порисую с миссис

Питерc, после школы приду домой, покормлю Тоби, поужинаю,

поиграю в компьютер и лягу спать». И я сказал белую ложь,

поскольку знал, что отец не хочет, чтобы я был детективом.

Отец сказал:

– Мне только что звонила миссис Ширз.

Я начал есть бобы, брокколи и ветчину.

Потом отец спросил:

– Какого дьявола ты лазил к ней в сад?

Я ответил:

– Я проводил расследование, чтобы узнать, кто убил

Веллингтона.

Отец сказал:

– Сколько раз тебе повторять, Кристофер?

Бобы, брокколи и ветчина были холодными, но я не обращал

на это внимания. Я ем очень медленно, и потому моя еда

- 42 -

почти всегда успевает остыть.

Отец сказал:

– Я велел тебе не соваться в чужие дела.

Я ответил:

– Я думаю, Веллингтона мог убить мистер Ширз.

Отец промолчал.

А я сказал:

– Он основной подозреваемый. Я думаю, что Веллингтона

могли убить для того, чтобы огорчить миссис Ширз. А

преступник, как правило, оказывается кем-то из своих…

Тут отец ударил кулаком по столу так сильно, что тарелки, нож

и вилка подпрыгнули, а моя ветчина разлетелась в разные

стороны, и один ломтик упал на брокколи. Так что я больше не

мог есть ни ветчину, ни брокколи.

Потом он закричал:

– Я не желаю слышать это имя в своем доме!

Я спросил:

– Почему?

А он сказал:

– Потому что этот человек – злой.

Я спросил:

– Разве это не значит, что он мог убить Веллингтона?

Отец схватился руками за голову и сказал:

– Боже ты мой!

Я видел, что отец сердит, и потому сказал:

– Я знаю, что ты велел мне не соваться в чужие дела, но

миссис Ширз – не чужая. Она наш друг.

Отец ответил:

– Она нам больше не друг.

А я спросил:

– Почему?

Отец сказал:

– Так, Кристофер, я говорю это в последний раз и больше

повторять не стану. Смотри на меня, когда я с тобой

разговариваю, ради всего святого! Смотри на меня! Ты больше

не будешь спрашивать миссис Ширз, кто убил ее треклятую

собаку. Ты не будешь никого расспрашивать о том, кто убил

эту треклятую собаку. Ты не будешь лазать по чужим садам. И

ты прекратишь эту идиотскую игру в детектива.

- 43 -

Я промолчал.

Отец сказал:

– Я собираюсь взять с тебя слово, Кристофер. И ты знаешь,

что это означает.

Я знаю, что такое дать слово. Это когда ты обещаешь кому-то,

что больше не будешь делать то или это. И потом ты никогда

этого не делаешь, поскольку иначе слово будет ложью. Я

ответил:

– Знаю.

А отец сказал:

– Дай слово, что ты перестанешь всем этим заниматься. Дай

слово, что отныне ты прекратишь свою идиотскую игру. Ну?

И я сказал:

– Даю слово.

 

83

Я думаю, из меня получился бы очень хороший космонавт.

Для того чтобы стать хорошим космонавтом, нужно быть

умным, а я умный. Еще нужно разбираться в том, как

работают разные машины, и я разбираюсь. А еще такой

человек должен быть готов оставаться один в крошечном

помещении в тысячах и тысячах миль от поверхности Земли и

не запаниковать, не подвергнуться клаустрофобии, не

затосковать по дому и не сойти с ума. А мне очень нравятся

по-настоящему маленькие помещения, пока там нет никого,

кроме меня. Иногда, когда я хочу побыть один, я залезаю в

сушильный шкаф в ванной, забираюсь под котел и закрываю

за собой дверь. Я сижу там часами и думаю о разных вещах,

и от этого мне делается очень спокойно.

Так что если я стану космонавтом, то полечу на космическом

корабле, и там не будет никого, кроме меня. И еще там не

будет ничего желтого и коричневого.

Я смогу разговаривать с людьми из Центра управления

полетом, но мы будем общаться при помощи радиосвязи или

телевидения, а это совсем не то, что реальные незнакомые

люди рядом со мной, а скорее похоже на компьютерную игру.

Еще я не стану тосковать по дому, потому что вокруг будет

множество разных вещей, которые мне нравятся, – вроде

машин и компьютеров. А за стенами корабля будет

- 44 -

безвоздушное пространство. И я буду выглядывать в

маленькое окошко корабля и знать, что в тысячах и тысячах

миль от меня больше никого нет. Именно это я иногда

воображаю летом, когда лежу ночью на траве, поставив

ладони по бокам от лица, и смотрю в небо. Тогда мне не

видно ни забора, ни дымовой трубы, ни веревки для белья, и

я представляю, будто я в космосе.

И все, что я вижу, – это звезды. А звезды – это места, где

миллиарды лет назад появились молекулы и зародилась

жизнь. Например, все железо, которое содержится у человека

в крови и препятствует возникновению малокровия,

образовалось на звездах.

И еще мне бы хотелось взять с собой в космос Тоби. Я думаю,

что мне даже могли бы это позволить, поскольку животных

иногда берут в космос для разных экспериментов. И если я

сумел бы придумать хороший эксперимент, который можно

провести в космосе с крысой так, чтобы не навредить ей, то я

бы убедил всех позволить мне взять с собой Тоби.

Но если б даже и не позволили, то я бы все равно полетел.

Потому что это будет то, что называется воплощение мечты.

 

89

На следующий день в школе я рассказал Шивон, что отец

запретил мне заниматься расследованием, а это означает, что

моя книга окончена. Я показал ей страницы, которые уже

написал, – с изображением Вселенной, планом улицы и

таблицей простых чисел. А Шивон ответила, что это не

страшно. Она сказала, что моя книга очень хорошая и я могу

ею гордиться. И существуют короткие книги, которые тем не

менее хороши. Например, «Сердце тьмы» Конрада.

Но я ответил, что моя книга не настоящая, потому что у нее

нет окончания, Я ведь так и не выяснил, кто убил

Веллингтона, так что преступление осталось нераскрытым.

А Шивон сказала, что у меня всё как в жизни. Потому что в

жизни многие преступления остаются нераскрытыми и не всех

преступников ловят. Например, Джека Потрошителя.

Но, сказал я, мне не нравится, что преступление не раскрыто.

И еще мне не нравится думать, что человек, убивший

Веллингтона, возможно, живет где-нибудь поблизости, и не

- 45 -

исключено, что я столкнусь с ним, когда выйду ночью на

прогулку. А это вполне возможно, поскольку преступление

обычно совершается человеком, который был знаком с

жертвой.

И я сказал:

– Отец велел мне больше никогда не упоминать в нашем доме

имени мистера Ширза, потому что это злой человек. И я

думаю, что он мог убить Веллингтона.

Шивон сказала:

– Может быть, твой отец просто не очень-то жалует мистера

Ширза.

А я спросил:

– Почему?

И она сказала:

– Не знаю, Кристофер. Я не могу ответить, потому что ничего

не знаю о мистере Ширзе.

Я объяснил:

– Мистер Ширз был женат на миссис Ширз, а потом оставил

ее, как бывает, когда люди разводятся. Но я не знаю,

действительно ли они разведены.

И Шивон сказала:

– Ну, вы дружите с миссис Ширз, не так ли? Ты и твой отец.

Может быть, поэтому твой отец не любит мистера Ширза, раз

он бросил миссис Ширз. То есть сделал что-то плохое по

отношению к вашему другу.

А я ответил:

– Отец сказал, что миссис Ширз нам больше не друг.

И Шивон сказала:

– Мне очень жаль, Кристофер. Я бы рада была ответить на

все эти вопросы, но я просто-напросто ничего не знаю.

А потом прозвенел звонок к окончанию уроков.

На следующий день по пути в школу я увидел четыре желтые

машины, что означало черный день, так что я не стал есть

свой ланч и весь день просидел в углу комнаты, читая книги

по математике для подготовки к экзамену. А на следующий

день я опять увидел четыре желтые машины, что означало

еще один черный день, и я снова ни с кем не разговаривал, а

сидел в библиотеке, уткнув голову в угол, и от этого

чувствовал себя в безопасности. На третий день держал глаза

- 46 -

закрытыми, пока мы не вышли из автобуса. После двух

черных дней подряд я имел на это право.

 

97

Но моя книга на этом не заканчивается, потому что пять дней

спустя я увидел пять красных машин. Это означало очень

хороший день, и потому я знал, что должно случиться нечто

особенное. В школе ничего особенного не случилось, значит,

оно должно было произойти после школы. И по дороге домой

я зашел в магазин в конце улицы, чтобы купить лакричных

палочек и молочную плитку на свои карманные деньги.

А когда я купил лакричных палочек и молочную плитку, я

обернулся и увидел миссис Александер, старую леди из дома

№ 39, которая тоже была в магазине. На этот раз на ней не

было джинсов. Она была в платье, как и положено

нормальной старой леди. И от нее пахло едой.

Миссис Александер сказала:

– Что с тобой случилось в прошлый раз?

Я спросил:

– В какой раз?

Она ответила:

– Когда я вышла из дома, тебя уже не было, и мне пришлось

съесть все печенье самой.

Я сказал:

– Я ушел.

А она ответила:

– Это я поняла.

Я сказал:

– Я подумал, что вы можете позвонить в полицию.

Она сказала:

– Боже, с какой стати?

А я ответил:

– Потому что я суюсь в дела других людей, а отец сказал, что

я не должен выяснять, кто убил Веллингтона. А полисмен

сделал мне предупреждение, и если я опять попадусь, то из

за этого предупреждения у меня будут серьезные

неприятности.

После этого леди за прилавком спросила миссис Александер:

– Что вам угодно?

- 47 -

И миссис Александер сказала, что ей нужна пинта молока и

пакет бисквитного печенья, а я вышел из магазина.

Оказавшись на улице, я увидел таксу миссис Александер. Она

сидела на тротуаре, и на нее было надето пальто из клетчатой

материи, которая называется «шотландка». Она была

привязана за поводок к водосточной трубе рядом с дверью. Я

люблю собак, так что я наклонился и сказал «привет», а она

облизала мою руку. У нее был шершавый мокрый язык, и ей

понравилось, как пахнут мои брюки, потому что она принялась

их обнюхивать.

Потом вышла миссис Александер и сказала:

– Его зовут Айвор.

А я ничего не ответил.

Миссис Александер спросила:

– Ты очень застенчивый, да, Кристофер?

Тогда я сказал:

– Мне не разрешается с вами разговаривать.

А она сказала:

– Не беспокойся. Я не собираюсь сообщать об этом полиции,

и твоему отцу тоже. А в том, что два человека беседуют, нет

ничего плохого. Беседа значит просто дружеское

расположение, верно ведь?

Я ответил:

– Я не умею беседовать.

Тогда она спросила:

– Тебе ведь нравятся компьютеры?

Я сказал:

– Да. Компьютеры мне нравятся. У меня есть дома компьютер,

он стоит в спальне.

А она ответила:

– Знаю. Когда я выглядываю в окно, то иногда вижу, как ты

сидишь за компьютером у себя в спальне.

Потом она отвязала поводок Айвора от водосточной трубы.

Я не собирался ничего говорить, поскольку не хотел попасть в

беду.

Но потом я подумал, что сегодня очень хороший день, а

ничего особенного еще не случилось. Так что, возможно,

разговор с миссис Александер и станет той самой особенной

вещью, которая должна произойти. И еще я подумал, что она

- 48 -

может рассказать что-нибудь о Веллингтоне или о мистере

Ширзе – по собственной инициативе. Если я не стану ее об

этом спрашивать, то это не будет считаться нарушением

слова.

Так что я сказал:

– Еще я люблю математику и ухаживать за Тоби. А еще мне

нравится открытый космос, где я могу быть сам по себе.

И она сказала:

– Могу поспорить, ты очень хорошо знаешь математику, да?

Я ответил:

– В следующем месяце я собираюсь сдать экзамены на

уровень А по математике.

И миссис Александер сказала:

– Неужели? По математике?

Я ответил:

– Да. Я никогда не лгу.

А она сказала:

– Прошу прощения. Я вовсе ее собиралась обвинять тебя во

лжи. Я просто уточняла, верно ли я расслышала. Я, знаешь

ли, немного глуховата.

Я ответил:

– Я помню. Вы мне говорили. – А потом я сказал: – Я первый

человек в нашей школе, который будет сдавать экзамен на

уровень А, потому что это специализированная школа.

И она ответила:

– Да, это впечатляет. Я надеюсь, ты пройдешь уровень А.

А я сказал:

– Пройду.

Затем она сказала:

– И еще я знаю, что твой любимый цвет – не желтый.

А я сказал:

– Нет. И не коричневый. Мой любимый цвет красный. И еще

металлический цвет.

Потом Айвор покакал, и миссис Александер надела на руку

пластиковый пакет, собрала все это и завязала пакет узлом.

Так она убрала все испражнения, не прикасаясь к ним руками.

А я немного подумал и сделал некоторые выводы. Я решил,

что отец велел мне дать слово, которое касалось только пяти

вещей.

- 49 -

1. Не упоминать имя мистера Ширза в нашем доме.

2. Не спрашивать миссис Ширз, кто убил эту треклятую собаку.

3. Не спрашивать никого, кто убил эту треклятую собаку,

4. Не лазать в чужие сады.

5. Прекратить эту идиотскую игру в детектива.

 

И ни одна из этих пяти вещей не означала, что мне нельзя

спрашивать о мистере Ширзе. А если ты детектив, то тебе

приходится идти на риск. А поскольку сегодня очень хороший

день, это значит, что можно рискнуть. Поэтому я спросил:

– Вы знаете мистера Ширза? – так, будто это было

продолжением беседы.

А миссис Александер ответила:

– В сущности, нет. Я была с ним немного знакома -достаточно

для того, чтобы поздороваться и немного поболтать при

встрече, но я мало что о нем знаю. Кажется, он работал в

банке National Westminster. В городе.

И я сказал:

– Отец говорит, что он злой человек. Вы не знаете, почему он

так говорит? Мистер Ширз злой человек?

А миссис Александер сказала:

– Почему ты спрашиваешь меня о мистере Ширзе,

Кристофер?

Я ничего не сказал, потому что я не должен был расследовать

убийство Веллингтона, а это была та самая причина, по

которой я расспрашивал о мистере Ширзе.

Но миссис Александер спросила:

– Это из-за Веллингтона?

Я кивнул, поскольку это не считается.

Миссис Александер ничего не сказала. Она подошла к

маленькой урне рядом с воротами парка и выкинула туда

пакет с испражнениями Айвора. Урна была снаружи

коричневая, а внутри красная, и от этого у меня в мозгах

начало происходить что-то странное. Поэтому я отвернулся и

больше не смотрел в ту сторону. А миссис Александер

вернулась ко мне.

Она сделала глубокий вдох и сказала:

– Может быть, нам лучше не говорить об этих вещах,

Кристофер?

- 50 -

А я спросил:

– Почему нет?

Она сказала:

– Потому что… – А потом она замолчала и решила начать

сначала: – Потому что твой отец, возможно, прав: тебе не

стоит задавать подобные вопросы.

А я опять спросил:

– Почему?

Она сказала:

– Потому что его, очевидно, это очень сильно огорчает.

А я спросил:

– Почему его это огорчает?

Миссис Александер опять глубоко вдохнула и сказала: –

Потому что… ну, я думаю, ты знаешь, отчего твой отец не

слишком-то любит мистера Ширза.

Тогда я спросил:

– Мистер Ширз убил мою мать?

А миссис Александер сказала:

– Убил?

А я ответил:

– Да. Он убил мою мать?

И миссис Александер сказала:

– Нет-нет. Разумеется, он не убивал твою маму.

Я спросил:

– Может, по его вине у матери случился стресс и она умерла

от сердечного приступа?

А миссис Александер сказала:

– Честное слово, я не понимаю, о чем ты говоришь,

Кристофер.

Я сказал:

– Или, может быть, мистер Ширз ей навредил так, что она

попала в больницу?

Миссис Александер переспросила:

– Она попала в больницу?

Я ответил:

– Да. И сначала казалось, что все это не слишком серьезно,

но потом у нее случился сердечный приступ.

Миссис Александер сказала:

– О Господи!

- 51 -

Я сказал:

– И она умерла.

А миссис Александер опять сказала:

– О Господи! Кристофер, пожалуйста, прости меня. Мне и в

голову не могло прийти…

Тогда я спросил ее:

– Почему вы сказали, что я должен и сам понимать, за что

отец не любит мистера Ширза?

Миссис Александер прижала руку ко рту и сказала:

– О, Боже, Боже, Боже!

Но на мой вопрос не ответила.

Так что я задал тот же самый вопрос еще раз, поскольку в

детективных романах, когда кто-то не хочет отвечать на

вопрос, это значит, что он пытается сохранить тайну или

оградить кого-то от беды. Поэтому ответы на эти вопросы и

есть самые важные, и детектив должен надавить на человека,

чтобы получить ключ к разгадке.

Но миссис Александер опять не ответила. Вместо этого она

задала вопрос мне. Она сказала:

– Так ты не знаешь?

Я спросил:

– Чего я не знаю?

Она ответила:

– Кристофер, возможно, мне не следует тебе этого говорить. –

Потом она сказала: – Может быть, нам стоит немного

прогуляться по парку. Здесь неподходящее место для

подобного разговора.

Я занервничал. Я не был знаком с миссис Александер. Я знал

только, что она старушка и любит собак, но, вообще-то, она

чужая. И я никогда не хожу в парк, потому что это опасно, там

люди вкалывают себе наркотики за общественным туалетом

на углу. Мне хотелось пойти домой, закрыться в своей

комнате, покормить Тоби и позаниматься математикой.

Но еще я был возбужден. Я подумал, что миссис Александер

собирается раскрыть мне тайну. И эта тайна может касаться

убийства Веллингтона или мистера Ширза. И если это

произойдет, у меня появятся новые улики против него или же я

смогу его исключить из списка подозреваемых. Так что,

поскольку сегодня был очень хороший день, я решил пойти в

- 52 -

парк вместе с миссис Александер, хотя меня это и пугало.

Когда мы оказались в парке, миссис Александер остановилась

и сказала:

– Я собираюсь кое-что тебе объяснить, и ты должен

пообещать, что не станешь рассказывать об этом отцу.

А я спросил:

– Почему?

И она сказала:

– Мне не следовало говорить того, что я сказала. И если я не

объясню, ты будешь задаваться вопросом, что я имела в виду.

Ты можешь обратиться к своему отцу, а я не хочу, чтобы ты

это делал, потому что ты очень сильно его расстроишь. Так

что я собираюсь объяснить, почему я сказала то, что сказала.

Но сначала ты должен пообещать, что никому не будешь об

этом говорить.

Я спросил:

– Почему?

А она ответила:

– Кристофер, пожалуйста, просто поверь мне.

И тогда я сказал: «Обещаю», – потому что, если миссис

Александер скажет мне, кто убил Веллингтона, или

подтвердит, что мистер Ширз действительно убил мать, я могу

пойти в полицию и передать все это им. Поскольку

разрешается нарушать данное слово, если кто-то совершил

преступление и ты знаешь об этом.

Миссис Александер сказала:

– Твоя мама, пока еще не умерла, была очень близким другом

мистера Ширза.

Я ответил:

– Я знаю.

А она сказала:

– Кристофер, я не уверена, что ты знаешь все. Я хочу сказать,

они были очень близкими друзьями. Очень, очень близкими

друзьями.

Я некоторое время подумал об этом и спросил:

– Вы имеете в виду, что они занимались сексом?

И миссис Александер сказала:

– Да, Кристофер. Именно это я имею в виду.

Потом она молчала около 30 секунд.

- 53 -

А потом сказала:

– Мне очень жаль, Кристофер. Честное слово, я не хотела

тебя расстраивать. Но я должна была объяснить. Видишь ли,

я думала, что ты знаешь. Вот почему твой отец полагает, что

мистер Ширз плохой человек. И может быть, именно поэтому

он не хочет, чтобы ты ходил и расспрашивал о нем людей.

Потому что тогда к нему вернутся печальные воспоминания.

Я спросил:

– И потому мистер Ширз оставил миссис Ширз? Потому что он

занимался сексом с кем-то еще, хотя был женат на миссис

Ширз?

И миссис Александер ответила:

– Да, я так думаю. – Потом она сказала: – Мне очень жаль,

Кристофер. Правда.

А я сказал:

– Я думаю, что теперь мне нужно идти.

Она спросила:

– С тобой все в порядке, Кристофер?

Я сказал:

– Я боюсь оставаться с вами в парке, потому что вы чужая.

А она ответила:

– Я не чужая, Кристофер. Я твой друг.

Я сказал:

– Я теперь пойду домой.

А миссис Александер сказала:

– Если ты захочешь поговорить об этом, ты можешь прийти ко

мне в любое время. Просто постучись в мою дверь.

И я сказал:

– Ладно.

А она сказала;

– Кристофер?

Я сказал:

– Что?

Она спросила:

– Ты не расскажешь своему отцу об этом разговоре?

Я ответил:

– Нет. Я обещал.

И она сказала:

– Ты иди домой. И помни, что я сказала. В любое время.

- 54 -

И я пошел домой.

 

101

Мистер Дживонс полагает, что математика привлекает меня

потому, что внушает мне чувство покоя и безопасности, Он

считает, что мне нравится математика, поскольку она

предполагает решение проблем. Эти проблемы могут быть

сложными и запутанными, но в конце всегда есть точный

ответ. Это означает, что математика непохожа на жизнь,

поскольку в жизни не обязательно есть четкий ответ в конце. Я

знаю, что он имел в виду именно это, потому что он сам так

сказал.

Это потому, что мистер Дживонс не разбирается в числах.

Есть одна известная история, которая называется «Загадка

Монти Холла». И я включил ее в эту книгу, поскольку она

хорошо иллюстрирует то, что я имею в виду.

В Америке издается журнал «Парад», и в нем есть раздел под

названием «Спросите Мэрилин». Этот раздел пишет Мэрилин

вос Савант. В журнале сказано, что она имеет высочайший

уровень интеллекта в мире и даже занесена в Книгу рекордов

Гиннесса. В этом разделе Мэрилин отвечает на вопросы,

присланные читателями. И в сентябре 1990 года некий мистер

Крейг Ф. Уайтейкер из Колумбии, штат Мэриленд, прислал вот

такой вопрос (это не точная цитата, а просто пересказ, потому

что я передал все своими словами для облегчения

понимания):

 

«Вы участвуете в телевикторине, и у вас есть шанс выиграть

машину. Ведущий показывает три двери. Он говорит, что за

одной находится машина, а за двумя другими – две козы. Он

просит вас выбрать одну из дверей. Вы выбираете дверь, но

она пока что остается закрытой. Ведущий открывает одну из

тех двух дверей, которые вы не выбрали, и демонстрирует

вам козу (сам он знает, что скрывается за каждой из дверей).

Затем он говорит, что у вас есть один, последний шанс

передумать, прежде чем откроется дверь, и вы получите

машину или козу. И он спрашивает, не хотите ли вы

переменить решение и выбрать другую дверь. Что вы станете

делать?»

- 55 -

Мэрилин вос Савант ответила, что нужно переменить решение

и выбрать последнюю дверь, поскольку шанс того, что именно

за ней будет машина, равен 2 к З.

Если вы воспользуетесь интуицией, то решите, что шансы

50:50, и придете к выводу, что машина может оказаться за

любой из двух дверей.

Очень много людей написали в журнал специально для того,

чтобы сказать Мэрилин вос Савант, что она неправа. Таких

писем было 92%, и многие из них написаны математиками и

другими разными учеными. Вот примеры того, что в них

говорилось.

 

"Я крайне удручен тем фактом, что общественность столь

слабо разбирается в математике. Пожалуйста, признайте, что

вы неправы.

Роберт Сачс, д-р философии,

университет Джорджа Мэйсона"

 

"Математическая неграмотность просто поражает. И это

называется высочайшим уровнем интеллекта. Стыдитесь!

Скотт Смит, д-р философии,

университет Флориды"

 

"По крайней мере, три математика указали вам на ошибку. Но

вы продолжаете настаивать на своем.

Кент Форд,

Государственный университет Дикинсона"

 

"Могу поспорить, что вы получили множество писем от

профессоров и студентов колледжей и высших школ.

Рекомендую вам сохранить хотя бы несколько адресов, дабы

впоследствии иметь возможность консультироваться с этими

людьми.

У. Роберт Смит, д-р философии.

Государственный университет Джорджии"

 

"Вы категорически неправы… Сколько же нужно разгневанных

математиков, чтобы вы переменили мнение?

Е. Рэй Бобо, д-р философии,

- 56 -

университет Джорджтауна"

 

"Если окажется, что все эти доктора наук были неправы, я

сочту, что страна находится в серьезной опасности.

Эверетт Харман, д-р философии.

Исследовательский институт Вооруженных сил США"

 

Но Мэрилин вос Савант была права, и существует 2 способа

это доказать.

Во-первых, это можно сделать при помощи математики. Вот

таким образом:

 

Назовем двери X, Y и Z.

Пусть Сх будет обозначением того факта, что машина

находится за дверью X, – и так далее.

Пусть Нх будет обозначением того факта, что ведущий

открывает дверь X, – и так далее.

Предположим, что вы выбрали дверь X; вероятность того, что

вы выиграете машину, если вы перемените свое решение,

выражена в следующей формуле:

Р(НZСY) + Р(НYСZ) = Р(СY).Р(НZ|СY) + Р(СZ).Р(НY| СZ) =

(1/3.1) + (1/3.1) = 2/3.

 

Второй путь – это проиллюстрировать возможные исходы

такой вот таблицей:

 

Таким образом, если вы меняете решение, у вас два шанса из

трех получить машину. Если же вы настаиваете на

первоначальном решении, то у вас один шанс из трех.

И это показывает, что интуиция иногда может быть ошибочной.

Интуиция – это то, что люди используют в жизни, чтобы

принимать решения. Но найти правильный ответ помогает

логика.

И еще это доказывает, что мистер Дживонс был неправ: числа

иногда оказываются очень сложными и вовсе не точными. Вот

почему мне нравится «Загадка Монти Холла».

 

103

Когда я вернулся домой, там был Родри. Родри – это человек,

- 57 -

который работает на отца, помогает ему чинить приборы и

сантехнику. Иногда он приходит к нам по вечерам, чтобы

выпить с отцом пива, посмотреть телевизор и побеседовать.

Родри носит белые рабочие брюки, которые все покрыты

грязными пятнами, и золотое кольцо на среднем пальце левой

руки. От него пахнет чем-то, что я не знаю, как называется. От

отца всегда пахнет так же, когда он приходит с работы.

Я положил свои лакричные палочки и молочную плитку в

специальную коробку для еды, которая стоит на полке и

которую отцу не разрешается трогать, потому что это мое.

Потом отец спросил:

– И где же это ты гулял, юноша?

Я сказал:

– Зашел в магазин за лакричными палочками и молочной

плиткой.

А он ответил:

– Что-то ты долго ходил.

Я сказал:

– Я разговаривал с собакой миссис Александер у магазина. Я

погладил ее, и она стала нюхать мои брюки.

И это была еще одна белая ложь.

Потом Родри сказал:

– Боже, ты скоро получишь третью степень, да?

Но я не знаю, что такое третья степень.

А потом он спросил:

– Как дела, капитан?

И я сказал:

– Хорошо, спасибо. – Потому что так нужно отвечать в

подобных случаях.

А он спросил:

– Сколько будет, если 251 умножить на 864?

Я немного подумал и сказал:

– 216 864, – потому что это очень просто: нужно умножить 864

на 1000, что равно 864 000; потом ты делишь это на 4, что

равно 216 000, и это будет то же самое, что 250 умножить на

864; потом ты просто прибавляешь 864, чтобы получить 251,

умноженное на 864, – получается 216 864. – И я спросил: –

Правильно?

А Родри сказал:

- 58 -

– Понятия не имею, – и начал смеяться.

Мне не нравится, когда Родри надо мной смеется, а смеется

он часто. Отец говорит, что это обозначает дружелюбие.

Потом отец сказал:

– Я положу в духовку «Алу Гоби», ладно?

Я люблю индийскую еду, потому что у нее острый вкус. Но

«Алу Гоби» – желтого цвета, поэтому, прежде чем его есть, я

кладу туда красный пищевой краситель. Он хранится в

пластиковой бутылочке в моей специальной коробке.

И я ответил:

– Ладно.

А Родри сказал:

– Это похоже на сварку, да?

Но это он сказал отцу, а не мне.

А отец ответил:

– Ну, эти монтажные платы выглядели так, как будто они

сохранились со времен Великого потопа.

А Родри спросил:

– Ты им скажешь?

Отец ответил:

– Зачем?

А Родри сказал:

– Это займет целый день.

Отец ответил:

– Не стоит будить спящую собаку, я так полагаю.

А потом я вышел в сад.

Шивон сказала, что, когда пишешь книгу, нужно вставлять в

текст описания всяких вещей. Я ответил, что я могу взять

фотографии и поместить их в книгу. Но она сказала: идея

книги в том, чтобы описывать вещи, используя слова так,

чтобы люди могли их читать и составлять картинки у себя в

голове.

Еще она сказала, что лучше всего описывать разнообразные

интересные вещи.

И еще она сказала, что я должен описывать людей, упоминая

одну или две детали, которые их касаются, чтобы читатели

могли их представить. Вот почему я написал о ботинках

мистера Дживонса – с дырочками; и написал, что полисмен

выглядел, как будто у него было две мышки в ноздрях; и

- 59 -

описал, чем пахнет Родри, хотя я не знаю, как это называется.

Так что я решил сделать описание сада. Но сад был не очень

интересный и не особенно разнообразный. Это был просто

сад с травой, сараем и натянутой бельевой веревкой, зато

небо было интересным и разнообразным. Обычно небо

выглядит скучно, поскольку оно все голубое, или серое, или

покрыто облаками. И если глядишь на него, то не создается

впечатления, что оно находится в сотнях миль у тебя над

головой. Оно выглядит так, будто кто-то нарисовал его на

большой плоской крыше. Но сегодня на небе было много

облаков разных типов и разного размера.

Там были большие облака, которые висели прямо над головой

и казались просто огромными. А немного подальше – много

маленьких белых облаков, похожих на рыбью чешую или на

песчаные дюны, которые имеют очень правильную форму.

Еще дальше, на западе, было несколько больших облаков,

слегка подкрашенных оранжевым, потому что приближался

вечер и солнце начинало садиться.

А еще, ближе всего к земле, висело гигантское облако серого

цвета, потому что это была туча. Она была неправильной

формы и выглядела вот так:

 

И после того как я смотрел на него очень долго, стало ясно,

что оно движется, только очень медленно. Оно было похоже

на космический корабль длиной в сотни километров, как в

фильмах «Дюна», или «Блэйкс-7», или «Близкие контакты

третьей степени», но только не из твердого материала, а из

капель конденсированных водяных паров, из которых состоят

все облака.

И это мог быть инопланетный космический корабль.

Люди думают, что корабль инопланетян должен быть твердым,

сделанным из металла, у него должны быть огни со всех

сторон и он должен медленно двигаться по небу. Это потому,

что люди сделали бы большой космический корабль именно

таким, если бы сумели его построить. Но инопланетяне, если

они существуют, могут очень сильно отличаться от нас. Они

могут выглядеть как большие куски желе или быть плоскими,

как отражения. Или они могут быть больше, чем планеты. Или

они могут вообще не иметь тел. Они могут быть просто

- 60 -

информацией, как та, что находится в компьютере. И корабли

их могут выглядеть как облака или могут быть сделаны из не

связанных друг с другом объектов, вроде пыли или листьев.

Потом я прислушался к звукам, и до меня донеслось пение

птицы, и я услышал шум движущихся машин, который был

похож на морской прибой, и еще я слышал, что где-то играет

музыка и кричат дети. А среди всех этих шумов, если слушать

очень внимательно и стоять совсем не двигаясь, можно было

различить очень тихий звон в ушах и звук дыхания, когда

воздух проходит через нос.

Потом я вдохнул воздух, чтобы выяснить, на что похож запах

сада. Но я ничего не учуял. И это тоже было интересно.

Потом я вернулся в дом и покормил Тоби.

 

107

«Собака Баскервилей» – моя любимая книга.

В «Собаке Баскервилей» к Шерлоку Холмсу и доктору Ватсону

приходит Джеймс Мортимер, доктор, который живет в Девоне.

Друг Джеймса Мортимера сэр Чарльз Баскервиль умер от

сердечного приступа, и Джеймс Мортимер полагает, что кто-то

напугал его до смерти. Еще у Джеймса Мортимера есть

древняя рукопись, в которой описано проклятие рода

Баскервилей.

В этой рукописи сказано, что у сэра Чарльза Баскервиля был

предок по имени сэр Хьюго Баскервиль, который был буйным,

грубым и безбожным человеком. И он захотел заняться сексом

с дочерью фермера, но она убежала, и Хьюго погнался за ней

через болота. А его друзья, которые были беспутными

гуляками, поскакали следом за ним.

И когда они их нашли, дочь фермера была мертва от

истощения и усталости. И они увидели огромного черного

зверя, который был похож на пса, но превосходил размерами

любую собаку, какую когда-либо доводилось видеть смертным.

И эта собака перегрызла горло Хьюго Баскервилю. И один из

его друзей в ту же ночь умер от страха, а остальные двое

были разбиты параличом до конца своих дней.

Джеймс Мортимер полагает, что собака Баскервилей могла до

смерти напугать сэра Чарльза, и он беспокоится, что его сын и

наследник сэр Генри Баскервиль окажется в опасности, если

- 61 -

поселится в девонском поместье.

Так что Шерлок Холмс отправляет доктора Ватсона в Девон, к

сэру Генри Баскервилю и Джеймсу Мортимеру. И доктор

Ватсон пытается понять, кто мог убить сэра Чарльза

Баскервиля. А Шерлок Холмс говорит, что он останется в

Лондоне, но потом тайно приедет в Девон и будет вести

расследование сам.

И Шерлок Холмс выясняет, что сэра Чарльза убил его сосед

по имени Стэплтон, который коллекционирует бабочек и

является дальним родственником Баскервилей. Стэплтон

беден, и поэтому он пытается убить сэра Генри Баскервиля,

чтобы унаследовать поместье.

С этой целью он привез из Лондона огромную собаку и покрыл

ее фосфором, чтобы она светилась в темноте. Это и была та

самая собака, которая до смерти напугала сэра Чарльза

Баскервиля. В конце Шерлок Холмс, доктор Ватсон и Лестрейд

из Скотленд-Ярда отыскали преступника. Шерлок Холмс и

доктор Ватсон застрелили собаку, и это плохо, потому что

собака ни в чем не была виновата. А Стэплтон сбежал в

Гримпенскую трясину и погиб, потому что его засосало болото.

В истории есть некоторые куски, которые мне не нравятся.

Один – это древняя рукопись, которую очень трудно понять,

потому что она написана старым языком. Вот, например:

 

Так предайте же забвению плоды прошлого, но остерегайтесь

грешить в будущем, дабы снова нам всем на погибель не

даровать свободу темным страстям, причинившим столько зла

всему нашему роду.

 

А иногда сэр Артур Конан Дойль (автор книги) описывает

людей вот таким образом:

 

Было в этом лице что-то неуловимо отталкивающее: какая-то

грубость выражения, тяжелый взгляд и скорбный изгиб губ,

который портил их совершенную красоту.

 

Я не знаю, что значит тяжелый взгляд, и я не интересуюсь

лицами.

Но иногда бывает интересно понять, что обозначают слова, и

- 62 -

можно выяснить это, посмотрев в словаре, – например,

«утопать» (что значит «глубоко погружаться в воду») или

«дольмены» (что значит «гробницы каменного века»).

Мне нравится «Собака Баскервилей», поскольку это

детективная история. Это значит, что в ней есть ключи к

разгадке и ложные посылы.

Вот некоторые из ключей.

1. У сэра Генри Баскервиля пропала пара ботинок, когда он

останавливался в лондонском отеле. Это значит, что кто-то

хотел дать собаке Баскервилей понюхать их, чтобы она могла

преследовать сэра Генри. И поэтому можно понять, что собака

Баскервилей не сверхъестественное существо, а

обыкновенное животное.

2. Стэплтон – единственный человек, который знает, как

пробраться через Гримпенскую трясину, и он предлагает

Ватсону держаться от нее подальше ради его же собственной

безопасности. Это значит, что он прячет что-то в центре

Гримпенской трясины и не желает, чтобы кто-нибудь это

обнаружил.

3. Миссис Стэплтон велит доктору Ватсону немедленно

возвращаться в Лондон. Это потому, что она приняла доктора

Ватсона за сэра Генри Баскервиля, а она знает, что ее муж

хочет убить сэра Генри.

А вот примеры ложных посылов.

1. В Лондоне Шерлока Холмса и Ватсона преследует

незнакомец в карете, и у этого человека черная борода. Вы

можете решить, что это Бэрримор, дворецкий из поместья

Баскервилей, поскольку он единственный в этой истории

человек, у которого есть черная борода. Но на самом деле

этот человек Стэплтон, который прицепил фальшивую бороду.

2. Селден, совершивший убийство в Ноттинг-Хилле, –

человек, который бежал из тюрьмы и теперь прячется на

болотах. Вы думаете, что он должен как-то повлиять на

историю, поскольку он преступник, но он вообще не имеет

никакого отношения к событиям.

3. Человек на вершине холма. Это силуэт человека, которого

доктор Ватсон увидел ночью на болотах и не узнал. Вы

думаете, что Ватсон увидел преступника, но на самом деле

это Шерлок Холмс, который тайно приехал в Девон.

- 63 -

И еще я люблю «Собаку Баскервилей», потому что мне

нравится Шерлок Холмс. Я думаю, он именно такой детектив,

каким я собираюсь стать. Он очень умный. Он расследует

преступление и говорит:

 

«Мир полон очевидных вещей, которые никто никогда не

замечает».

 

Но сам он их замечает, как и я. И в книге сказано:

 

Шерлок Холмс обладал умением силой воли концентрировать

свой разум на поставленной задаче.

 

И это тоже как у меня, потому что если я действительно чем

то заинтересован, например занимаюсь математикой или

читаю книгу о миссии «Аполлона» или о больших белых

акулах, то больше я ничего не замечаю. Отец может звать

меня ужинать, но я не слышу его. Вот почему я очень хорошо

играю в шахматы. Я контролирую свой разум, концентрируюсь

на доске, а человек, с которым я играю, через некоторое

время перестает сосредотачиваться и чешет нос или смотрит

в окно. И допускает ошибки, а я выигрываю.

Еще доктор Ватсон говорит о Шерлоке Холмсе:

 

«…Его мозг… был занят попытками создать некую схему, в

которую укладывались бы все странные и кажущиеся

несвязанными детали».

 

Именно это я пытаюсь сделать, когда пишу свою книгу.

Еще Шерлок Холмс не верит в сверхъестественное, то есть в

Бога, в сказки, в адскую собаку и в проклятия; и

действительно, все это глупости.

И я собираюсь закончить эту главу двумя интересными

фактами о Шерлоке Холмсе.

 

1. В книгах о Шерлоке Холмсе нигде не написано, что Шерлок

Холмс носил войлочную охотничью шляпу, которая всегда

надета на нем в мультфильмах или на картинках. Охотничью

шляпу присочинил человек по имени Сидни Пейджет, который

- 64 -

иллюстрировал книгу.

В книге Шерлок Холмс никогда не произносит фразу:

«Элементарно, Ватсон». Он говорит это только в

кинофильмах.

 

109

В эту ночь я написал еще несколько страниц моей книги и на

следующий день взял книгу в школу, чтобы Шивон могла

прочитать ее и сказать, нет ли у меня ошибок в правописании

и грамматике.

Шивон читала книгу во время утренней перемены, когда она

взяла чашку кофе и села на краю игровой площадки вместе с

другими учителями. После утренней перемены она подошла

ко мне и сказала, что прочла о моем разговоре с миссис

Александер. И спросила:

– Ты рассказывал об этом отцу?

И я ответил:

– Нет.

Тогда она спросила:

– А ты собираешься рассказать об этом отцу?

И я ответил:

– Нет.

Она сказала:

– Хорошо. Я думаю, это будет правильно, Кристофер.

А потом она сказала:

– Ты огорчился, когда узнал об этом?

Я спросил:

– Узнал о чем?

Шивон сказала:

– Тебя расстроило то, что у твоей мамы и мистера Ширза

были такие дела?

И я сказал:

– Нет.

Она спросила:

– Ты говоришь правду, Кристофер?

Я сказал:

– Я всегда говорю правду.

А Шивон сказала:

– Я знаю, Кристофер. Просто иногда мы огорчаемся, но не

- 65 -

хотим рассказывать другим людям, что нам из-за них грустно.

Мы предпочитаем держать это в тайне. А иногда мы грустим,

но сами этого не осознаем. Поэтому и говорим, что нам не

грустно, хотя на самом деле это не так.

И я ответил:

– Я не грущу.

А она сказала:

– Если ты почувствуешь, что тебе грустно, ты можешь прийти

и поговорить об этом со мной, поскольку я думаю, что в этом

случае тебе будет не так грустно. Или если тебе просто

захочется поговорить со мной, это тоже будет правильно.

Понимаешь?

И я сказал:

– Понимаю.

И она сказала:

– Хорошо.

Я ответил:

– Но я не огорчаюсь из-за всего этого. Потому что мама

умерла. И потому что мистера Ширза здесь больше нет. Так

что я грустил бы о вещах, которые нереальны и которых не

существует на самом деле. И это было бы глупо.

А потом я занимался математикой весь остаток утра, и во

время ланча не стал есть пирог с заварным кремом, потому

что он желтый. Зато я съел морковку, и горох, и много кетчупа.

А напоследок я съел немного ежевики и яблочного пюре, но не

кусочки яблока, поскольку они тоже желтые, так что я

попросил миссис Дэвис вытащить кусочки яблока, прежде чем

она положила мне все это. Если различные сорта еды

соприкасаются до того, как попадают в тарелку, то это не

имеет значения.

Потом, после ланча, я занимался рисованием с миссис

Питере и нарисовал несколько картинок с инопланетянами,

которые выглядели вот так:

 

113

Моя память похожа на фильм. Вот почему я очень хорошо

помню всякие вещи вроде содержания бесед, которые я

записал в этой книге, и помню, как люди одеты и чем они

пахнут, потому что моя память может записывать запахи так

- 66 -

же, как и звуки.

И когда люди просят меня что-нибудь припомнить, я просто

нажимаю перемотку назад и перемотку вперед и паузу, как на

видеомагнитофоне. Но больше это похоже на DVD, потому что

мне не нужно перематывать все подряд, чтобы вспомнить

давние события. И конечно же, там нет кнопок, потому что все

это происходит у меня в голове.

Если кто-то спросит меня: «Кристофер, как выглядела твоя

мама?» – я могу вспомнить много разных эпизодов и ответить,

как она выглядела в каждом из них.

Например, я могу перемотать свою память к 4 июля 1992 года,

когда мне было 9 лет. Это была суббота, и мы поехали на

праздник в Корнуолл. И в полдень мы были на пляже в

местечке, которое называется Полперро. Мать была одета в

шорты из хлопчатобумажной ткани и голубой верх от бикини.

Она курила сигареты, которые назывались «Консулэйт», с

мятным вкусом. Сначала она не купалась. Она загорала на

полотенце в красную и фиолетовую полоску и читала книгу

Джоржетт Хейер, которая называлась «Опасный маскарад».

Потом она закончила читать, и пошла купаться, и сказала:

«Черт, какая холодная вода!» А еще она сказала, что я тоже

могу искупаться, но мне не нравится купаться, потому что я не

люблю снимать одежду. И она сказала, что я могу просто

закатать штаны и походить немного по воде, что я и сделал. И

я стоял в воде. А мать сказала: «Смотри, как красиво». А

потом она прыгнула и скрылась под водой, а я подумал, что ее

съела акула, и заплакал. Мать вынырнула из воды и подошла

ко мне. Она подняла правую руку, растопырив пальцы, и

сказала: «Ну, Кристофер, прикоснись к моей руке. Давай. Не

плачь. Ну давай, Кристофер!» И я перестал плакать, поднял

левую руку, растопырил пальцы, и мы соприкоснулись

подушечками. Мать сказала: «Все в порядке, Кристофер. В

Корнуолле акулы не водятся». И мне стало гораздо лучше.

Я не помню никаких событий, произошедших прежде, чем мне

исполнилось 4, потому что до этого я не воспринимал вещи

такими, какие они есть на самом деле, и не записывал их как

нужно.

И вот как я могу определить человека, если не знаю, кто он. Я

смотрю, что на нем надето; может быть, он носит с собой

- 67 -

трость, или у него какие-то необычные волосы или особые

очки, или же он делает определенные жесты. Потом я

произвожу поиск у себя в памяти и выясняю, встречал ли я его

раньше.

И еще это помогает мне понять, как действовать в сложных

ситуациях, когда я не знаю, что делать.

Например, если люди говорят вещи, которые не имеют

смысла, вроде: «Всего тебе хорошего, принцесса на

горошине», или: «Ты меня в могилу загонишь», – я включаю

«Поиск» и выясняю, слышал ли я раньше что-нибудь

подобное.

Если я вижу, что кто-то в школе лежит на полу, я произвожу

поиск в памяти и нахожу картинки учеников, которые больны

эпилепсией, и потом сравниваю картинку с тем, что

происходит у меня перед глазами. Тогда я могу решить, лежат

ли они просто потому, что это такая игра, или они спят, или же

у них эпилептический припадок. И если это припадок, то я

отодвигаю в стороны мебель, чтобы он не ударился, снимаю

свитер, подкладываю ему под голову и иду искать учителя.

У других людей тоже возникают в голове картинки, но не

такие, как у меня. Потому что все картинки у меня в голове –

это образы вещей, которые действительно случились. А у

других могут возникать картины, которые на самом деле не

настоящие, и ничего подобного никогда не происходило.

Например, мать иногда говорила: «Если бы я не вышла замуж

за твоего отца, я поселилась бы в маленьком деревенском

домике на юге Франции – с каким-нибудь Жаном. И он был бы

– о! – мастер на все руки. Он бы делал для людей дизайн и

оформление, занимался садоводством, чинил заборы, – в

общем, умел бы все. И у нас была бы веранда, и в саду росли

бы подсолнухи и инжир. А неподалеку находился бы

маленький городок. И по вечерам мы бы сидели в саду, и пили

красное вино, и курили сигареты „Голуаз“, и смотрели бы, как

садится солнце».

А Шивон однажды сказала, что когда у нее плохое настроение

или она грустит, она закрывает глаза и представляет себя в

доме на Кейп-Коде вместе со своей подругой Элли. Они

путешествуют на лодке от Провинстауна и выходят на пляж,

чтобы посмотреть горбатых китов. И когда она думает об этом,

- 68 -

ей становится хорошо и спокойно.

А иногда, когда кто-нибудь умирает, как умерла мать, люди

спрашивают: «Что бы ты сказал своей маме, если б она была

сейчас здесь?» Или: «Что бы подумала твоя мама?» И это

глупо, потому что мать мертва. Умершим людям нельзя ничего

сказать, мертвые не могут думать.

И у бабушки тоже есть картинки в голове, но они все

сумбурные, как будто бы кто-то перепутал разные фильмы, и

она не может сказать, что в каком порядке происходило. Так

что она думает, будто умершие люди еще живы, и не

понимает, что случилось в реальной жизни, а что показывали

по телевизору.

 

127

Когда я вернулся из школы, отец еще был на работе, так что я

отпер наружную дверь, вошел и снял пальто. Потом я прошел

на кухню и положил свои вещи на стол. И одной из этих вещей

была книга, которую я брал в школу, чтобы показать Шивон. Я

сделал себе малиновый молочный коктейль, подогрел его в

микроволновой печи и пошел в гостиную, чтобы посмотреть

фильм из сериала «Голубая планета». Там рассказывалось о

самых глубоких частях океана.

Фильм был о морских животных, которые живут вокруг серных

кратеров подводных вулканов, где газы извергаются из земной

коры в воду. Ученые никогда не подозревали, что в этом месте

могут быть живые организмы, потому что там слишком горячо

и много ядовитых веществ, но оказалось, что внутри есть

целая экосистема.

Мне нравится этот эпизод, поскольку он демонстрирует, что

наука всегда может открыть что-то новое и все факты,

которые считались доказанными, могут оказаться совершенно

неверными. И еще мне нравится, что все эти кадры были

сняты в таком месте, до которого добраться сложнее, чем до

вершины Эвереста, хотя оно находится всего несколькими

милями ниже уровня моря. И это одно из самых тихих, темных

и таинственных мест на Земле. И мне иногда нравится

представлять, что я спускаюсь туда в сферическом подводном

аппарате с окнами в тридцать сантиметров толщиной, чтобы

они не провалились под давлением воды. И я воображаю, что

- 69 -

я там совсем один и мой аппарат вообще никак не связан с

кораблем, но я могу оперировать его энергией, управлять его

моторами и двигаться по морскому дну куда угодно. И меня

никогда не найдут.

Отец вернулся домой в 17.48. Я слышал, как он вошел через

наружную дверь и прошел в гостиную. На нем была рубашка в

зеленую и синюю клетку, и шнурки на одном ботинке были

завязаны двойным узлом, а на втором – обыкновенным. Он

нес старую рекламу сухих сливок, которая была сделана из

металла и раскрашена голубой и белой эмалью. Ее покрывали

маленькие кружочки ржавчины, похожие на пулевые

отверстия, но отец не объяснил, зачем он это принес.

Он сказал:

– Здорово, дружище, – что было шуткой.

А я сказал:

– Привет! – и продолжал смотреть фильм.

А отец пошел на кухню.

Я забыл, что оставил свою книгу на кухонном столе, потому

что слишком увлекся «Голубой планетой». Это то, что

называется ослаблением бдительности, и этого ни в коем

случае нельзя допускать, особенно если ты детектив.

Было 17.57, когда отец вернулся в гостиную. Он сказал:

– Что это?

Отец сказал это очень тихо, и я не знал, сердится ли он,

поскольку он не кричал.

Он держал книгу в правой руке.

Я ответил:

– Это книга, которую я пишу.

А он спросил:

– Это правда? Ты говорил с миссис Александер?

Он опять сказал это тихо, так что я по-прежнему не мог

понять, сердится ли он.

И я ответил:

– Да.

Тогда он сказал:

– Господи Боже, черт побери! До какой же степени ты глуп!

Это было то, что Шивон называет риторическим вопросом.

Там в конце стоит восклицательный знак, потому что человек,

который этот вопрос задает, уже знает ответ сам.

- 70 -

Потом отец сказал:

– Что, черт возьми, я тебе велел, Кристофер? – На этот раз он

говорил гораздо громче.

И я ответил:

– Не упоминать мистера Ширза в нашем доме. Не спрашивать

миссис Ширз и никого, кто убил треклятую собаку. И не лазать

в чужие сады. И прекратить эту идиотскую игру в детектива. И

я не делал ничего из этих вещей. Я просто спросил миссис

Александер о мистере Ширзе, потому что…

Но отец перебил меня и сказал:

– Не вешай мне лапшу на уши. Ты отлично знаешь, что ты,

блин, делал. – И он поднял книгу и потряс ею в воздухе. – Что

еще я тебе велел, Кристофер?

Я подумал, что это еще один риторический вопрос, но не был

уверен. И не мог решить, что ответить, потому что был

смущен и испуган.

Отец повторил вопрос:

– Что еще я тебе велел, Кристофер?

Я ответил:

– Не знаю.

А он сказал:

– Давай же, блин, ты, мистер Абсолютная Память.

Но я не мог ни о чем думать.

И отец сказал:

– Я велел тебе не совать свой вонючий нос в чужие дела. А ты

что сделал? Ты суешь свой вонючий нос в чужие дела. Ты

бродишь повсюду, вынюхиваешь и рассказываешь все это

каждому Тому, Дику и Гарри, какого только увидишь. Что мне с

тобой делать, Кристофер? Что мне, блин, с тобой сделать?

Я ответил:

– Я просто побеседовал с миссис Александер. Я не проводил

расследования.

А он сказал:

– Я прошу тебя сделать для меня одну вещь, Кристофер.

Только одну вещь.

Я сказал:

– Я не хотел разговаривать с миссис Александер. Она сама

мне…

Но тут отец перебил меня и схватил рукой за плечо. И очень

- 71 -

сильно стиснул.

Отец никогда раньше не хватал меня. Мать иногда меня

стукала, потому что она была очень вспыльчивая. Это значит,

что она начинала сердиться быстрее, чем другие люди, и

чаще кричала. Но отец всегда был более уравновешенным

человеком. Это значит, что он не так быстро начинает

сердиться и не так часто кричит. И потому, когда он схватил

меня, я очень удивился.

Я не люблю, когда люди меня хватают. И я не люблю

неожиданностей. Так что я ударил его, как ударил

полицейского. Но отец не отпустил руку и начал кричать на

меня. И я опять его ударил. А потом я уже больше не

понимал, что делаю.

Некоторое время выпало у меня из памяти. Не очень долгое,

потому что потом я посмотрел на часы. Это было, как будто

бы кто-то выключил меня, а затем опять включил. И когда

меня включили, оказалось, что я сижу на полу, прислонившись

спиной к стене, и на правой руке у меня кровь, и одна сторона

головы болит. А отец стоит на ковре, прямо передо мной, на

расстоянии метра, и смотрит на меня. И в правой руке он по

прежнему держит мою книгу, но она согнута пополам, и все

уголки листов торчат в разные стороны. На шее у отца

царапина, рукав его сине-зеленой рубашки разорван, и отец

тяжело дышит.

Через минуту он повернулся и ушел на кухню. Там он открыл

заднюю дверь, ведущую в сад, и вышел наружу. Я слышал,

как он поднимает крышку мусорного ящика, кидает туда что-то

и потом закрывает крышку. Затем отец снова вошел в кухню,

но книги у него уже не было. Он запер заднюю дверь и

положил ключ в маленький китайский кувшин, который сделан

в форме толстого монаха, а потом встал посреди кухни и

закрыл глаза.

Потом он открыл глаза и сказал:

– Блин, мне нужно выпить.

И взял себе банку пива.

 

131

Есть несколько причин, почему я ненавижу желтый и

коричневый цвета.

- 72 -

ЖЕЛТЫЙ

 

1. Заварной крем.

2. Бананы (потом становятся коричневыми).

3. Желтые разделительные линии.

4. Желтая лихорадка (это такая болезнь в тропической

Америке и Западной Африке, которая вызывает лихорадку,

острый нефрит, желтуху и кровотечение; она возникает из-за

вируса, который переносится особым видом москитов,

называемых Аedes aegypti. Вирус называется Stegotomyia

fasciata; а нефрит – это воспаление почек).

5. Желтые цветы (потому что от цветочной пыльцы у меня

бывает сенная лихорадка. Это один из трех видов сенной

лихорадки, а два других возникают от травяной пыли и

грибковой пыльцы. Я от них болею).

6. Сладкая кукуруза (потому что она не усваивается

организмом и выходит вместе с испражнениями. Так что это

все равно что есть траву или листья).

 

КОРИЧНЕВЫЙ

 

1. Грязь.

2. Мясная подлива.

3. Испражнения.

4. Дерево (потому что раньше люди делали из дерева машины

и корабли, а теперь нет, поскольку дерево ломается и гниет, и

в нем заводятся черви. Сейчас люди делают машины и

корабли из металла и пластика, которые гораздо лучше и

современнее).

5. Мелисса Браун [10] (это девочка из нашей школы, и на

самом деле она не коричневая, как Анил или Мухаммед, это

просто ее фамилия). Она разорвала мою космическую

картинку на две половины. Миссис Питерс склеила ее, но

картинка все равно была испорчена, так что пришлось ее

выбросить.

 

Миссис Форбс сказала, что ненавидеть желтый и коричневый

– просто глупо. А Шивон сказала, что не стоит так говорить,

потому что у каждого могут быть любимые и нелюбимые

- 73 -

цвета. И Шивон права. Но миcсиc Форбс тоже отчасти права.

Потому что это и правда глупо. Но в своей жизни ты вынужден

принимать множество решений, и если ты их не принимаешь,

то никогда ничего не сделаешь. Потому что проведешь всю

свою жизнь, выбирая между вещами, которые мог бы сделать.

Так что нужно иметь объяснение, почему ты любишь одни

вещи и ненавидишь другие. Это все равно как обедать в

ресторане. Иногда отец берет меня в ресторан, и нужно

посмотреть меню и выбрать, что ты будешь есть. Но если ты

не пробовал какое-то блюдо прежде, то не можешь сказать,

понравится оно тебе или нет. Но у тебя есть любимые блюда,

и ты выбираешь их, и есть еда, которая тебе не нравится, и

ты ее не заказываешь. И тогда это просто.

 

137

На следующий день отец попросил прощения за то, что

ударил меня, и сказал, что не хотел этого делать. Он велел

промыть ссадину на щеке, чтобы туда не попала инфекция, и

залепил ее пластырем.

Потом, поскольку была суббота, он сказал, что хочет взять

меня на прогулку, потому что хочет загладить свою вину, и мы

поедем в зоопарк Твикросс. Так что отец сделал мне сандвичи

с белым хлебом и помидорами, с салатом и ветчиной и еще с

земляничным джемом, потому что я не ем пищу в тех местах,

которых я не знаю. И сказал, чтобы я не беспокоился, потому

что в зоопарке будет мало народу, так как собирается дождь.

Я был рад, потому что я не люблю больших толп народу, а

дождь люблю. Так что я пошел и взял свой непромокаемый

плащ оранжевого цвета.

Потом мы поехали в зоопарк Твикросс.

Я никогда раньше не бывал в зоопарке Твикросс, и поэтому у

меня не было картинки в голове. Поэтому мы купили

путеводитель информационного центра, а потом обошли весь

зоопарк, и я выбирал, какие животные мне больше всего

нравятся.

Больше всего мне нравятся:

 

1. РЭНДИМЕН – это имя черной паукообразной обезьяны

(Ateles paniscus paniscus), и это самая старая обезьяна,

- 74 -

когда-либо содержавшаяся в неволе. Рэндимену сорок четыре

года, столько же, сколько отцу. Раньше он жил у моряков – у

него металлический пояс, как в историях про пиратов.

2. ПАТАГОНСКИЕ МОРСКИЕ ЛЬВЫ по имени Миракль и Стар.

3. МАЛИКУ – это орангутанг. Он мне особенно понравился,

потому что лежал в чем-то вроде гамака, сделанном из

пижамных штанов в зеленую полоску. И на голубой

пластиковой табличке около клетки было написано, что он сам

соорудил этот гамак.

 

Потом мы пошли в кафе, и отец взял камбалу, чипсы,

яблочный пирог, мороженое и чашку чаю, а я ел свои сандвичи

и читал путеводитель по зоопарку.

И отец сказал:

– Я тебя очень люблю, Кристофер. Никогда не забывай этого.

Но иногда я выхожу из себя, начинаю злиться и кричать на

тебя. Я понимаю, что не должен этого делать. Но это

происходит потому, что я беспокоюсь за тебя и не хочу, чтобы

с тобой случилось несчастье. Я не хочу, чтобы кто-нибудь

причинил тебе вред. Понимаешь?

Я не знал, понял ли я, и потому ответил:

– Не знаю.

А отец сказал:

– Кристофер, ты понимаешь, что я тебя люблю?

И я сказал:

– Да.

Потому что любить кого-то – это значит помогать ему, когда он

попал в беду, заботиться о нем и говорить ему правду. А отец

всегда помогал мне, когда я попадал в беду, – вроде того

случая в полицейском участке. И всегда заботился обо мне,

готовил для меня еду. И всегда говорит мне правду. Значит, он

меня любит.

И потом он поднял правую руку и растопырил пальцы, и я

поднял левую руку и тоже растопырил пальцы, и мы

соприкоснулись подушечками.

Потом я вынул из сумки листок бумаги и нарисовал карту

зоопарка, чтобы проверить память. И карта выглядела так:

 

/ Дикая собака – это индийская собака, которая напоминает

- 75 -

лису. Лангур – это длиннохвостая обезьяна./

Потом мы пошли и посмотрели жирафов. И запах их навоза

был похож на запах в клетке с морскими свинками в школе,

когда у нас были морские свинки. И когда жирафы бегали,

было видно, какие у них длинные ноги, и казалось, что они

бегут очень медленно и плавно.

Потом отец сказал, что нам нужно ехать домой, чтобы успеть

до того, как на дорогах возникнут пробки.

 

139

Мне нравится Шерлок Холмс, но я не люблю сэра Артура

Конан Дойля, автора рассказов о Шерлоке Холмсе. Это

потому, что он не был похож на Шерлока Холмса и верил в

сверхъестественное. Когда он состарился, он вступил в

Спиритуалистическое общество. Это значит, что он думал,

будто можно общаться с мертвыми. Это потому, что его сын

умер от гриппа по время Первой мировой войны, а он хотел

поговорить с ним.

А в 1917 году произошла странная вещь, называемая история

о феях из Коттингли. Две кузины -Френсис Гриффите девяти

лет и Элси Райт шестнадцати лет – сказали, что они играли с

феями возле ручья под названием Копингли-Бек. И

воспользовались фотокамерой отца Френсис, чтобы сделать

пять снимков фей, вроде вот этого:

 

Но это были не настоящие феи, а нарисованные на бумаге.

Они вырезали эти рисунки и прикололи булавками, потому что

Элси очень хорошо умела рисовать.

Гарольд Снеллинг, эксперт по фальсификации фотографий,

сказал:

«Эти танцующие фигурки не были сделаны из бумаги или

ткани и не были нарисованы на фотографической пластине. И

что самое занимательное, эти фигурки двигались во время

экспозиции».

Но этот Гарольд Снеллинг был глуп, потому что во время

экспозиции можно двигать бумагу. А экспозиция была очень

долгой. Это понятно, потому что на фотографии есть

маленький водопад, и видно, что он весь расплылся.

Сэр Артур Конан Дойль услышал об этих фотографиях и

- 76 -

поверил, что они настоящие, и написал об этом статью в

журнале под названием «Стрэнд». Но это тоже было глупо,

потому что если посмотреть на картинки, то видно, что

человечки выглядят как феи в старых книгах, и у них есть

крылья, и платья, и рейтузы, и башмаки. Это как верить в

истории о пришельцах, которые прилетели на Землю и

выглядят как Далеки из фильма «Доктор Кто», или имперские

штурмовики со Звезды Смерти из «Звездных войн», или

маленькие зеленые человечки, как в мультфильмах про

инопланетян.

А в 1981 году человек по имени Джо Купер взял интервью у

Элси Райт и Френсис Гриффите для статьи в журнале

«Непознанное». И Элси Райт сказала, что все пять

фотографий были подделкой, а Френсис Гриффите сказала,

что четыре были подделкой, а одна была настоящая. И они

сказали, что Элси срисовала фей из книги под названием

«Книга даров принцессы Марии» Артура Шепперсона.

Это доказывает, что иногда люди сами хотят быть глупыми и

не желают знать правды.

И еще это доказывает, что эта штука под названием Бритва

Оккама – на самом деле правда. Бритва Оккама – это не

лезвие, которым бреются, а такой закон, и он гласит:

«Enita non sunt multiplicanda praeter necessitatem".

И в переводе с латыни это значит:

«Не следует множить сущности без необходимости».

Что означает: жертву преступления, скорее всего, убил тот, кто

был с ней знаком; феи сделаны из бумаги; и невозможно

поговорить с человеком, который уже умер.

 

149

В понедельник, когда я пришел в школу, Шивон спросила,

откуда у меня на лице ссадина. Я сказал, что отец

рассердился и схватил меня за плечо, и потому я его ударил,

и у нас произошла драка. Шивон спросила, ударил ли меня

отец, и я сказал, что не знаю, поскольку я очень рассердился

и с моей памятью случилось что-то непонятное. И она

спросила, может быть, отец ударил меня, потому что тоже

очень рассердился. И я сказал, он меня не ударил, только

схватил, но он и правда был очень сердит. А Шивон спросила,

- 77 -

сильно ли он меня схватил, и я сказал, что сильно. А Шивон

спросила: может, я боюсь идти домой? А я сказал, что нет. И

тогда она спросила: может, я хочу поговорить об этом? И я

сказал, что не хочу. И она сказала: «Ладно», – и больше мы об

этом не говорили. Потому что можно схватить человека за

руку или за плечо, если ты сердишься. Но никого нельзя

хватать за лицо или за волосы. И бить человека – это тоже

очень плохо, кроме тех случаев, когда ты уже с кем-то

дерешься. Тогда это не так плохо.

Когда я вернулся домой из школы, отец еще был на работе,

так что я пошел на кухню и вынул ключ из китайского горшка в

виде монаха. Я отпер заднюю дверь, вышел в сад и заглянул

в мусорный ящик в поисках своей книги.

Я хотел получить свою книгу обратно, потому что мне

нравилось ее писать. Я люблю работать над разными

проектами, особенно если это сложные проекты – вроде книги.

И еще я до сих пор не узнал, кто же убил Веллингтона, а в

свою книгу я записывал все ключи к разгадке, которые

обнаружил. И мне не хотелось бы, чтобы все это пропало.

Но в мусорном ящике книги не было.

Я закрыл крышку ящика и пошел в сад, чтобы заглянуть в

мусорное ведро, куда отец кидал садовые отходы: скошенную

траву и яблоки, которые упали с деревьев. Но там моей книги

тоже не было.

Я подумал, может, отец положил книгу в машину, отвез ее на

свалку и выбросил в один из тамошних больших мусорных

баков. Но мне бы не хотелось, чтобы это было правдой,

поскольку это значит, что больше я ее не увижу.

Была еще возможность, что отец спрятал книгу где-то в доме.

Так что я решил произвести расследование и выяснить, сумею

ли я ее отыскать. Только мне нужно было очень внимательно

слушать, чтобы не упустить момент, когда машина отца

остановится возле дома. Потому что отец не должен поймать

меня за детективной работой.

Я начал оглядывать кухню. Моя книга размером примерно 25

см х 35 см х 1 см, так что ее нельзя спрятать в очень

маленьком месте. Это значит, что в маленьких местах искать

не надо. Я заглянул на буфет, и за выдвижные ящики, и под

плиту. Чтобы исследовать темное место за буфетом, я

- 78 -

воспользовался фонариком и зеркальцем. Там были мышиные

норы, и через них мыши могли выходить в сад, чтобы

разводить там своих детей.

Потом я обыскал чулан.

Потом я обыскал столовую.

Потом я обыскал гостиную и под диваном нашел давно

потерянное колесо от модели «мессершмитта».

Потом мне послышалось, что отец входит в наружную дверь, и

я вскочил. Пытаясь встать побыстрее, ударился коленкой об

угол кофейного столика. Было очень больно. Но оказалось,

что это всего лишь наркоман из соседнего дома уронил что-то

на пол.

Тогда я поднялся наверх, но в своей комнате искать не стал,

поскольку рассудил, что отец не станет что-то прятать от меня

в моей собственной комнате, – разве что он пустился на

двойную хитрость, как в настоящих детективах. Так что я

решил обыскать свою комнату только в том случае, если не

найду книгу нигде больше.

Я осмотрел ванную, но там единственное место, куда можно

спрятать книгу, – это сушильный шкаф, а в нем ничего не

оказалось.

Из всех комнат дома осталась только спальня отца, но я не

знал, искать ли мне там, поскольку отец уже давно запретил

мне что-либо трогать у него в комнате. Но если он хотел что

то от меня спрятать, то его спальня – самое лучшее место.

Так что я решил, что ничего не нарушу у него в комнате. Я

передвину вещи, а потом положу их на место. Тогда отец не

узнает, что я сделал, и не рассердится.

Сначала я поискал под кроватью. Там было 7 ботинок, гребень

с большим количеством волос между зубьями, кусочек медной

трубки, шоколадное печенье порножурнал под названием

«Фиеста», дохлая пчела галстук-бабочка и деревянная ложка.

Но моей книги там не было. Потом я заглянул в ящики по обе

стороны туалетного столика. Там был аспирин, маникюрные

ножницы, батарейки, зубная нить, ватный тампон и носовой

платок. Еще там лежал запасной вставной зуб – на случай,

если отец потеряет тот зуб, который ему вставили, когда он

выбил настоящий зуб, вешая кормушку в саду и упав со

стремянки. Но моей книги не было.

- 79 -

Тогда я посмотрел в платяном шкафу. В нем висело много

разной одежды, а сверху была еще полка, куда я мог за

глянуть, только встав на кровать. И потому мне пришлось

снять ботинки, чтобы не оставить грязных следов, так как это

будет уликой, если отец решит провести расследование. Но на

полке лежали только порножурналы, сломанный тостер,

двенадцать проволочных вешалок и старый мамин фен.

Внизу шкафа был ящик для инструментов, и там лежали

всякие инструменты: сверло, кисть, несколько шурупов и

молоток. Но все это я мог увидеть и не открывая ящика,

потому что он был сделан из прозрачного серого пластика.

Потом я заметил, что под ящиком для инструментов есть еще

один ящик. Это был старый ящик от шкафа, который

назывался бельевым, потому что некоторые хранят там свои

рубашки. И когда я открыл его, я увидел там свою книгу.

И я не знал, что мне делать.

Я был счастлив, потому что отец не выбросил мою книгу. Но

если я ее возьму, он узнает, что я трогал вещи в его комнате, и

рассердится. И еще, я ведь дал слово ничего не трогать в его

комнате.

А потом я услышал, как около дома остановился фургон, и,

значит, нужно было думать скорее и действовать разумно. Так

что я решил оставить книгу там, где она была, поскольку я

рассудил, что отец не собирается ее выбрасывать, раз

положил в ящик для рубашек. И я мог перенести записи в

другую книгу и держать ее в секрете ото всех. А потом позже

отец, возможно, передумает и отдаст мне первую книгу, тогда

я смогу скопировать новую книгу туда. А если он ее никогда не

отдаст – все равно, я помню большую часть того, что написал,

и могу переписать все это во вторую тайную книгу. И если я

захочу что-нибудь уточнить, я смогу прийти в комнату отца,

когда его не будет дома, и проверить, верно ли я все

запомнил.

Тут я услышал, как отец захлопнул дверь фургона.

И тогда я увидел конверт.

Это было письмо, адресованное мне. Оно лежало под моей

книгой в ящике для рубашек. Я посмотрел. Конверт был не

распечатан, и на нем было написано:

 

- 80 -

Кристофер Бун

36 Рэндольф-стрит

Суиндон Уилтшир

 

Потом я заметил, что там еще много других конвертов – и все

они адресованы мне. И это было интересно и одновременно

странно.

А потом я увидел, как были написаны слова «Кристофер» и

«Суиндон».

 

Я знаю только трех человек, которые ставят маленькие

кружочки вместо точек над буквой i. Один из них -мистер

Локсли, который преподает в нашей школе, еще – Шивон, а

третья была мать.

И тут я услышал, что отец открывает наружную дверь, так что

я взял один конверт из-под книги, опустил крышку

рубашечного ящика, поставил сверху ящик для инструментов

и очень аккуратно закрыл дверь шкафа.

Потом отец позвал:

– Кристофер?

Я ничего не сказал, потому что иначе он мог понять, где я

нахожусь. Я встал, обошел кровать и пошел к двери, держа

конверт и стараясь производить как можно меньше шума.

Отец стоял внизу, у лестницы. Я подумал, что он может

увидеть меня, но он просматривал почту, которая пришла

утром, и голова его была опущена. Потом он отошел от

лестницы и направился в кухню, а я очень тихо закрыл дверь

его комнаты и зашел к себе.

Я хотел посмотреть на письмо, но нельзя было сердить отца.

Поэтому я сунул конверт под матрац, спустился вниз и сказал

отцу:

– Привет.

И он спросил:

– Ну, что поделывал сегодня, молодой человек?

А я ответил:

– Сегодня мы занимались социальными навыками с миссис

Грэй: использование денег и общественный транспорт. А за

ланчем я съел томатный суп и три яблока. Днем я немного

занимался математикой, а потом мы ходили в парк с миссис

- 81 -

Питере и собирали листья, чтобы делать коллажи.

И отец сказал:

– Отлично, отлично. Как ты смотришь, если мы приготовим на

ужин чоу?

Чоу-это такая еда.

Я ответил, что хочу бобов и брокколи.

А отец сказал:

– Да легко.

Потом я сел на диван и немного почитал книгу Джеймса

Глейка, которая называлась «Хаос».

Потом я пошел на кухню и поел бобов и брокколи, а отец ел

сосиски и яйца с поджаренным хлебом и пил чай.

А потом отец сказал:

– Я хочу повесить в гостиной эти полки, если ты не

возражаешь. Боюсь, будет немного шумновато, так что, если

ты хочешь посмотреть телевизор, придется отнести его

наверх.

Я ответил:

– Я пойду к себе в комнату.

Отец сказал:

– Молодец.

А я сказал:

– Спасибо за ужин. – Потому что это значит быть вежливым.

Отец ответил:

– Не за что, малыш.

И я пошел в свою комнату.

Войдя, я плотно закрыл дверь и достал из-под матраца

конверт. Я посмотрел письмо на свет, чтобы определить, что в

конверте, но бумага была слишком плотной. Я задумался,

можно ли мне открыть конверт – ведь я взял его из комнаты

отца. Но я решил, что, раз письмо адресовано мне, значит,

оно мое и я имею право его открыть.

Так что я распечатал конверт.

Внутри лежало письмо.

И вот что там было написано:

 

451с Чептер-роуд

Уиллзден

Лондон NW2 5NG

- 82 -

0208 887 8907

Дорогой Кристофер!

Извини, что так долго не писала тебе. Я была очень занята. Я

получила новую работу – место секретаря на фабрике, где

делают всякие вещи из стали. Тебе бы там понравилось. На

фабрике полно огромных машин, которые делают сталь, и

режут ее, и складывают в любые формы, какие нужно. На этой

неделе на фабрике делали крышу для кафе в торговом центре

в Бирмингеме. Это будет крыша в виде огромного цветка, а

над ней растянут огромный тент.

Еще мы переехали в новую квартиру, как ты видишь из

адреса. Она не такая милая, как старая, и я не очень люблю

Уиллзден, но Роджеру отсюда удобнее ездить на работу.

Кроме того, эту квартиру он купил, а прежнюю просто снимал.

Так что здесь мы можем поставить нашу собственную мебель

и раскрасить стены так. как нам захочется.

Вот потому-то и прошло так много времени с тех пор, как я

писала тебе в последний раз. Сначала нам пришлось долго

упаковывать вещи, потом – долго их распаковывать. А потом я

устраивалась на новую работу.

Я сегодня очень устала и хочу пойти спать, так что сейчас я

заканчиваю письмо и завтра утром опущу его в ящик. Но

очень-очень скоро я опять тебе напишу.

Ты до сих пор мне не ответил, и потому я догадываюсь, что ты

до сих пор злишься на меня. Но я люблю тебя и надеюсь, что

ты не будешь сердиться вечно. И я бы хотела, чтобы ты

написал мне письмо (но не забудь, что у меня теперь новый

адрес).

Думаю о тебе постоянно.

С любовью,

мама.

 

И я очень сильно растерялся, потому что мать никогда не

работала секретарем на фабрике, где делают вещи из стали.

Она работала секретарем в автосервисе, в центре города. И

мать никогда не жила в Лондоне. Мать всегда жила с нами. И

никогда раньше она не писала мне писем.

В письме не было даты, так что я не мог выяснить, когда оно

написано, и я задумался: может, это кто-то другой написал

- 83 -

письмо и притворяется матерью?

И потом я посмотрел на конверт и увидел почтовый штемпель.

А на штемпеле стояла дата. Разобрать ее было непросто, но

там было написано:

 

Это значит, что письмо отправлено 16 октября 1997 года, то

есть через 18 месяцев после того, как мать умерла.

А потом дверь моей к